ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Такие дороги нередко вели вечную борьбу с окружающим миром. Посреди тракта запросто могли вырасти молодые деревца, а зимой под тяжестью снега валились толстые стволы, постепенно стирая с лица земли наименее наезженные трассы. Ковер из прелой хвои приглушал шаги Кариган, придавая всей дороге заброшенный вид, хотя девушка и шагала по главному торговому пути, ведущему в Селиум с востока.

Она не останавливалась, пока не заурчало в животе от голода. Среди холодных теней леса Кариган отыскала полянку, согретую лучами солнца, и съела несколько кусков хлеба с сыром, запив их пригоршней воды из ручья, бегущего рядом с дорогой. Случалось ей пробовать напитки повкуснее, но особого выбора не было.

Перекусив, девушка плеснула воды в лицо. После ночи у дороги она чувствовала себя невероятно грязной и уже начала тосковать по горячим ваннам и полноценным обедам в школе.

— И не думай говорить, что ты жалеешь о побеге… — Кариган обернулась, словно могла разглядеть вдали на холме весь комплекс университетских зданий, похожих на храмы.

Удивительно, как ночь в придорожной канаве изменила ее взгляд на события вчерашнего дня, сделала их менее важными, менее обидными. Девушка продолжала смотреть на дорогу, которая меньше чем через день пути приводила к школе. Руки сами собой сжались в кулаки, а зубы стиснулись. Она еще покажет декану.

«Значит, вы собираетесь выгнать меня из школы? Посмотрим, как вам понравится разговор с моим отцом…» Кариган улыбнулась, представив своего отца, в ярости возвышающегося над сжавшимся в комок деканом Гейером.

Потом ее плечи опустились, и улыбка сползла с лица. Бесполезно. Отец же ей не подчиняется. А если он согласится с деканом, что наказание заслуженное?

Кариган наподдала ногой щебенку, усыпавшую дорогу, и камешки брызнули во все стороны. Боги, ну и кашу она заварила. Девушка надеялась добраться в Корсу прежде письма от декана, чтобы раньше изложить отцу свою версию произошедшего. Как ни крути, неприятностей не избежать. Может, ей наняться на купеческую баржу и навсегда уплыть от родных берегов? В конце концов, именно так некогда поступил ее отец.

Девушка сунула кулаки в карманы и, склонив голову, неохотно побрела вперед по дороге.

Она спугнула бельчонка, сидящего на пне, оставшемся от сраженного молнией дерева. Зверек запищал, а затем и завизжал, распушив хвостик. Сначала замер на месте, потом заметался по пню из стороны в сторону, совсем растерявшись.

— Прости, что напугала тебя, малыш.

Не смолкая, бельчонок бросился в кусты и побежал по усыпанной прелой листвой земле с таким шумом, будто не крохотный зверек, а огромное чудище мчалось через лес.

Кариган продолжила путь, фальшиво насвистывая мелодию. К ее удивлению, хруст сухих листьев под беличьими лапками не затих, а наоборот, сделался гораздо громче. Девушка застыла в испуге.

Шум превратился в настоящий грохот. Деревья и кусты тряслись, будто дикий зверь, гораздо больше несчастного бельчонка, ломился через бурелом. Девушке немедленно представились бешеные волки и рыси. У нее не было даже подобия оружия, чтобы защититься от зверя, а убежать Кариган не могла; казалось, она вросла в землю.

Девушка судорожно вздохнула. Кем бы ни был неизвестный зверь, он быстро приближался именно к ней.

Чудище вырвалось из леса, с хрустом ломая ветви деревьев. Кариган тяжело дышала.

Пришелец из чащи возвышался в тени деревьев, раздувая ноздри и хрипя, как адский демон. Кариган закрыла глаза и отступила на шаг. Когда она осмелилась разомкнуть ресницы, на дорогу выехал вовсе не злой дракон из легенд, а человек верхом на коне. С обоих сыпались обломки веток и оборванные листья. Конь, длинноногий гнедой, весь взмок и хрипел после нелегкой пробежки. Всадник висел на холке своего скакуна. Он был одет в зеленую форму. Ветки оставили длинные алые царапины на его бледном лице, а тело дрожало от усталости.

Он не то спешился, не то просто рухнул с коня. Кариган вскрикнула от испуга, увидев две стрелы с черными древками, торчащие из его спины.

