ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Толпа вопросительно посмотрела на Лорили, но та даже не задумалась над ответом.

— Да уж, король Захарий находит хорошее применение собираемым налогам. Он укрепляет стену вокруг Сакора. Улучшает защиту своего замка. Разумеется, это чудесно защитит народ Сакоридии от набегов громитов.

«Должно быть, это не совсем правда, — подумала Кариган. — А что, если нет? Вдруг мирвеллцы правы, и Сакоридии действительно нужен новый король. Впрочем, Лорили Дорран вообще не хочет короля. Чем она предлагает заменить монархию? Кто будет править людьми? Она сама?»

Кариган поерзала в седле, направляя Коня в долгожданный разрыв в толпе между группами людей. Ну нет, как бы то ни было, она не готова поддерживать ни мирвеллцев, ни Лорили Дорран.

— Люди короля защитят жителей Сакоридии! — закричал другой человек.

В ответ на это Лорили просто рассмеялась.

— Как они защитили семьи, живущие близ границ? На Северной дороге уничтожили целый отряд солдат. Вы называете это защитой?

Спор продолжался некоторое время, и толпа начала потихоньку закипать. Лорили старательно подхлестывала эмоции собравшихся, порой стуча кулаком об руку, чтобы подчеркнуть ту или иную мысль. Голос ее звучал то насмешливо, то умоляюще, а выражение лица становилось то грустным, то яростным. Ораторша осудила все формы королевской власти и тех, кто служит королю, как, скажем, Зеленые Всадники. Она обвинила богатых в том, что те поддерживают королевскую тиранию. После этого купцы удалились прочь под свист и улюлюканье. Лорили оказалась превосходным оратором, и скоро народ махал кулаками и скандировал:

— Долой короля, даешь свободу! Монархия — это тирания!

Кариган пыталась провести Коня через огромную толпу, и ее щедро награждали проклятиями.

— Пропустите меня, — посоветовала им девушка, — и тогда я не буду вам мешать.

Вдалеке уже замаячил деревянный мост через реку Терригуд. Стоит пересечь его, и большая часть Севера останется позади.

Неожиданно, перекрывая всеобщий шум, раздался голос:

— Она Зеленый Всадник!

Кариган застыла от ужаса. Через толпу проталкивались какие-то люди, указывая на нее. Ага, браконьеры, которых она видела вместе с Абрамом. Толпа сердито зашипела, но никак не могла не понять, куда указывают дровосеки. Вокруг не было никого в зеленой одежде.

Девушка поняла, что надо действовать, покуда гнев разъяренной толпы не обратился на нее. Если народ поймет, куда указывают дровосеки, ее буквально разорвут на части. Кариган огляделась и заметила женщину в светло-зеленой тунике. Именно ей Клетас вчера предсказывала будущее в «Поваленном дереве». Вестница указала на нее и закричала:

— Вот она! Вот зеленюга!

На лице бедняги появилось недоумение, потом страх. Толпа бросилась к ней. Кариган принялась пробираться вперед среди разозленных людей, но кто-то схватил ее за сапог и попытался выдернуть из седла. Рядом с ней оказались два дровосека.

— Это ты зеленюга! — закричал один из них. К счастью за ревом толпы никто его не услышал. — Тот громила называл тебя Зеленым Всадником, я уверен.

Кариган в отчаянии вцепилась в гриву Коня, и все же дровосеки дюйм за дюймом вытаскивали ее из седла. К счастью, умный скакун лягнул нападающих, и те с воплями повалились под ноги толпе.

Девушка погнала Коня на мост, не обращая внимания на людей, попадающихся на пути. Скакун не топтал их, а скорее отталкивал в сторону, подобно носу корабля, разрезающего водную гладь. Выбравшись из толпы, Кариган пустила лошадь галопом через мост. Копыта зацокали по деревянному настилу. Внизу бурлила и пенилась река. Вверх летели брызги, омочившие лицо вестницы. Оказавшись на другой стороне, а значит, за пределами Севера, если не считать нескольких развалюх, пары лавок да таверны, девушка остановила Коня и обернулась.

Было невозможно понять, что происходит: толпа превратилась в единое живое существо, чудище, пожирающее все на своем пути. Кариган невольно задумалась, что стало с женщиной, обвиненной в связи с Зелеными Всадниками. Девушка сочувствовала ей, но пришлось спасать свою жизнь.

