ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не только… с Летицией? — Кариган огляделась, думая, сколько же невидимых слуг может находиться в этот миг в комнате. Ей стало не по себе.

— Ну, есть еще Ральф, конюший, и Фарнхам, садовник.

— И они стали невидимыми совершенно случайно?

— Именно так, дитя, — печально кивнула мисс Мирта. — Видишь ли, Летиция вечно бранила отца. Он был вынужден выслушивать ворчание по поводу грязи, притащенной из сада, про магическую пыль в библиотеке, которую пришлось вытирать… Папу занимали исследования и вовсе не волновали проблемы оттирания капель воска со стола и укладки бумаги ровными стопками.

И вот однажды, когда отец, сидя в библиотеке, изучал какое-то очередное колдовство, в дверях появилась Летиция, упирая руки в боки. «Опять вашим делом занялись, профессор? — заявила она. — Вы прольете мерзкую жидкость из стакана и испортите полировку прекрасного стола. И что тогда делать? А ведь Хершел отполировал его заново только месяц назад!»

— А кто такой Хершел? — спросила Кариган.

— Он был мастером на все руки. Кажется, жил с нашей семьей лет сто. Мы думаем, что он умер. Вещи ломаются, а никто их не чинит. — Мисс Мирта грустно вздохнула. — Даже если Хершел лежит где-нибудь мертвый, мы этого не увидим — Старушка помолчала и продолжила рассказ: — Летиция ворчала, пока отец не приказал ей замолчать: «Мне нужна тишина, женщина, а не твои постоянные упреки».

Летиция не из тех, кто будет спокойно сидеть, когда хаос, пыль и кипящие жидкости грозят ее царству порядка и домашнего уюта. Но на этот раз она зашла слишком далеко.

«Сэр, — сказала она, размахивая грязной тряпкой, словно свидетель, представляющий в суде важную улику. — Позвольте вам напомнить, что вы угрожаете санитарному состоянию дома, а ведь у вас две дочери!» За упреком еще последовало цоканье языком. «Тцк, тцк, тцк». И тогда-то это и случилось.

— Это? — спросила Кариган.

Мисс Мирта принялась обмахиваться рукой, как веером.

— Да, это. Она цокнула языком лишний раз, и у отца кончилось терпение. Вспомни, они переругивались таким образом уже долгие годы, и напряжение все росло. Отец закричал: «Слуг должно быть не видно и не слышно!» Этого оказалось достаточно! С тех пор мы не видели и не слышали ни одного из слуг. Ни единого. Но мы знаем, что они здесь.

— Подождите, — подняла руки Кариган. — Ваш отец сказал, что слуг должно быть не видно и не слышно, и Летиция с прочими людьми просто исчезли?

— Ну нет, дитя. Боги свидетели, я не чета Мирике как рассказчик. Я забыла один очень важный факт. «Мерзкая» жидкость, которая могла испортить полировку стола, была волшебной. Поэтому сказанные отцом слова немедленно исполнились. И он не смог ничего изменить.

Кариган пришла в ужас.

— И слуги остались с вами даже после того, как ваш отец сделал их невидимыми? Разве они не разозлились?

— Разумеется, они огорчились, дитя. Очень огорчились. Но они остались, надеясь, что отец найдет другое заклинание и вернет все на круги своя. Он и искал до изнеможения, загоняя Себя, до самой смерти. Его терзали угрызения совести, и слуги знали это. И да, конечно, они работали у нас. Разве можно найти новое место, если ты невидим?

— И так оно и будет? — спросила девушка. — Летиция и прочие будут невидимыми до конца дней своих?

Мисс Мирта печально кивнула.

— Мы стараемся обращаться с ними хорошо, как только можем, и продолжаем поиски контрзаклятия. От отца мы не много узнали про магию, и все же пока ничто не в силах помочь нашим слугам. Увы, ответа может не быть вообще.

На сей раз Кариган не ответила, а мисс Мирта поднялась со стула и погладила ее по плечу.

— Я же говорю, это грустная история, которая продолжает тяготить нас. Тем временем мы живем как можем, и, — тут она заговорила шепотом, — следим за своими словами. Никогда не знаешь, кто нас слушает!

Полная старушка направилась к двери.

