ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Было такое дело.

Путники обогнули поворот, и что-то привлекло внимание Коня. Кариган в видении тоже обернулась, как ей и помнилось, но вновь ничего не увидела. Однако теперь наблюдательница отследила идущую за конем и девушкой прозрачную фигуру, согбенную, одетую в зеленое, с двумя стрелами, торчащими из спины.

Видение рассеклось, словно смытое водой. Кариган не успела даже его обдумать как следует. Перед глазами возникла новая картина. Мир вокруг заливали солнечные лучи. Больше ничего о месте происходящего ей не удалось понять. Вид заслоняли солдаты Сардж и Турсгад. Телескоп медленно повернулся, давая ей возможность заглянуть за их плечи.

На земле сидел капитан Иммерез — из раненой руки текла алая река. Отрубленная кисть лежала на мокрой, окровавленной земле, белая, как полотно. Пальцы все еще бесполезно сжимали рукоять плети.

Кариган в отвращении попыталась отстраниться от окуляра, но что-то ее крепко удерживало.

— Я убью проклятую зеленюгу, — выдохнул капитан Иммерез прямо ей в ухо.

И снова будто страницу перелистнули. Картина изменилась. Все затопила чернильно-черная тьма. В ней появилось лицо Иммереза, похожее на сияющий шар. Резкие черты подсвечивал открытый огонь — как камин или свеча. Капитан приблизился к девушке, водя головой, чтобы рассмотреть ее своим единственным глазом. Половина лица оказалась в тени. Иммерез улыбнулся.

Глаза залил липкий пот, и черты капитана начали расплываться, превращаясь в светлое пятно. Кариган быстро моргнула, и взгляд снова сфокусировался. Иммерез отступил на шаг, и его окружила тьма. Он поднес к самому ее лицу руку, лишенную кисти. Теперь на конце крепился железный крюк. Капитан показал новое оружие со всех сторон, чтобы девушка как следует рассмотрела его. Металл блеснул, поймав неведомый лучик.

Затем Иммерез безжалостно вонзил крюк прямо ей под глаз. Кариган вскрикнула от резкой, острой боли.

«Наконец-то мы встретились, зеленюга», — сказал он.

Глаз налился болью. Девушка придушенно застонала, желая закричать во все горло, но она и вздохнуть толком не могла. Ей хотелось схватиться за глаз, но руки словно связали — никак не удавалось шевельнуть ими. Собственное порывистое дыхание отдавалось в ушах. И снова боль…

Лицо Иммереза исчезло, а вместе с ним и мука.

Следующая сцена разворачивалась под ясным голубым небом. Холодный весенний ветер гнал облака. Кариган стояла на зеленом тренировочном поле в Селиуме, на одном из множества учебных рингов, истоптанных тысячами ног. Вокруг ученицы собралась толпа. Она приставила кончик деревянного меча к шее Тимаса Мирвелла, лежащего перед ней на земле.

— Убит, — проговорила победительница.

Тимас выплюнул изо рта песок. Вопли наблюдателей сменились полной тишиной.

Г’леидеон, — проговорил побежденный, — это был нечестный бой — не по правилам!

Парень поднялся на ноги, вытирая с лица грязь и слюну. Он был невысок ростом и смотрел на девушку снизу вверх.

— Не знаю, Тимас, — заметил один из зрителей. — По правилам или нет, но в зону смертельного удара она попала.

Толпа согласно зашумела.

Кариган-наблюдатель пыталась оторваться от окуляра телескопа, однако по-прежнему не могла шелохнуться. «Неужели обязательно заново переживать это?» Словно в ответ события продолжали разворачиваться дальше.

— Нечестно! — закричал Тимас.

— Просто ты пока владеешь мечом хуже, чем она, — заметил еще один зритель, и многие в толпе засмеялись. — Тоже мне лучший боец в классе.

Тимас яростно сплюнул. Кариган улыбнулась публике и отвесила всем глубокий, дурашливый поклон. Тимас воспользовался ее беззащитностью и ударил деревянным мечом по плечу. Пораженная девушка упала на четвереньки. Спину пронзила острая боль. Толпа снова затихла, не зная, как реагировать.

— Что здесь происходит?

Люди расступились, пропуская вперед коренастого человека с седыми волосами. Учитель боевых искусств Рэндл схватил Тимаса за кисть и выкрутил ее, вынудив парня бросить меч. Отпустил он нерадивого ученика, только когда тот перестал вырываться и лягаться.

