ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Т. Бэнксайд сделал запись совсем иного свойства:

«…Всю дорогу из Севера за нами гнались разбойники рана лейтенанта Мэпстоун очень сильно гноится. Ее сжигает лихорадка — не знаю, доживет ли она до утра».

Кариган торопливо перевернула страницу, но автор записи не удосужился записать, выжила лейтенант или нет.

Девушка читала записи до наступления сумерек. Многие записи оказались всего лишь заметками о погоде и местных животных. Некоторые даже представляли собой стихи, а другие сопровождались картинками. Закончив читать, Кариган решила, что эти Зеленые Всадники очень разные и довольно интересные люди.

Девушка вышла из теплой хижины, чтобы проведать Коня. Тот рысью подбежал к воротцам загона и приветственно заржал. Несмотря на сырую погоду, он явно пребывал в хорошем настроении.

— Ты заслужил отдых, верно? — проговорила Кариган. Насыпав скакуну зерна и налив воды, девушка развернулась, собираясь зайти в хижину, и столкнулась лицом к лицу с огромным человеком. Она закричала от ужаса и отступила на шаг, сразу же пожелав стать невидимой.

Человек был огромен, даже больше, чем отец Кариган, и так широк в плечах, что казался квадратным. Лицо почти полностью скрывали седые усы и борода, напоминающие лишайники, свисающие с деревьев. Из-под кустистых бровей поблескивали черные глаза. Человек был одет в серо-коричневую одежду, а с пояса свисал огромный топор. Ну прямо тролль из сказок.

Незнакомец медленно повернулся, пытаясь отыскать взглядом девушку.

— Зеленый Всадник? — Голос оказался неожиданно мягким. — Я не хотел тебя испугать. Пожалуйста, вернись. Я почуял запах дыма и решил зайти убедиться, что все в порядке.

Конь одарил великана внимательным взглядом и уткнулся мордой в ведро с зерном.

Тяжесть чар невидимости навалилась на Кариган, высасывая силы. Так терзает растревоженная старая рана.

— Кто ты? — спросила девушка, все еще не желая показываться.

Человек повернулся в направлении голоса, но смотрел сквозь Кариган.

— Я Абрам Раст, королевский лесничий. — Он откинул полу мокрого плаща и показал свой герб — еловую ветвь, вышитую на кожаной куртке. — Я не причиню тебе вреда.

Кариган сбросила с себя чары невидимости и устало прислонилась к заборному столбу.

— Тебе не следует пользоваться здесь магией, — спокойно пояснил человек.

Глаза Кариган расширились в изумлении. Интересно, она последний человек в Сакоридии, который не догадывался, что люди все еще пользуются магией?

— Те, кто построил этот приют, хотели надежно укрыть его от посторонних глаз. Они окружили это место чарами. Полагаю, сильными, древними чарами. Когда ты пользуешься собственной магией, получается своего рода конфликт.

— Откуда вы все это знаете? — изогнула бровь Кариган.

— Я встречал многих Зеленых Всадников, и они немало рассказали о себе. Ты совсем побледнела. Давай я помогу тебе вернуться внутрь.

Великан потянулся к девушке огромной рукой, и Кариган уцепилась за столб.

— Послушай меня, лесник. Я убила злое чудище из Канморан Вейн, наемника и мастера меча. — Последнее утверждение было не вполне истинным, поскольку на самом деле Торна победил Ф’риан Коблбей, управлявший ее телом Однако этого было довольно, чтобы произвести впечатление на добродушного громилу.

Лесничий серьезно кивнул.

— Я не сомневаюсь, что ты совершила немало великих деяний, хоть и так молода. Может быть, ты расскажешь мне о своих приключениях? Давненько Зеленые Всадники не заезжали в эти края. Пожалуйста, позволь помочь тебе. Клянусь, что не причиню вреда.

Негромкий голос Абрама звучал на удивление убедительно.

— Ну хорошо, — согласилась Кариган. — Но я не потерплю никаких фокусов. Попробуй что-нибудь выкинуть эдакое, и не факт, что доживешь до утра.

Трудно сказать точно, и все-таки, кажется, Абрам улыбался. Уверенности не было — из-за бороды, — однако в уголках глаз появились лукавые морщинки. Девушка взяла гиганта за руку и позволила ему отвести себя в хижину.