— Пожалуйста… — Всадник поманил ее к себе рукой в алой перчатке.

Девушка нерешительно шагнула вперед.

Всадник оказался старше ее лишь на несколько лет. Черные волосы прилипли к искаженному мукой лбу. Синие глаза лихорадочно горели. При виде торчащих из спины стрел начинало казаться, что он боролся со смертью дольше, чем в человеческих силах.

Незнакомец явно был из Сакоридии. Кариган в этом не сомневалась, хотя в ее стране зеленая форма встречалась куда реже, чем черно-серебряная, носимая солдатами регулярной армии.

— Помоги…

С каждым шагом ноги у девушки дрожали все сильнее, словно отказываясь держать ее. Она опустилась на колени, не зная, чем помочь умирающему.

— Ты из Сакоридии?

— Да.

— Ты любишь свою страну и короля?

Кариган помолчала. Любопытный вопрос. Король Захарий недавно воцарился на троне, и девушка мало что о нем знала. Впрочем, не следовало демонстрировать подобные сомнения умирающему слуге Сакоридии…

— Да.

— Я посланник… Зеленый Всадник. — Тело молодого человека дернулось от боли, по губам и подбородку заструилась кровь. — Седельная сумка… важная весть для… короля. Жизнь или смерть. Если ты любишь Сакор… Сакоридию и ее короля, отвези ее. Отвези правителю.

— Я… я… — Одна половина разума Кариган призывала девушку броситься с криком ужаса прочь, а другая стремилась помочь человеку в беде. Сбежав из школы, вместо того, чтобы ждать, пока за ней приедет отец, Кариган поддалась романтической тяге к приключениям. Теперь настоящие приключения безжалостно смотрели ей в лицо.

— Пожалуйста… — прошептал всадник. — Ты…

Последние слова не дал разобрать хлынувший из горла поток крови, но ей показалось, что он сказал «единственная». Единственная что? Единственная на дороге? Единственная, способная отвезти весть?

— Я…

— Опасно… — Умирающий вздрогнул.

Все вокруг неожиданно затихло, словно мир ждал, затаив дыхание, ее решения.

Неожиданно для себя Кариган сказала.

— Я сделаю это.

Ей казалось, что слова вырвались из уст помимо воли.

— Клянешься?

Она кивнула.

— Сабля. Принеси ее мне.

Конь попятился от Кариган, но та ухватила его за поводья и вытащила клинок из седельных ножен. Изогнутое лезвие блеснуло на солнце, стоило ей взять оружие в руки. Девушка вернулась к вестнику.

— Возьмись за рукоять, — велел тот. Кариган повиновалась, и умирающий положил свои руки поверх ее. Только теперь девушка поняла, что перчатки воина не всегда были алыми. Зеленый Всадник закашлялся, и изо рта снова потекла кровь. — Поклянись… поклянись, что доставишь… весть королю Захарию… ради своей страны.

Кариган смотрела на него, широко раскрыв глаза.

— Клянись!

Ей казалось, что перед ней скорее дух, чем живой человек. Он не позволял себе умереть, пока она не принесет клятву.

— Я клянусь… Я доставлю весть ради моей страны.

Хотя слова присяги прозвучали, Зеленый Всадник не торопился испустить дух.

— Возьми брошь… с моей груди. Она помо… — Он закрыл глаза и подождал, пока пройдет приступ боли. — Поможет узнать в тебе вестника… другим Всадникам. — Голос звучал так, будто раненый силой воли заставлял воздух вырываться из своих легких. — Лети… Всадник, торопись. Не читай весть. Тогда они не смогут добыть ее… пыткой. Если попадешь в плен, разорви письмо и брось обрывки на ветер. — Теперь он говорил так тихо, что ей пришлось наклониться к его лицу, чтобы расслышать последние слова. — Бойся человека-тени.

По телу Кариган пробежала дрожь.

— Я постараюсь, — только и сказала она.

На сей раз вестник не ответил, хотя глаза все еще смотрели на нее ярким, неземным взглядом. Девушка медленно разжала пальцы, стиснувшие ее руку, и закрыла веки покойного.

До этой минуты она не замечала брошь с крылатым конем, приколотую у него над сердцем. Теперь золото засияло на солнце. Кариган машинально вытерла окровавленные руки о штаны и сняла брошь с одежды мертвого Всадника.

2
{"b":"4744","o":1}