ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я Кариган Г'лейдеон. И довожу до конца миссию убитого Зеленого Всадника.

Лесничий подозрительно покосился на девушку, хотя рука все же выпустила рукоять топора.

— Кажется, ты можешь рассказать увлекательную историю. Что ж, начинай, а я уж решу, правда это или нет. — Он снова сел, хотя на сей раз явно остался настороже, и в его глазах светилось недоверие.

Кариган начала свою повесть с бегства из Селиума и окончила прибытием в Северный приют.

— Я не из числа Зеленых Всадников, — проговорила она, — но помогаю им.

Абрам перестал буравить ее взглядом и устроился на стуле поудобнее.

— Что ж, отважная девица, долгий у тебя получился путь. Я однажды встречался с Ф'рианом Коблбеем. Года два назад он проезжал через мои земли. Живой паренек, очень веселый. Меня очень печалит весть о его кончине. Теперь я понимаю, почему принял тебя за Всадника. Сначала мне показалось, что ты чересчур молода, хотя порой в вестники принимают и совсем юных.

— Мне надо добраться до Сакора прежде, чем меня снова отыщут мирвеллцы.

Абрам что-то пробормотал — почти прорычал — и забарабанил пальцами по плоской части топора. Кольца дыма кружились между балками.

— Что ни говори, происходят чудные вещи. Совсем недавно в этих землях побывал королевский отряд. Насколько я понимаю, они охотились на громитов. Но брешь в Стене Д’Иеров? Это не сулит ничего доброго. Морнхэвен Черный извратил тамошние деревья, и с тех пор оттуда не приходится ждать ничего доброго.

— То же самое мне сказал и эльт.

Глаза Абрама заблестели.

— Я бы отдал свой топор, лишь бы хотя бы разочек увидеть эльта. Всегда чувствовал сердцем, что они не легенда. Лесной народ, жители Эльтского леса, так же, как я — обитатель этого. И подумать только, они до сих пор бродят по Зеленому Плащу в сердце Сакоридии! Встретиться с ними — большая честь.

Кариган вытащила из кармана лунный камень, уверенная, что Абраму захочется на него поглядеть. Серебряный свет разогнал сгустившиеся вечерние тени, напомнив девушке о танцорах на лесной поляне и лунных камнях, мерцающих среди вечнозеленых ветвей.

— Что это? — Абрам посмотрел на сокровище, широко раскрыв глаза.

— Лунный камень. Настоящий лунный камень.

— И был совершенно уверен, что это уж точно сказка. Значит, его тебе подарили эльты?

— Э-э-э … — нет. Сестры Флорес, о которых я вам говорила. Это они отдали мне камень. — Кариган поведала о пристрастии профессора Флореса к магическим предметам.

— Необычное увлечение, — заметил Абрам.

Кариган не слышала лесничего. Ей снова начало казаться что сестры говорили что-то про Север. И наконец словно свет зажегся у нее в голове. «От севера к востоку», — сказали они «От севера к востоку». Кариган резко выпрямилась.

— Что такое? — спросил Абрам.

— Я сказала сестрам, что не знаю, как добраться до Сакора, а они ответили, к востоку от Севера. — У Кариган появилось бешеное желание засмеяться. Когда она услышала от сестер эти слова, то сочла их полной чушью.

— В этом есть смысл. — Абрам попыхивал трубкой с таким видом, будто девушка не сказала ничего необычного. Дорога оканчивается в Севере. Чтобы добраться до Сакора, тебе придется поехать на восток, а потом на юг. Если ты едешь из Селиума, то сбилась с пути, прямо скажем.

— Конь отказался даже ступать на Королевский тракт.

— Да, кони посланников — особая порода. Есть в них что-то сверхъестественное. У этих лошадей разума побольше, чем у иных людей.

— Мне нужно добраться до Сакора. Полагаю, это значит, что придется проехать через Север.

— Да, но лучше делать это с огромной осторожностью, — предупредил Абрам. — Я же говорю, Север — дикое и беззаконное место, а в наши странные времена по дорогам ездят не менее странные путники. Ты, например, уже встретилась с разбойниками. Лично я стараюсь не заходить в Север.

— Какие еще странные путники? — пожелала узнать Кариган. — А разбойников можно найти повсюду, даже в Селиуме.