— Если что-нибудь понадобится, только позови. Моя спальня дальше по коридору. Бедняжка Мирика не слишком дружна с лестницами в последнее время, поэтому занимает дальнюю комнату внизу. Спи спокойно. Завтрак подадут, когда ты проснешься.

Кариган осталась одна в комнате, которая, как и все в доме, была меблирована с большим вкусом. На подставке для умывальных принадлежностей стояли чаша и фарфоровый кувшин. Тяжелый резной шкаф, украшенный изображениями сосновых веток и шишек, закрывали вышитые салфетки. В ногах кровати стоял большой кедровый сундук, полный грубых шерстяных одеял. Поверх перины лежало яркое покрывало с узором в виде ромбиков.

Девушка с удовлетворением посмотрела на выстиранную одежду, аккуратно сложенную на краю кровати. Вестница сняла крылатого коня с халата и приколола на безупречно чистый плащ.

Кариган полезла в карман в поисках любовного письма и обнаружила его целым и невредимым. Благодаря чуду, а может, своей дотошности, бдительная Летиция вытащила его перед чисткой из кармана, а потом положила обратно. Сумка с посланием к королю также лежала на кровати. Прежде вестница не осмеливалась открыть ее. Хотя девушка вполне доверяла сестрам, теперь она все же решила проверить, что внутри. Там оказался конверт, запечатанный сургучом с изображением крылатого коня. Значит, все вещи на месте, можно спать спокойно.

В этот миг девушка увидела себя в зеркале у туалетного столика. Вообще-то в длинной ночной рубашке и с распущенными волосами вестница походила на призрака. Кариган подошла поближе. В целом она почти не изменилась за время пути. Разве что щеки немного ввалились.

Под левым глазом обнаружилось пятно. При ближайшем рассмотрении пятно оказалось вовсе не пятном, а покрасневшей царапиной в форме полумесяца, чуть выше скулы и чуть ниже глаза.

Кариган вспомнился Иммерез в телескопе, касание его холодного железного крюка к щеке. Девушка дотронулась до отметины дрожащими пальцами и поспешно отвернулась от серебряного зеркала. Это всего лишь совпадение, твердо решила она. Такая царапина могла появиться после скачки по кустам или от случайного касания ногтя. Или еще откуда-нибудь.

Воображение разыгралось от усталости, решила Кариган, и легла спать, не откладывая. Постель напоминала бабушкину — такая высокая, что даже стульчик приставили для удобства залезания. Кариган улеглась на пуховую перину, закуталась поплотнее в одеяло. Ей не верилось, что она пробыла с сестрами только один день.

Сегодня поздним утром вестница уснула на мху, не вполне понимая, как оказалась в этом месте. А вечером лежит на роскошной перине под прохладными, чистыми простынями, пахнущими свежестью. Кариган погасила лампу и удовлетворенно вздохнула. День получился очень странный, но ничто в этой Уютной комнате и удобной постели не вызывало ни малейшего оттенка подозрительности.

Девушка устроилась поудобнее. Дом затопила тишина, хотя снаружи по-весеннему ворковали голуби. На дереве под окном заухала сова, и Кариган провалилась в сон.

Поутру Конь уже ждал Кариган возле дома. Девушка проснулась от ясного тепла восходящего солнца, как и обещала мисс Мирта, уверенная, что проспала много часов. И все же солнце не успело высоко подняться над горизонтом, когда вестница окончательно встала. Хотя девушка неторопливо мылась и поедала завтрак, приготовленный невидимой Летицией, светило почти сдвинулось с места. Кажется, время в Семи Трубах было… гибким. Гостья как следует выспалась и мешкала на каждом шагу, но все равно тронулась в путь довольно рано.

Конь был оседлан, и седельные сумки до отказа набиты всякой всячиной. Каштановая шкура скакуна блестела на солнце. Кто-то, должно быть, невидимый Рольф, тщательно вымыл жеребца и расчесал, и теперь скакун казалась красивым, невзирая на необычное сложение. Кариган дружески похлопала Коня по холке.

— Перед тем, как ты отправишься в путь, дитя, — проговорила с крыльца мисс Мирика, — мы бы хотели кое-что тебе вручить.

Гостья бросила взгляд на набитые седельные сумки и собственный узелок.

— Вы уже и так дали мне так много — вся эта еда и даже одежда…

15
{"b":"4744","o":1}