Потом Рэндл протянул руку Кариган и помог ей подняться.

— С тобой все в порядке? — ворчливо спросил он.

Девушка досмотрела сцену до конца. Как мастер Рэндл унизил Тимаса, назначив в наказание за нападение со спины месяц нудной работы; как тот же преподаватель похвалил ее искусство боя и предложил заниматься с ней отдельно. Да, все происходящее было знакомым наблюдательнице, кроме одного. Тогда она не заметила, с какой ненавистью Тимас Мирвелл смотрел на разговор победительницы с учителем.

Кариган поежилась. Тимас сумел отомстить ей, пожаловавшись родственникам, живущим в городе. Те обратились к декану и попечительскому совету. Девчонка начала драку. Она же виновата во всем.

Картинка постепенно померкла. Рэндл по-прежнему что-то негромко говорил, а Тимас смотрел с яростной ненавистью.

Кариган попыталась оторваться от окуляра, чтобы не рассматривать больше неприятных видений, но телескоп еще не все ей показал.

Яркий день сменился темной ночью. Взгляд не различал почти ничего, кроме всадника, закутанного в серый плащ с капюшоном, скачущего на серой лошади. Девушку необъяснимо влекло к всаднику, хотя одновременно к горлу подступил страх. Неведомый обернулся. Под капюшоном невозможно было разобрать черты, и все же Кариган почувствовала на себе холодный взгляд, словно путник видел беглянку в библиотеке. В сердце вонзились острые ножи ужаса.

— Кто ты? — требовательно спросил он. — Кто наблюдает за мной?

Скрытые глаза искали ее. Неизвестный улыбнулся.

— Сквозь зеркало можно видеть в обе стороны, — проговорил он.

Кариган едва не закричала от ужаса.

Телескоп, или, быть может, на сей раз ее собственная воля, но что-то вырвало девушку из кошмара. Не успела бедняга отдышаться, как ей открылась новая картина. На нее грустно смотрел человек с миндалевидными карими глазами. Девушка не могла различить, где происходит действие, но казалось, будто бы в крепости или тюрьме.

— Кари, — сказал человек. — Ты нужна мне. Ты нужна мне здесь. Пожалуйста, не соглашайся на эту миссию. Она опасна, а мне разрывает сердце на части мысль о вечной разлуке с тобой.

Человек нуждается в ней? Какое у него право говорить так? Кариган попыталась окликнуть его, коснуться, но не могла ни двинуться, ни издать звука. «Какая миссия? — хотелось спросить ей — Какая опасность?»

Картинка задрожала и померкла. Девушка неожиданно почувствовала себя одинокой как никогда. В телескопе снова были видны звезды. Освобожденная от заклятия Кариган повалилась на колени, измученная, дрожащая и мокрая насквозь. В голове гудело.

Беглянка сжала кристалл и побрела, шатаясь, к мягкому креслу у негаснущего огня. Она свернулась калачиком, и тепло волшебного камня охватило ее целиком.

Интрига

Кариган и не поняла, что заснула в уютном кресле, пока мисс Мирта не разбудила ее, ласково подергав за руку.

— Ужин готов, дитя. Летиция превзошла сама себя.

Кариган потянулась и зевнула. В рассеянности девушка едва не унесла из комнаты хрустальный шар, но все же вовремя заметила свою оплошность и вернула его на столик покойного профессора Флореса. Из всех таинственных предметов в библиотеке один кристалл был источником тепла и света и не обладал неожиданными свойствами. Гостья выпустила шар из рук, и в тот же миг серебряный свет померк. Без этого сияния комната показалась темной и неуютной.

— Вот это да, — проговорила мисс Мирта, выводя Кариган из комнаты. — Давненько не светился наш лунный камень. Он не повинуется нам с сестрой.

— Лунный камень?

— Ну да. В нем заключен серебряный лунный луч.

У Кариган побежали мурашки по спине.

— Вы не хотите сказать, что он в самом деле…

— Ну разумеется, хочу. Много лет назад его подарил отцу один эльт, — улыбнулась мисс Мирта, мечтательно прикрывая глаза. — Я очень люблю сказание о Лаурелин Лунном Сне, как она построила замок из серебряных лучей. А тебе нравится эта история? Замок именовался Серебряная Душа. Мой отец мечтал отправиться на его поиски, но, к сожалению, папу все время занимали другие дела, а потом он стал слишком стар для подобных приключений.

12
{"b":"4744","o":1}