В толпе высилась недвижная серая фигура на коне, похожая на статую посреди бурлящей реки, которая не могла двинуться ни вперед, ни назад. Кариган похолодела. Серый человек смотрел ей вслед из-под капюшона.

Бешеная скачка

Кариган ехала еще два дня, отдыхая понемногу, лишь когда становилось невмоготу держать глаза открытыми. По сторонам однообразной чередой тянулись пни вперемежку с кустами, да березовой и кленовой порослью, появившейся на месте некогда великого леса. Многие бесполезные деревья просто повалили, добираясь до самых ценных. Их сгнившие остатки сих пор лежали на земле, высушенные солнцем до светло-серого цвета.

Находясь на беспощадном солнце без единой тени или укрытия, Кариган обгорела; ей казалось, что она сама выцвела. В повисшей тишине заметно недоставало писка белок и весенних песен птиц.

Большую часть времени вестница озиралась по сторонам. На дороге не было ни малейшего шанса укрыться — любой мог увидеть всадницу издалека. Девушка старалась считать это преимуществом. Лишенные возможности спрятаться враги не смогут подстроить ей ловушку. Она своевременно сумеет их заметить.

Кариган не знала, далеко ли до Сакора. На древнем каменном столбе-указателе не удалось ничего прочитать, поскольку все надписи скрыл лишайник.

Они с Конем миновали несколько воловьих упряжек с телегами, доверху нагруженными бревнами и оставляющими позади огромные клубы пыли, заметные, должно быть, за несколько миль. Проезжая сквозь пыль, девушка кашляла, пытаясь вдохнуть воздух, и жалела, что у нее нет шарфа, который можно обвязать вокруг рта и носа. Погонщики не обращали на всадницу ни малейшего внимания, не отвлекаясь от дороги, лежащей впереди.

Кариган провела не одну бессонную ночь, скорчившись под плащом с саблей наготове. Признаков погони не было, но от этого ей становилось еще больше не по себе. Может быть, и Другие Зеленые Всадники проводят бессонные ночи? Или они быстро привыкают к опасностям дороги?

На третье утро после выезда из Севера вырубки уступили место вспаханным полям. Пятна зеленого и темно-коричневого простирались во всех направлениях сколько хватал глаз. Воздух стал свежим и не столь жарким. В живых изгородях и редких деревьях пели птицы, однако спрятаться было по-прежнему негде. На далеких холмах трудились фермеры, хотя Кариган видела их лишь издалека. Девушка продолжала двигаться быстро, останавливаясь, только чтобы дать Коню отдохнуть после очередного перехода.

На пути им встретился заброшенный сарай, обвитый плющом и виноградом. Казалось, он вот-вот развалится, и все же Кариган решила, что вьющиеся растения дадут ему простоять по меньшей мере ещё одну ночь.

Оказавшись под крышей, укрытая от посторонних глаз девушка крепко заснула, даже не пошевелившись, когда летучие мыши покинули свои насесты над ее постелью. Не проснулась она, и когда они вернулись с охоты под вой волков, бродящих по полям. Ночной мир жил своей жизнью и нисколько не тревожил беглянку.

Утром солнечные лучи пронизали щели ветхого строения подобно копьям. В ярком свете была видна каждая пылинка. Пристегивая на Коня упряжь и седельные сумки, вестница думала, как пошел на пользу ей и скакуну ночной отдых.

Перед тем как выйти наружу, Кариган выглянула через окна старого сарая. Теперь она увидела, что сарай был единственным укрытием во всей округе. Будь она менее усталой вечером, непременно отказалась бы от него — уж слишком очевидное убежище. Но сделанного не воротишь, и ничего дурного из ночевки в удобном месте не вышло. Кариган никого не разглядела, помимо ворон, которые бросились врассыпную, едва всадница вывела своего коня из ветхого строения. Девушка поднялась в седло, и скачка продолжилась.

После полудня впереди показался лес. То был не густой дремучий лес Зеленый Плащ, а молодая поросль берез, кленов и дубов. Они выросли на бывшем поле — ограда из камней отходила от дороги и скрывалась среди стволов.

52
{"b":"4744","o":1}