ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка поднялась в седло, чтобы не шагать больше по грязи, и отправилась на поиски продавца съестного. Купцы только открывали двери и распахивали ставни лавок. Кузнец разжег очаг в кузнице, и рев пламени разносился по всей улице. Север пробуждался, напоминая любой город утром, только куда грязнее и непригляднее. Кариган затосковала по мощеным улочкам Селиума.

Вскоре девушке удалось отыскать магазинчик, полный печеных, сушеных, вяленых продуктов, грубой ткани, топоров, ножей, веревок, пил, одеял, ламп, муки, сахара, жира — иными словами, всего, что может понадобиться жителям такого города. Кариган спешилась и привязала Коня к столбу перед лавкой. Перед тем как войти, девушка отскребла грязь с сапог о железную ступеньку, сделанную, видимо, специально для этого.

Оказавшись внутри, Кариган услышала крики с улицы. Выглянув в окно, она заметила человека, нагруженного двумя мешками, с трудом продирающегося через месиво на дороге. За ним гнался другой человек в белом фартуке продавца, заляпанном грязью.

— А ну вернись, проклятый вор!

Не обремененный тяжестями торговец нагнал первого человека и прыгнул на него. Оба повалились в грязь, сцепившись в схватке. Прохожие остановились понаблюдать. В руке вора сверкнул нож, и в ту же секунду оружие вонзилось в лавочника. Бедняга издал жуткий вопль, от которого у Кариган побежали мурашки по коже. Вор заколол честного торговца, и никто не попытался остановить его.

Убийца поднялся на ноги, ухватил оба мешка и отправился прочь. Прохожие не обратили на него никакого внимания. Они просто обходили тело торговца стороной, будто он был камнем на их пути.

За спиной кто-то зацокал языком. Полный лысый человек в белой одежде покачал головой, тряся складками на подбородке.

— Старый Маэл был так неосторожен… — Он похлопал по мечу, висящему на боку. Кариган еще не случалось видеть торговцев, носящих оружие в собственном магазине.

— Неужели никто и пальцем не пошевелит? — возмутилась девушка.

— Старый Гарл вскоре подойдет и уберет его тело, — отозвался хозяин лавки.

— Но вор…

— А кто побежит за ним? Ты?

Кариган вспыхнула от стыда.

— Никто не хочет рисковать своей шкурой. Вижу, ты неглупа и носишь саблю. Нечасто увидишь вооруженную девушку, однако это разумно. Что желаешь купить?

Кариган понадобилась пара секунд, чтобы избавиться от неприязни к лавочнику, с легкостью перешедшего от убийства к торговле. Нечего ей задумываться о проблемах Севера, надо продолжать собственную миссию. У девушки появилось устойчивое чувство, что, если она быстро не доберется до Сакора, умрут еще очень многие.

Вестница взяла с полок сушеного мяса, фруктов, чая, хлеба и сыра, отсыпала из бочки немного зерна для Коня и положила все это на прилавок перед лавочником.

— Две серебряные монеты, — заявил тот.

— Это же… — «Грабеж!» — хотела сказать Кариган, но сдержалась, хотя названная цена возмутила ее. В конце концов, она дочь купца и торговаться умеет хорошо. — Полсеребреника.

Торговец одобрительно улыбнулся. Он тоже был не прочь поторговаться, и, судя по самодовольному виду, немногим удавалось его переспорить.

— Две серебряные монеты и ни медяком меньше.

Кариган нахмурилась.

— Эти товары стоят не больше полсеребреника, но зарабатывать на жизнь в таком городе непросто. Я предлагаю одну серебряную монету.

— Неплохое предложение, — кивнул торговец, — но человеку нужно больше, чем просто зарабатывать на жизнь. Полтора серебреника и медяк сверх того.

Кариган переступила с ноги на ногу. Торговец не собирался легко сдаваться. Интересно, скольких людей он надувает, сдирая с них двойную и тройную цену? Когда девушке удалось сторговаться на серебряной монете, лавочник почесал в затылке, будто не понимая, что с ним произошло:

— Один серебреник… Это до смешного мало за такие товары, но я согласен.

Кариган протянула ему драгоценную монету, и в тот же миг заметила блеск золота в корзинке с безделушками в дальнем конце прилавка.

