ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушку охватило искушение вытащить пробку и посмотреть, выльется море или нет. Она поборола его, но поддалась другому — схватила бутылку и потрясла ее. «Небо» потемнело; на палубу обрушились пенные валы, и корабль накренился. Полил жуткий дождь. Моряки размером с муравьев начали хвататься кто за что, и Кариган даже послышались крики капитана сквозь рев моря. «Спускать паруса! Парни, смотрите на верхний парус, он падает! — А следом: — Человек за бортом!»

Моряки заторопились на корму, перебираясь от опоры к опоре, стараясь не дать волне смыть их. Увы, когда они добрались до цели, их товарищ уже скрылся под бушующими водами.

Кариган торопливо поставила бутылку на место и в ужасе отошла, пытаясь убедить себя, что все это волшебная иллюзия и маленькие фигурки на борту не попали в беду по ее вине.

Со временем буря улеглась, море стихло. Команда бросила якорь и принялась чинить паруса и снасти. Кариган невольно вздохнула с облегчением.

Следом девушка взяла прозрачный круглый хрустальный шар. В то же мгновение из него заструились ослепительные серебряные лучи. По ноющим мышцам разлилось тепло, которого не смогла дать даже ванна. Кариган подумала, что у нее в руках пойманный лунный луч вроде тех, которые пытаются изловить дети безоблачными ночами. Ей и самой случалось гоняться за неуловимым светом. Но никому еще не удавалось схватить его. Говорили, только эльты достаточно быстры, но кто знает, живет ли этот прекрасный народ в Эльтском лесу в наши дни?

Кариган не верила, что лунный луч можно поймать, но и объяснить, что за свет струится из кристалла, не могла. Она подержалась за него, давая теплу охватить ее целиком.

Следом внимание девушки привлекла маленькая арфа. Она была старее любых, виденных в музее Селиума, и красотой поразила бы даже короля. Кариган провела рукой по золотым струнам и поразилась чистым, словно человеческие голоса, тонам. Отдельные струны рождали прекрасные звуки, а вместе они образовывали неземную гармонию, словно в комнате рядом с ней был Селиумский хорал.

«Готова поспорить, Эстрал понравилось бы».

Хотя сама Кариган не умела толком играть ни на одном инструменте, с этой арфой в руках она любому показалась бы настоящим виртуозом. Каких бы струн ни касалась девушка, они звучали так прекрасно, что хотелось играть долго-долго. Все вещи в комнате откликались на чудесные звуки. Свет в кристалле засиял ярче, маленькие моряки застыли на палубе, словно прислушиваясь, а корабль замер на зеркальной поверхности моря. Вздрогнув, Кариган отложила инструмент, и ей показалось, что комната разочарованно потускнела.

Смеркалось, и когда угасли последние лучи света, темное небо усыпали бесчисленные точки звезд. В библиотеке горел очаг, не нуждавшийся в дровах, и светился хрустальный шар, поэтому там оставалось светло и уютно. На столе лежали и другие интересные предметы, но Кариган решила не трогать их. Слишком уж они странные…

Вместо этого она подошла к полкам. Невзирая на отсутствие профессора Флореса, на книгах не было ни пылинки. Очевидно, о них продолжали с любовью заботиться. Любопытная ученица провела пальцем по корешкам. Они слегка пахли кожей и чернилами, но вовсе не плесенью. Это были книги по истории Сакоридии — начиная от «Основания кланов Сакора» и заканчивая исследованием «Дом Хилландера: рассказ о монархии наших дней».

Огромный раздел посвящался Рованнии. Одна любопытная книга называлась «Иллюстрированная архитектура королевского дома Рова». Отец Кариган как-то раз был в замке в Анданне и рассказывал дочери о чудесах жилища правителей. Здесь девушка увидела рисунки, подробно изображающие запомнившиеся ей из отцовского рассказа детали, например, крышу замка, отражающую свет и сверкающую подобно солнцу. В старину народ приписывал это благосклонности богини к королевскому дому. В книге говорилось, что крыша состоит из сотен зеркал.

Некоторые фолианты оказались рукописными, и Кариган, как ни старалась, не смогла разобрать старинную вязь. Еще было много томов или на совсем незнакомых, или на давно забытых языках.

Одна из этих книг называлась «Переводы с древнеэльтского». Эльтский, понятное дело, был языком эльтов. Девушка пролистала рукопись. Прекрасные символы чуждой речи переливались в свете кристалла. Кариган прочитала вслух слова, переведенные посимвольно на всеобщий язык, и каждому негромко вторила арфа. Гостья поспешно захлопнула фолиант и поставила его на полку.

Впрочем, не особенно смутившись, Кариган продолжила свои изыскания и вскарабкалась на лесенку, которую можно было двигать вдоль рядов шкафов. Здесь она отыскала книги по науке. Целый ряд посвящался магическим искусствам. Раскрыв один из томов, девушка увидела только пустые страницы. Неудивительно, что магия остается тайной!

Остальные книги показались довольно скучными. Некоторые посвящались этикету, но Кариган усомнилась, что они входили в коллекцию самого профессора. Оставив книги, девушка прошлась по библиотеке, потягиваясь. Слишком много дней в седле и слишком много ночей на земле. Под ногами скрипели половицы, и гостья начала думать, когда же за ней вернется мисс Мирта.

Ее внимание снова привлек телескоп. В свете огня он казался золотым, а не медным, и возбуждал любопытство. Девушке представлялась редкая возможность посмотреть на звезды. В школе учителя тряслись над подзорными трубами, позволяя лишь нескольким избранным прикасаться к ним. Кариган наклонилась и прильнула к окуляру.

Пока любительница звездного неба настраивала телескоп, перед ней плясали мириады небесных огней. Она отыскала Меч Севелоны, созвездие из семи ярких точек в форме креста, а следом за ним Ковш. Мощность линзы удивила бы любого. С этим прибором могли сравниться только те, что находились в обсерватории Селиума.

Согласно легенде, великая героиня по имени Севелона однажды служила богу и богине, творя угодные им дела на земле, верша правосудие, как того хотели бессмертные. Впрочем, гласит предание, она нередко потакала своим собратьям-людям, а вовсе не богам. После нескольких жизней доброго труда Айрик и Айрион вознаградили Севелону, позволив ей подняться по хрустальной лестнице к небесам и вечно обитать там рука об руку с бессмертными.

Когда героиня дошла до последней площадки, она отбросила в сторону меч, и в наши дни можно увидеть, как он летит по небу. Весной он указывает острием вверх, словно в знак приветствия, однако вместе с временами года его положение меняется, пока к зиме кончик не опустится в позицию «отдыхающий воин». Потом меч покидает небеса, а следующей весной снова возвращается — огромный и яркий.

Любопытно, что в сакоридской легенде Севелона — женщина, а в рованнской — мужчина, невзирая на огромную статую героини в облике женщины, стоящую в главной зале дворца в Ранданне. Впрочем, независимо от пола, о подвигах Севелоны рассказывали детям в обеих странах. Она рисовалась рыцарственной, отважной и доброй, а бог и богиня — капризными, любящими поиграть людьми ради собственного развлечения. Кариган нередко размышляла, так ли замечательна была Севелона, как рисует ее предание.

Она уж было собиралась перевести телескоп на что-нибудь другое, как звезды закрутились у нее в глазах. Как девушка ни старалась, ей не удавалось сфокусировать взгляд. Перед ней начали разворачиваться картины, и бедняга никакими силами не могла оторваться от окуляра.

Словно в калейдоскопе перед ней завертелись вечнозеленые деревья. Части картинки встали на место, и Кариган увидела до боли знакомый лес Зеленый Плащ и бесконечные мили северного тракта. На дороге замерла рыжая белка, потом заспешила прочь, скрывшись в подлеске и тени деревьев. На вершину ели опустился ворон, и та согнулась под его весом. Он настороженно каркнул и взмахнул крыльями. Воцарилась тишина.

Хотя Кариган не узнавала конкретный кусок дороги, он казался знакомым. С другой стороны, не отличишь одну часть Зеленого Плаща от другой — везде одни и те же мили без конца петляющей дороги.

Внимание девушки привлекло едва заметное движение, и телескоп послушно перенес ее взгляд туда. И вдруг перед ней оказалась сама Кариган, ведущая Коня под уздцы прочь от тела Ф'риана Коблбея. Скакун понуро ступал за ней, наклонив голову, а сама девушка явно предавалась размышлениям.

11
{"b":"4744","o":1}