ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Утром Кариган надела зеленые штаны.

— Одежда… была в седельной сумке посланника. — Пальцы медленно продвигались вниз, обхватили рукоять и начали вытаскивать саблю из ножен. По лбу скатилась капля пота и повисла на кончике носа.

Иммерез поднял пленницу с земли, вздернул ей подбородок и посмотрел в глаза.

— Довольно лжи. Сообщи, что знаешь о планах мирвеллцев. И расскажи нам про шпиона.

Капитан отпустил жертву, и та повалилась на землю с громким стуком, выпустив рукоять сабли.

— Я ничего не знаю о Ф'риане Коблбее и его миссии. Я не Зеленый Всадник! А в Мирвелле живут одни идиоты!

Кариган понимала, что ее слова напоминают детский лепет. Лицо Иммереза исказилось от гнева, и пленница почувствовала, что он вот-вот убьет ее.

— Мне наплевать, сколько тебе лет, зеленюга, — спокойно проговорил капитан. Вспышка ярости прошла, но это было еще хуже. — Тебя привяжут к дереву, и моя плеть вытянет из тебя все.

«Одна. Я одна».

Конь устал, и Сардж уже потянулся к поводьям…

Иммерез навис над пленницей.

— Вставай, зеленюга.

«Сейчас. Другого шанса у меня не будет».

Кариган поднялась на ноги, хватаясь за рукоять сабли. Иммерез удивленно вздохнул, пытаясь дернуть на себя плеть. Слишком поздно. Ременная петля соскользнула с плеч жертвы, и вестница бросилась в бой.

Девушка была так близко к капитану, что он не мог вытащить меч, поэтому просто увернулся от яростного выпада и ударил пленницу обеими руками в солнечное сплетение. Та согнулась от боли и схватилась за живот.

— Глупо. Очень глупо. — Иммерез медленно закрутил плетью, подобно коту, машущему хвостом. — Бросай оружие.

Кариган задыхалась. В ушах стучала кровь — ритмично, как цокот копыт.

— Значит, ты не собираешься выпускать из рук саблю? — Иммерез взмахнул плетью. Та обвилась вокруг лодыжки девушки, и бедняга снова упала на землю, крича от боли.

Капитан умудрился хлестнуть именно по той ноге, в которую вонзила когти тварь из Канморан Вейн. Кариган, как и тогда, охватило чувство полной беспомощности, а вместе с ним вернулось воспоминание, как его удалось преодолеть и сокрушить чудище вместе с мерзким выводком. Девушка рубанула по кожаному ремню, но он был слишком толст, чтобы быть рассеченным одним ударом. Иммерез откинул голову, смеясь над беспомощной жертвой. Он ослабил хватку плети и снова замахнулся.

«Я убила тварь из Канморан Вейн, — подумала Кариган. — Но тогда мне помогли…» И все же нельзя позволять Иммерезу вновь скрутить себя. Все громче, громче грохочут копыта… кровь стучит в висках. Девушка вскочила на ноги и рубанула не по плети, а по руке, сжимающей ее.

Кариган замерла, непонимающе глядя на саблю, с которой пала кровь, и капитана, скорчившегося на земле. Его рука лежала в нескольких футах от него, точно как в видении из телескопа профессора Флореса. Грохот копыт в голове заглушал вопли раненого.

— Конь! — крикнула девушка, но тот уже стоял возле нее, весь дрожа от переполняющей его энергии. Лошади Сарджа и Турсгада вставали на дыбы. Даже скакун человека-тени пыл копытом землю, взмокший от пота. Жеребец Иммереза убежал.

«Садись». Сквозь грохот копыт в голове пробился голос. Кариган повиновалась, и вселенная, казалось, сдвинулась с места.

Турсгад и Сардж медленно развернули лошадей, и каждое их движение казалось неестественно долгим, исключенным из настоящего течения времени. Весь мир исчез, кроме самой Кариган, Коня… и человека-тени.

Человек-тень спокойно сидел на своем скакуне. В его руках словно из ниоткуда появился лук. Он вытащил из колчана две черные стрелы с красным оперением и положил одну из них на тетиву.

«Скачи!» — приказал голос.

Кариган не осмелилась ослушаться. Она сжала бока Коня, когда первая стрела уже слетела с тетивы. Верный скакун полетел галопом. Мимо неслись синие, зеленые и коричневые полосы — небо, лес и земля. Домики деревни остались позади неясными пятнышками. Девушка помнила о двух стрелах, летящих ей вслед, которые не остановятся, пока не поразят жертву.