— Туда приехала одна женщина, изгнанная из Рованнии. Теперь она поднимает в городе бучу. Эта женщина хочет избавить все земли от монархии и передать власть народу. — Абрам задумчиво погладил бороду. — Я называю это анархией. И все же есть те, кто пошел за ней и верит слухам о новых налогах на лесоторговлю. Предположительно налоги пойдут на укрепление Сакора и королевского дворца. Люди связанные с бумажным делом и судостроением, в ярости.

Ходят и другие слухи. Король отклонил предложение Туманных островов жениться на принцессе, что принесло бы стране выгодный союз. Теперь королева островов чувствует себя оскорбленной и может отказаться торговать с Сакоридией вообще. А ведь Туманные острова поставляют нам фрукты, специи и китовый жир.

Говорят, что король Захарий все еще считает, что следует вернуться к старой магии. Большинство же народа боится, что колдовством можно вызвать Морнхэвена Черного. Когда ты будешь в Севере, помалкивай насчет способностей твоей броши. Самое малое проявление магии может навлечь на тебя неприятности.

Кариган прекрасно понимала это. Даже ее собственный отец относился с подозрением к любому колдовству.

— Если верить сплетням, на короля Захария уже были совершены покушения. Другие прочат на его место брата, лишенного трона.

Кариган была совершенно уверена, что «законный король» Джендары и есть брат Захария. Тогда легко понять преданность воительницы — видно, она его личный Клинок. Но какое отношение имеет ко всему этому делу Мирвелл?

— Север не слишком дружелюбно относится к представителям короля, а также к лицам, похожим на королевских служителей. — Абрам помешал кочергой угли в камине. Вверх по трубе полетел сноп искр. — Как и сказал, сам я туда — ни ногой. Меня и так обвиняют в незаконном захвате лесничества.

— А объехать Север никак нельзя? Абрам покачал головой.

— Если ты поедешь на восток или на юг отсюда, на твоем пути встретится река Терриголд. В это время года у нее бурное, смертоносное течение. Попытаешься переправиться через нее, и даже твоего большого коня сметет потоком, как сухой листик. В середине лета или позже реку еще можно переехать вброд. Но не сейчас. Единственный мост — в Севере.

— Ох, хоть что-нибудь хорошее есть на свете? — жалобно спросила Кариган, опускаясь на подушки.

— Есть. Я проведу тебя через лес до дороги к Северу недалеко от города. В лесу я могу гарантировать твою безопасность.

— Воодушевляюще, — кивнула Кариган. — А как насчет самого города?

Абрам поморщился, или по крайней мере у него обвисли усы.

— Я не пойду за пределы моих владений. Остаток пути тебе придется проехать самой. Доберешься до города к вечеру и скорее всего захочешь заночевать там. Не самая лучшая идея но я знаю приличную гостиницу, в которой останавливаются те немногие купцы, что приезжают в этот город. Она называется «Поваленное дерево». Цены там высокие, да дело того стоит. В другие даже не суйся. Уезжая из Севера, отыщи в другом конце города начало тракта, ведущего на восток, а затем на юг. По нему ты проедешь часть пути. Оставшуюся часть придется пробираться по бездорожью.

Кариган поджала ноги и обхватила их руками. Ей уже мысленно виделся конец путешествия, и девушка невольно улыбнулась.

— Спасибо, Абрам. Скоро я вручу королю предназначенное ему послание.

— Не теряй бдительности, сколь бы ты ни была близка к королевскому замку, — предупредил девушку Абрам. — Легко расслабиться, когда ты почти у цели. Будь настороже.

— Обещаю.

— Отлично… — Лесничий постучал трубкой по камину. — Тогда перейдем к более приятным темам. Ты рассказала о своих приключениях, пришел черед и мне поделиться своей повестью.

Абрам говорил до поздней ночи. Его истории, пересказанные низким приятным голосом, постепенно становились все интереснее. Он упоминал и других Зеленых Всадников, проезжавших через его земли.

— Казалось, несчастья собираются вокруг юного Майера как стервятники вокруг мертвечины. Стоило ему поставить книгу на полку как та падала, еще этот парень постоянно спотыкался о порог Однажды вечером он случайно опрокинул ведро с углями и золой и едва не поджег всю хижину. — Абрам указал на почерневшее пятно рядом с камином. — И вот — было бы счастья, да несчастье помогло — он свалился прямо на лоток с фруктами в провинции. К утру, проезжая по городу в рыночный день. А после девушка-торговка вышла за него замуж, а она была дочерью богатого фермера. Он больше не возит сообщения по опасным дорогам, а ухаживает за голубикой на собственной земле.

42
{"b":"4744","o":1}