ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если мы будем бежать по этой дряни, ты только сломаешь ногу, — сказала она ему и повела вверх по течению.

В бегущей воде охотники не смогут отыскать их следы. Если повезет, дождь смоет отпечатки и на дороге. Кажется, Конь, как решила называть скакуна его новая хозяйка за отсутствием другого имени, одобрил ее план. По крайней мере, он не сопротивлялся.

Кариган отвела в сторону ветки, нависающие над ручьем, и ее окатило ледяной водой с листьев. Они пробирались по склизким, покрытым мхом камням и глубокой грязи.

В тумане показалась гранитная скала, покрытая зеленым лишайником. За ней можно было спрятаться. Туман полностью закрывал дорогу, но услышать проезжающих не составляло труда. Кариган с конем спрятались за уступом и стояли под проливным дождем, надеясь получить какой-нибудь знак.

Прошло совсем немного времени, однако ожидание казалось невыносимым. Девушка спешилась и, устав от дождя, бьющего по голове, накинула капюшон. Она прислонилась к шершавому, мокрому граниту, упрекая себя за бегство из Селиума.

Когда Кариган удирала из школы, то и не думала встречаться с настоящей опасностью. Конечно, ей хотелось жизни, полной приключений, как у ее отца. Да только бедняжка и не подозревала, что это такое на самом деле.

Если с ней что-то случится, беглянка не сумеет оправдать себя в Селиуме. Хуже того, она не сможет сообщить родным и близким, почему и куда исчезла. Девушка закрыла глаза. Ей представился отец, обыскивающий окрестности, зовущий ее по имени, охваченный горем… В горле встал ком, и Кариган с трудом сглотнула.

Конь рядом с ней запрядал ушами, явно забеспокоившись. С дороги донеслись голоса, сначала тихие, потом все громче и громче — всадники приближались.

— Здесь нет и следа лошади.

Не нравится мне это. Зеленюга подох, и не говорите, что его коню хватит ума самостоятельно доставить письмо.

Последовала долгая тишина, а потом первый голос проговорил:

— Сардж, мне кажется, лошадью правит призрак. Как мы можем его остановить?

— Ты знаешь, что я запрещаю говорить такую чушь, — фыркнул второй голос. — Неровен час капитан услышит. Беда с вами, деревенскими. Суеверны, как старухи.

— Как-то все неладно идет, — отозвался «деревенский». — Темный лес, мертвый зеленюга, да еще Серый маг. Холодный, как лед. Это ненормально.

— Плевать, нормально или нет. Мы выполняем приказы капитана, и сейчас нам велено отыскать коня и уничтожить письмо. Ясно?

— Да, сержант.

— Призрачные всадники, — проворчал Сардж. — У вас, деревенских, живое воображение. В жизни не слышал такого бреда. А теперь лучше ищи следы. Можешь не сомневаться, капитан носит плетку не для красоты. Уверяю тебя, не слишком приятно, когда она хлещет тебя по бокам.

Значит, письмо ищут по крайней мере четверо. Тогда где остальные, если не рядом с сержантом и его товарищем? Чьи они солдаты? Выговор у них был сакоридский, но вряд ли личная гвардия короля будет препятствовать вестнику с важным посланием. Конечно, в больших провинциях держали свои армии, так же, как и богатые землевладельцы. Может, кто-то из них пострадает, если король Захарий получит письмо?

— Сардж! Я нашел! Похоже на отпечаток копыта в грязи.

— Острые глаза, Турсгад.

Кариган невольно схватилась за брошь в виде крылатой лошади, приколотую к плащу. Та нагрелась от прикосновения. Деревья вокруг нее качались в тумане. Стволы казались перепуганной девушке вражескими солдатами, ветви — их мечами. Броситься наутек? Поможет ли скорость и внезапность им с Конем сбежать? Перед глазами немедленно предстал образ Ф'риана Коблбея с торчащими из спины черными стрелами.

Нет, бежать — это верная смерть. Кариган поскачет прочь, только если не будет выбора. Солдаты считают, что конь Зеленого Всадника бежит один, — тем лучше. Девушка вытащила из ножен саблю и на всякий случай приготовилась запрыгнуть в седло.

— Не могу понять, куда пошла лошадь, — проговорил Турсгад.

— Думай как она. Тебе должно быть легко — у тебя та кой же маленький мозг. Такие существа обычно выбирают самый легкий путь.

— Ты имеешь в виду… прямо по дороге?