Ветер терзал вестницу, расплетая длинную косу, и перестук копыт Коня отзывался в теле, но самой Кариган казалось, будто они летят.

Слышался топот и других копыт — рядом мчались всадники, полупрозрачные, едва видимые. Деревья и дома не были им помехой — они легко пролетали сквозь них. Неведомые наездники кричали далекими голосами, напоминающими боевой клич. «Вперед, Зеленый, вперед! Это Бешеная скачка!»

Холодные руки обхватили ее за талию. «Скачи! — прошептал Ф'риан Коблбей. — Это Бешеная скачка».

Чем неразличимей становился окружающий мир, тем четче были видны всадники. Мужчины и женщины в плащах и туниках мчались рядом. Некоторые в легких доспехах верхом на боевых конях, другие — в старинной форме забытых правителей на быстрых скакунах. И все неслись вперед с той же самой невозможной скоростью, как Кариган. Ее окружали Зеленые Всадники из прошлого, все мертвые. Почему же призраки хотят помочь ей выжить? «Скачи, Зеленый, скачи!»

От клича мир вертелся еще быстрее, а Конь слепо летел вперед. Лица многих всадников были молодыми, но встречались и старые. Одни размахивали над головой саблями, другие потрясали кулаками, и крики отдавались эхом от неведомых стен. Кариган покрылась холодным потом от дикой скачки посреди призрачного отряда.

Стрелы все еще летели сзади, не замедляясь. Девушка слышала их тонкий свист. Сколько будет продолжаться эта дикая погоня?

«Скачи, Зеленый, скачи! Это Бешеная скачка!» Клич попадал в такт топоту копыт, бьющемуся сердцу, грохоту крови в ушах. «Они горят».

Сначала Кариган не поняла, что имеет в виду Ф'риан. Может быть, духи горят? «Стрелы горят».

Девушка бросила взгляд через плечо, хоть ей и не слишком нравилось смотреть сквозь Ф'риана Коблбея. Стрелы действительно запылали и начали отставать. Из уст призрачного отряда раздался единый клич победы. Они остановили скакунов, да и Конь прервал безумный бег без направления. Хотя всадники стояли, мир продолжал лететь мимо, словно их всех несло неведомое течение.

— Почему? — спросила Кариган.

Ф'риан Коблбей спешился и попятился, сливаясь со своими товарищами. «Я не могу упокоиться, пока ты не выполнишь миссию». Голос становился все тише. «Это была хорошая скачка».

— Почему? — спросила девушка, сжимая в кулаке поводья, — Почему вы вмешались?

Из толпы выступила одна Всадница. Длинные волосы разметал ветер иного мира. Из груди торчали две стрелы. Кариган видела ее тело в Севере. Джой.

«Если бы речь не шла о делах превыше свершений простых смертных, мы не вмешались бы. Но ты можешь многое сделать для разрушения планов древнего зла. Надеюсь, мы поскачем рядом в один прекрасный день, Зеленый Всадник».

Джой развернула коня и смешалась с толпой призраков. Те поднялись в воздух и исчезли в небесах, подобно утреннему туману. Но ритм Бешеной скачки продолжал звучать в ушах Кариган.

Конец скачки

Мир замедлился, хотя цвета оставались немного смазанными, как на размокшей акварели. Впереди высились массивные каменные укрепления. С самых верхушек свисали разноцветные знамена, которые полоскал ветер. Арку ворот окаймляли тяжелые круглые сторожевые башни.

За спиной Кариган остались караулки, между которыми была подвешена тяжелая решетка, готовая отрезать путь любому врагу, хлынувшему на узкий подъемный мост через ров. Крепостная стена окружала сам замок и прилегающие к нему земли. Призракам каким-то образом удалось за считанные секунды перенести ее на много миль от опушки леса. Вестница оказалась перед дворцом короля Захария.

Копыта Коня захрустели по гравию. Девушка спешилась и дрожащими руками отстегнула сумку с посланием. Она оставила верного скакуна отдыхать, хотя тот вроде бы и не устал после странной и безумной скачки.

Время вернулось к своему обычному ходу. Кариган покачнулась, словно землю пытались выдернуть у нее из-под ног. Знамена, каждое из которых обозначало некую провинцию, постепенно стали видны четче. И все же, хотя стяги не казались больше размытыми, развевались они дергаными движениями.

54
{"b":"4744","o":1}