Устроив Кариган поудобнее на кровати, Абрам Раст сед в кресло у очага. Сиденье жалобно заскрипело под его весом словно собираясь рассыпаться на кусочки, и тем не менее выдержало. Абрам будто заполнил собой весь домик. Воцарилась тишина. Лесник оглядывал хижину, причем каждое его движение казалось точно выверенным, как если бы он заранее тщательно обдумывал его.

— Хижина не меняется — в отличие от Всадников.

Кариган вздрогнула от низкого голоса лесничего. — Я редко вижу одного и того же посланника дважды. — Усы грустно дрогнули.

— Почему?

— Они отправляются на другие дороги по другим заданиям. Многие погибают. Когда сюда приезжает Всадник, я отправляюсь к нему в поисках новостей. Они часто рассказывают мне, что предыдущий гость погиб при исполнении своего долга.

Кариган с легкостью поверила Абраму.

— И давно вы живете неподалеку?

Лесничий рассмеялся — низкий, горловой звук.

— Бессчетное количество лет, девочка моя. Я бродил в этих лесах задолго до того, как Всадники решили построить здесь свой приют. Я бродил по этим лесам до того, как Захарий стал королем, даже до начала правления его бабушки, я видел, как из многих семян выросли могучие деревья, потом сгорели, и цикл начался снова. Все вокруг меняется, а я остаюсь лесничим. Я защищаю мои земли как могу, но теперь им угрожает опасность.

— Опасность? — Кариган оглядела хижину, будто через бревенчатые стены внутрь могли ворваться разбойники.

— Фабрики. Нужда в земле под распашку и постройку. Необходимость строить огромный флот, чтобы бороздить просторы океана, и потребность топить в домах нашими холодными зимами. — Абрам склонился вперед. — И в наши дни катастрофически растет потребность в бумаге. Неподалеку отсюда вырубили много акров леса. До сих пор это происходило за пределами моих земель, но посадок лесорубы не делают, а все глубже врезаются в плоть рощ и дубрав.

— Но ведь и вы должны срубать деревья. — Кариган со значением посмотрела на топор.

— Ты права, да только это королевские земли. Я страж лесов Захария, а до меня здесь служили три поколения моей семьи. Я делаю вырубки очень выборочно. Несколько белых сосен на мачты, несколько кедров на крыши, а потом я сажаю новые деревья. Однако чем меньше остается леса в других местах, тем чаще приходится использовать топор для защиты границ этого участка. Народ Севера постоянно упрашивает Захария разрешить вырубку в его лесах. Некоторые пытаются делать это, не испрашивая позволения.

— Значит, этот Север — город лесозаготовок?

— По большей части. — Абрам вытащил трубку и кисет из кармана плаща, набил трубку табаком и зажег ее. — Вначале он был лишь маленьким поселением, около двух сотен лет назад. К сожалению, в наши дни огромный спрос на древесину, и град разросся.

Абрам выпустил под потолок несколько колец табачного дыма, лукаво поблескивая глазами. Когда кольца растаяли он снова стал серьезен.

— Теперь Север — город беззакония. Большинство потомков изначальных поселенцев уехали. Продав свое дело. Некоторые остались, чтобы посмотреть, не смогут ли они разбогатеть. Другие открыли гостиницы и магазины. Растет и торговля мехами, и теперь мне приходиться защищать не только деревья, но и живых существ.

— Я никогда не слышала про Север.

Или слышала? Кариган вспоминались прощальные слова сестер Флорес.

— Должно быть, это новый для тебя маршрут, — предположил Абрам, — или ты недавно стала Всадником.

— На самом деле, — поморщилась Кариган, — я не Зеленый Всадник.

Абрам поднялся на ноги, коснувшись макушкой стропил и рука потянулась к рукояти топора.

— Как же так? — Его глаза опасно блеснули. Он напоминал вставшего на дыбы огромного медведя — взъерошенного и гневного. Лесничий теперь словно не помещался в хижине.

Напуганная внезапным превращением Абрама Кариган попыталась снова исчезнуть, но голова налилась дикой болью. Увы, сил совсем не осталась.

— Кто ты? — требовательно спросил Абрам. — Ты одета как Зеленый Всадник и используешь магию Зеленых Всадников. Кто ты?

41
{"b":"4744","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь убитой Снегурочки
Силуэт в тени
Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью
Академия чёрной магии
Смертельная белизна
Словарь для запоминания английского. Лучше иметь способность – ability, чем слабость – debility.
Лунный календарь на 2019 год
Летний дракон. Первая книга Вечнолива
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех