ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кабинет представлял собой нагромождение музыкальных инструментов. Они лежали на полках, висели на стенах, стояли по углам. Некоторые были расколоты, порванные струны торчали в разные стороны с колков. На полу лежали бессчетные книги — на полках для них не хватало места. Все покрывал толстый слой пыли, а воздух сильно пахло смолой.

— И это кабинет Золотого Хранителя? — недоверчиво спросил Стевик.

— В общем-то да.

За простым сосновым столом в центре комнаты сидела девушка в синей форме. У плеча виднелся белый ученический узел. Она оторвала взгляд от книги, которую читала, и уставилась на вошедшего зелеными глазами.

— Прошу прощения, но мне срочно нужно встретиться с Хранителем Фиори.

Девушка захлопнула книгу и вздохнула.

— Я тоже была бы рада увидеть его, но лишь он сам знает, где проходят его пути.

Стевик ждал объяснений, однако девица, казалось, погрузилась в собственные мысли и не думала продолжать речь.

— Кх-кхем, — напомнил о себе купец. — О чем вы говорите?

— Он делает то, чем и следует заниматься менестрелю. Путешествует. Быть может, Хранитель находится в северных землях, Уллемской бухте, Рованнии или где угодно. Он и сам не может заранее предсказать, где окажется. Его не видели здесь уже год, а до того, как я переехала к нему, бывало и дольше.

Стевик считал себя человеком широких взглядов, и тем не менее эта девочка была не старше его Кариган. По слухам, Золотому Хранителю уже стукнуло шестьдесят, и хотя пожилые мужчины нередко женятся на молоденьких, такая разница в возрасте — настоящее преступление.

Купец подошел к пыльному окну, выходящему на школьный двор. Колокол пробил четыре раза, и звук резонировал в полу, будто раздавался совсем рядом. Из здания на площадь высыпали студенты, бредущие на другие занятия. Кариган следовало бы быть среди них, но, увы, ее там нет. Где же бедная девочка? Стевик надеялся, что на пути к дому. На подоконник опустился голубь.

— Что за Хранитель Фиори, если его никогда нет на месте и он не может следить за чем должен?

— Простите? — спросила девушка. — Я не очень хорошо слышу. Лучше бы вы говорили, глядя на меня.

Стевик пораженно повернулся. Оказывается, это не жена Фиори, а его дочь! Купец смущенно покраснел.

— Значит, вы подруга Кариган, верно? Юная Эстрал? — Кариган не раз рассказывала о том, что дочка Фиори оглохла на одно ухо после несчастного случая, но все равно обладала прекрасными способностями к музыке.

Девушка кивнула, улыбаясь.

— А вы ее отец. — Эстрал посерьезнела. — Вы ведь не видели Кариган?

— Нет. Я надеялся встретить дочь здесь. То ли сообщение о ее бегстве не успело добраться до Корсы перед моим отъездом, то ли декан не стал утруждать себя такой чепухой. — В Стевике снова начал закипать гнев, обжигая душу как огонь. — Я считаю, что в происшедшем виноват декан Гейер. Если с Кариган что-то случится…

— Это ужасно. — У Эстрал опустились плечи, и она оперлась подбородком на сложенные руки. — Я бы хотела… хотела, чтобы она вернулась. Мне ее не хватает. Без нее все вокруг кажется другим. Мне и поговорить-то не с кем, а прочие ученики только дразнятся. Кариган обычно защищала меня. Не знаю, почему ей пришло в голову сбежать. Вы знаете, что ее успеваемость начала повышаться, а мастер Рэндл принял Кариган в ученики незадолго до исключения?

— Твоя версия событий отличается от рассказа декана, — заметил Стевик. — Значит, Кариган не оставила никакого намека, куда отправилась?

— Нет. И я не стала бы слишком винить декана. Он не особенно в курсе происходящего в школе, и власть фактически находится в руках попечительского совета. В конце концов Кариган сражалась с аристократом. —

— Аристократом?

— Наследником лорда-правителя Мирвелла. Она унизила его, победив в поединке.

— Из Мирвелла вовек не видать добра. — Обозы Стевика редко заглядывали в эту провинцию. Простой народ там по большей части был слишком беден, чтобы покупать его товары, а богачей куда больше интересовало оружие, которым отец Кариган не торговал.

— Об этом говорил весь город, — продолжала Эстрал.

— Похоже на мою девочку, — мрачно улыбнулся Стевик.

— Она об этом не догадывалась, — покачала головой Эстрал. — Но у нее было куда больше друзей, чем казалось с первого взгляда, потому что она всегда противостояла типам вроде Тимаса. Здесь немало учеников, не отличающихся ни знатностью, ни богатством, зато талантливых. Отец старательно отыскивает таких детей и привозит их в Селиум. К сожалению, они часто становятся предметом насмешек для таких уродов, как Тимас.

— И вместо того, чтобы поддаться общему настроению, Кариган выступала против негодяев. — Стевик задумчиво почесал подбородок. — Да, похоже на нее.

Дверь кабинета со скрипом отворилась. Стевик изумленно посмотрел на Зеленую Всадницу, встреченную у ворот Селиума. Ту самую, которая разговаривала с могильщиком. Женщина все еще держала в руке стрелы с черными древками. Стевик заметил, что лоб ее яростно нахмурен.

— Я желаю видеть Хранителя Фиори, — проговорила она. В уголках глаз собрались морщинки от долгих лет, проведенных на ярком солнце, а щеки усыпали бледные веснушки. Волосы, сиявшие снаружи на солнце, напоминали потускневшую медь, а на виске серебрилась седая прядка. Ярко вспыхнули ореховые глаза, без сомнения, охватив взглядом весь пришедший в небрежение кабинет Золотого Хранителя. На носу женщины виднелась горбинка, будто он некогда был сломан, а по щеке и шее длинной змеей сбегал шрам, исчезая под воротом.

— Прошу прощения, но он в отъезде, — проговорила Эстрал.

Всадница нахмурилась еще сильнее.

— Ты не лжешь мне? Я могу проверить, истинны ли твои слова — Она покрутила в пальцах брошь у горла. До этой минуты Стевик не замечал ее, да и теперь не мог определить ни форму, ни рисунок.

— У меня нет причин лгать вам, — ответила Эстрал. — Мои отец путешествует.

— Твой отец! Значит, ты не из этих секретарей-идиотов — прошу прощения. — В голосе звучала досада, и было трудно представить, что эта же женщина трясла могильщика за ворот. Стевик невольно задумался: не досталось ли на орехи бедняге Маттерли? — Я надеялась, что он поможет опознать этот предмет. — Женщина подняла стрелы. Стальные наконечники покрывала засохшая кровь. — На них вырезаны слова на неизвестном языке. Впрочем, кое-какие догадки у меня есть. От них так и разит магией. Очень древней магией.

Эстрал взглянула на стрелы с интересом, но не попросила дать посмотреть.

— Жаль, что отец не в городе. Может быть, вам поможет мастер Галвин. Он историк и учитель, немало времени посвятивший изучению древней магии. Где вы нашли их?

— В спине одного из моих лучших Всадников, — вздохнула женщина. — Мы полагаем, что он вез новости необычайной важности. — Помолчав, она решила представиться: — Я Ларен Мэпстоун, капитан почтовой службы его величества. Твой отец не раз помогал мне в прошлом. Разумеется, в том, что касалось древних предметов и магии.

Магия — зло, — заметил Стевик и сотворил знак полумесяца, чтобы защититься от чар, призванных его словами.

Капитан Мэпстоун смерила торговца долгим взглядом. Она и до плеча не доставала купцу, но благодаря гордой осанке казалась одного с ним роста.

— А вы кто такой?

— Глава клана, Стевик Г'лейдеон, к вашим услугам. — Ей он поклонился ниже, чем клерку.

— А, купец. И, очевидно, с отсталыми взглядами. Магия — это просто магия. Злой или доброй ее делает человек.

— Я бы к ней и не прикоснулся.

Зеленая Всадница растянула губы в улыбке.

— И все же есть те, кто осмеливается прикасаться к магии и использовать ее, невзирая на то, что в этой стране отреклись от такого искусства несколько сотен лет назад.

Не успел Стевик ответить, как дверь снова со скрипом отворилась. На сей раз на пороге показался жилистый, мускулистый мужчина. Волосы его совершенно поседели, хотя глаза и усы были темнее ночи. Из кармана рубахи торчала трубка.

— Прошу прощения за вторжение, Эстрал, — сказал он, — но я прослышал, что здесь отец Кариган.

34
{"b":"4744","o":1}