— А сколько стоит брошь? — быстро спросила она.

Торговец просиял.

— Ну, всего лишь серебряную монету. За такую красоту это немного. — Он положил золотую брошь на ладонь, чтобы покупательница могла осмотреть ее.

— Просто смешно, — заявила Кариган. — Дешевая безделица. Ей красная цена — медяк.

Девушка отлично знала, что перед ней чистое золото, но был шанс, что торговец видит в броши всего лишь безвкусную безделушку, как и Торн с Джендарой.

Лавочник приподнял брови.

— У тебя на пальце кольцо… Это кольцо клана?

Кариган и забыла про обручальное кольцо матери. Возможно, такие вещи, как золото и бриллианты, не стоит носить в открытую в городах вроде Севера, но в данном случае у девушки возникло ощущение, что торговец испытывает едва ли не благоговение. Дочь купца редко применяла традиционный поклон кланов, но сейчас она полностью воспроизвела его — прижала руку к сердцу, низко склонившись.

— Клан Г'лейдеон к вашим услугам.

— Купеческий клан?

— Да.

— Как же я раньше не догадался! Теперь понятно, как тебе удалось у меня столько сторговать! — Торговец добродушно рассмеялся. — Что ж, цена броши и правда медяк.

Кариган не могла поверить собственной удаче. Она рассчитывала, что придется заплатить по меньшей мере половину серебряной монеты. Девушка отдала медяк и забрала брошь.

Та была холодной и тяжелой. Не всю кровь удалось смыть. Да, народ здесь не лучше Джендары с Торном — сдирает ценности с трупов. Вестница сунула приобретение в карман, собрала остальные товары и отправилась прочь. В тот же миг в магазин вошел бородатый человек в кожаной одежде, несущий на плече связки бобровых, лисьих и норковых шкурок.

Тело несчастного лавочника успели убрать, В дальнем конце улицы собралась толпа. На большинстве была одежда из небеленых тканей или оленьих шкур, хотя то там, то тут виднелись цветные пятна — похоже, купцы или богатые лавочники. Кариган загрузила купленные товары в седельные сумки и поднялась в седло. Чем скорее она уберется из города, чем лучше.

Всадница осторожно двинулась по направлению к сборищу. Члены «Общества антимонархистов» окружили Лорили Дорран плотным кольцом. Предводительница стояла на перевернутом ящике из-под яблок и произносила речь.

«Идеи Лорили нравятся не всем, — лениво подумала Кариган. — Или им не нравится сама Лорили».

— Вы говорите, что король вас защищает? — вопрошала Лорили.

Один из толпы неловко переступил с ноги на ногу.

— Да, так я сказал.

Люди загомонили, издеваясь над ним. Человек был хорошо одет, должно быть, купец, и явно не местный.

Лорили подняла руки, призывая толпу к молчанию.

— Думаю, что король действительно защищает и опекает богатых. Богатые могут это себе позволить. Твоя купеческая гильдия ничуть не лучше совета правителей. Вы с помощью торговли диктуете условия целым деревням. А что власти до народа здесь, в Севере? — Лорили устремила на слушателей проникновенный взор. — Сегодня утром на улице убили человека. Никого не было рядом, и преступление не предотвратили. Король не защитил его. У короля нет лишнего солдата, чтобы поддерживать в этом городе порядок. Зато есть множество людей, охраняющих склады богатых купцов в Корее. — Ораторша вскинула руки к небу. — Мы видим представителей закона только когда наступает время сбора налогов!

Толпа глухо загудела. Кариган пыталась объехать людей по краю, не привлекая к себе внимания. Однако слушатели заполонили всю улицу, и речь Лорили слишком увлекла их, чтобы они могли пропустить проезжающих.

Лорили Дорран выпрямилась во весь свой не слишком большой рост.

— Неужели повышение налогов на древесину и изделия из дерева защитит жителей Севера или других малых городов? Нет! На улице окажется еще больше нищих, еще больше семей будут голодать. Отчаяние, братья мои и сестры, овладеет людьми.

— Король укрепляет страну за счет налогов! — закричал купец. — Я называю это защитой, учитывая, что вдоль границ рыщут громиты.

51
{"b":"4744","o":1}