— Что я еще могу иметь в виду? Неужели у тебя мозгов меньше, чему бессловесной твари? Да, по дороге. Прямо. Отпечаток подтверждает мою идею.

— А вдруг ею правит всадник-призрак?

— Турсгад, ты дурак. Сколько раз повторять — не желаю слышать глупых деревенских баек.

Голоса преследователей постепенно растаяли вдали. Кариган облегченно вздохнула и убрала саблю в ножны. Она поднялась в седло, поморщившись, когда холодная дождевая вода промочила штаны насквозь.

Девушка сидела верхом, полная нерешительности. Если поехать по дороге, можно натолкнуться на тех, кто ее ищет. А если отправиться через лес на восток, то получится куда медленнее. Кариган нахмурилась. Эх, не прогуляй она столько занятий по географии, то могла бы сейчас отыскать другой путь.

Неожиданно конь заржал и загарцевал под всадницей, громко чавкая копытами по грязи.

— И что теперь?

Ливень сменился сильным дождем, и за водяной завесой Кариган разглядела приближающуюся конную фигуру. Всадник напоминал одного из призрачных конников Турсгада, таким неясным и смутным был его облик в тумане. Его белый конь то появлялся, то исчезал в молочной дымке.

Конь бил копытом по грязи, хрипел, напрягая все мышцы тела, — инстинкт велел ему мчаться прочь, и он просил новую хозяйку дать ему волю. Той с трудом удавалось удерживать скакуна на месте. Девушка замерла, зачарованная приближающимся незнакомцем. Потом ей вспомнились последние слова Ф'риана Коблбея: «Остерегайся человека-тени».

Всадник подъехал ближе, и его силуэт стал куда более четким. Ни призраком, ни человеком-тенью он явно не был. Гордо выпрямившись в седле, незнакомец смотрел на Кариган единственным зеленым глазом. Второй закрывала черная повязка. По лысой голове барабанил дождь, но такие пустяки, кажется, не волновали мужчину. Под угольно-черным плащом красовалась расшитая золотом алая туника. Форма гвардии одной из провинций.

Человек остановил плавный бег жеребца, слегка коснувшись поводьев. Кариган смотрела на незнакомца из-под необъятного капюшона. С края одежды то и дело капала вода.

Кожаное седло всадника заскрипело — тот наклонился вперед, вглядываясь в фигуру перед ним.

— Мои люди считают тебя призрачным всадником, — проговорил он загрубевшим от постоянного командования голосом. — Кто скрывается под капюшоном?

Кариган от страха не могла выговорить ни слова. Почему она не позволила Коню броситься прочь, пока была возможность? Девушка снова ухватилась за брошь.

Зеленый глаз человека недобро сверкнул.

— Вижу по твоей руке, что ты из плоти и крови. Значит, один зеленюга подох, а другой продолжает его дело? Если не хочешь умереть, как Коблбей, немедленно отдай сумку с письмом и скажи, кто сообщил эти вести.

Кариган сидела не шевелясь. Ей казалось, будто кто-то держит ее стальной хваткой за горло. Шею Коня покрыл пот, глаза закатились. Он непременно понес бы, если бы всадница не сдерживала его из последних сил.

Ледяной дождь промочил одежду девушки до последней ниточки, и она дрожала от сырости. Набухший плащ тянул ее к земле, каждое движение давалось с трудом.

Человек приподнял бровь, и Кариган представилось, как расширяется пустая глазница под повязкой.

— Мой государь чрезвычайно недоволен. Кто-то предал его доверие, и все планы пойдут прахом, если мы не узнаем имя предателя.

Девушка не шевелилась.

— Ясно. — Он вытянул из-под плаща нечто, похожее на живую змею. Плеть. — Раз ты не хочешь выложить все добровольно, придется заставить.

Кариган выдохнула, отпуская поводья. Неведомая сила, не дававшая ей тронуться с места, оставила девушку. Человек развернул плеть и щелкнул ею для острастки.

— Знай, что это орудие принуждения находится в умелых руках. Быть может, ты слыхал обо мне. Я Иммерез. Капитан Иммерез.

Кариган ничего о нем не знала, хотя настоящий Зеленый Всадник немедленно бы понял, с кем встретился. Костяшки пальцев, сжимающих брошь, побелели. Ах если бы она только могла щелкнуть пальцами и стать невидимкой! Золотой крылатый конь неожиданно нагрелся.

5
{"b":"4744","o":1}