ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Декан отправит воспитанников в небольшое путешествие, и ни один из них больше не будет угрозой при восхождении принца Амильтона на трон. Есть, конечно, и другие аристократы до мозга костей, которые попытаются драться за власть, но с ними придется разбираться отдельно. Дети всего лишь небольшая жертва ради великого дела.

Мирвелл сложил письмо и швырнул его в огонь. Бумага вспыхнула, начала обугливаться по краям, потом как бы сложилась и исчезла навек. Этот план требовал хорошего осмысления, но у правителя были долгие десятилетия на подобные раздумья. Только благодаря помощи Серого мага это стало возможным.

Рядом с его креслом на маленьком столике стояла раскрытая доска для игры в «Интригу», усеянная синими, зелеными и красными фигурками. Немногие стронулись с начальных позиций у края доски, потому что играл только один человек.

Мирвелл взял с окраины красного лагеря зеленого вестника. Фигурки были древними, сделанными из свинца и покрытые эмалью. Черты лица у них давно стерлись, отполированные пальцами многих поколений семейства.

Правитель поставил зеленого вестника в сторонку.

— Ты мертв.

Потом Томастин II поместил на его место нового вестника и расположил за ним трех красных солдат, двух красных рыцарей и синего убийцу.

Выводок из Канморан Вейн

Прошло несколько дней. Из примечательного в них были только весенние дожди. Кариган и Конь метались между Северным трактом и покровом леса. Они несколько раз петляли, надеясь сбить с толку Иммереза и его людей, если те по-прежнему пытаются найти их след. И все же то и дело девушке казалось, что за ними наблюдают; ей хотелось оглянуться. Ни малейших признаков погони заметить не удавалось, да и Конь совершенно не беспокоился. Может быть, за ними по-прежнему следует призрак Ф'риана Коблбея?

В середине дня во время краткого привала Кариган сидела на камне, пережевывая кусок вяленого мяса. Конь бродил неподалеку, пощипывая траву на дороге и отмахиваясь хвостом от мух. Девушка хлопнула себя по шее. Благодаря сырой погоде кусачих тварей развелось невероятно много.

Кариган уехала из Семи Труб всего лишь несколько дней назад, а уже успела соскучиться по удобствам, предоставлен гостеприимными сестрами Флорес, — мягкой постели, горячему чаю, душистым ваннам и особенно — по их беседам. Там все было очень цивилизованно. Девушка хранила дары старушек. Лунный камень остался в кармане штанов, а веточка мирики и цветок мирта покоились во внутреннем кармане плаща. Порой Кариган доставала их и видела, что растения оставались несмятыми и неувядшими, и нисколько этому не удивлялась.

Конь посмотрел на небо. Изо рта жеребца свисали травинки. Девушка последовала за направлением его взгляда, прикрывшись рукой от солнца. Высоко над ними кружил огромный орел. Судя по размеру и цвету, он принадлежал к редкой породе, живущей только в Песнекрылых горах. Таких крайне редко видели за пределами царства гор и никогда вблизи. Учитель естественной истории, мастер Иона, отказался бы от узла мастера, лишь бы насладиться таким зрелищем.

Орел парил в воздушных потоках, поднимаясь выше, потом спустился, словно высматривая что-то на земле. Кариган представила, как ветер ревет в его ушах, ерошит перья на крыльях. Какие захватывающие виды может рассмотреть птица с такой высоты! Может быть, его взор охватывает весь Зеленый Плащ до самого моря? Или достигает родных скал?

Орел начал описывать широкие круги. Он явно что-то искал — должно быть, добычу. Птица зависла ненадолго, а потом повернула на юг и скрылась из вида. Конь фыркнул и продолжил пастись.

С наступлением сумерек они двинулись оленьей тропой в сторону от дороги, чтобы поискать место для ночлега. Кариган поморщилась при мысли о ночевке на земле. Да, теперь ее спина еще не скоро придет в норму после стольких ночей на камнях и корнях. Конечно, драгоценное, хотя и потрепанное одеяло из Селиума выручало ее, но все же не заменяло пуховой перины.

Громко жужжали насекомые. У них наступило время активности, и они безжалостно вцеплялись в любой открытый участок кожи. Конь встряхнулся всем телом, чтобы избавиться от кровососов, и едва не выкинул всадницу из седла.

Кариган почесала новые волдыри на шее, мечтая о банке мази, получаемой из некоего растения с ужасным запахом, которое нередко называли травка-вонючка. Невзирая на омерзительный дух, а может, именно благодаря ему это было лучшее средство от комаров и иже с ними. Впрочем, мечтать девушка могла о чем угодно. Встретить в такой глуши мазь можно с той же вероятностью, как и пуховую перину.

Неожиданно Конь резко остановился и прижал уши. Кариган перестала чесаться.

— Что-то не так? — прошептала она. — Я ничего не вижу.

В сгущающемся сумраке было немало вещей, способных напугать любую лошадь, да только не эту. Кариган подождала и, не увидев и не услышав решительно ничего, велела Коню двигаться вперед. Вместо этого он сделал еще шаг назад.

— Я все еще не вижу… — справа зашуршали кусты, — …ничего. — Последнее слово прозвучало совсем тихо.

Кариган тщетно вглядывалась в тени, пытаясь отыскать источник шума, но в лесу повисла тишина, будто все звери умолкли, ожидая, что случится. Поводья стали скользкими от пота. Конь нервно переступал с ноги на ногу.

И стоило девушке решить, что она, должно быть, выдумала шум, как прямо из кустов перед ними, отбрасывая в стороны листья и ветки, вырвалась тварь размером больше коня и с невероятной скоростью бросилась на них.

Конь встал на дыбы, выкинув Кариган из седла.

Девушка застонала. Мир плыл и подрагивал у нее в глазах, голова гудела. Плащ и рубашка задрались, и голую спину царапала и колола земля. Дико болела лодыжка. Руки волочились по прошлогодней листве и прочему лесному мусору. Так, значит, это не голова у нее кружится, а нога запуталась в стремени, и теперь Конь тащит ее за собой.

Широко раскрыв глаза, Кариган изогнулась, пытаясь увидеть, что происходит. Оказывается, за ногу ее ухватила огромная клешня, напоминающая щипцы. Клешня эта крепилась к защищенному панцирем блюдцеобразному телу на шести лапах. Плоский хвост твари заканчивался жалом размером с хороший кинжал, с конца которого капал яд. Глаза, два черных шара, отражающих лунный свет, вертелись на стебельках. По сторонам от рта, точнее, жвала, имелись усики, которыми чудовище ощупывало дорогу перед собой, пробираясь по-крабьи через лес. Вторая клешня то и дело щелкала в направлении коня, не подпуская его близко.

Кариган едва опять не лишилась сознания, но усилием воли поборола слабость. Забвение, сколь ни привлекательно, не поможет ей. Вместо этого она закричала.

Девушка билась, словно перепуганное животное, попавшее в ловушку. Пыталась высвободиться, вырваться, но клешня крепко держала ее и даже сжалась еще сильнее, вонзившись в щиколотку. Кариган застонала от боли. Она умудрилась сесть, хоть ее и тащили по земле, и попыталась разжать клешню руками. Та оказалась твердой, как рыцарские доспехи, и не поддавалась. Пальцы начали неметь. Бедняга откинулась на спину, тяжело дыша, опустила руки, и те снова поволочились по земле. Голова пульсировала болью, и к тому же девушку жутко тошнило. Куда же ее тащит проклятая тварь?

«Боги…» Кариган подавила беспомощный всхлип, порывисто дыша. Сердце бешено колотилось в груди. «Успокойся, успокойся. Думай». Девушка заставила себя сделать несколько глубоких, спокойных вздохов, как можно лучше расслабляя мышцы, точно как учил ее мастер Рэндл.

— Поддаться страху означает верную смерть, — сказал он как-то раз. — Страху нет места на поле битвы. Ты можешь бояться, это нормально, но страх — твой главный враг.

Кариган продолжила успокоительные вздохи, думая, как бы выбраться из столь критической ситуации.

Голова стукнулась о камень, и из глаз буквально посыпались искры. Девушка снова застонала и пощупала череп. Коснувшись шишки размером с яйцо — должно быть, следствие падения с лошади, — Кариган невольно поморщилась. От камня осталась припухлость поменьше. Корни продолжали царапать спину на ходу. Неужели этот кошмар никогда не кончится? Что же можно сделать?

18
{"b":"4744","o":1}