A
A
1
2
3
...
57
58
59
...
103

— Мы не можем позволить штатским переодеваться слугами королевства, — нудил Сперрен.

«Пустая болтовня», — подумала Ларен. Король, сосредоточенный, сидел на троне, глядя вперед отсутствующим взглядом. Он закинул ногу на ногу и подпер щеку рукой. Голову его венчала изящная серебряная диадема, которая была для правителя скорее обузой, нежели символом власти. Король казался старше из-за бороды, но Ларен знала правду. Под этим обличьем скрывался усталый молодой человек. У него на коленях лежало скомканное сверхважное письмо. По крайней мере оно должно было оказаться важным.

Ларен задумалась, о чем размышляет король. Он совершенно не участвовал в споре, а точнее, перебранке своих советников. Может быть, правитель в мечтах бродит по холмам земли предков, а вокруг прыгают псы. До него доносится плеск волн и крики чаек, свежий ветер овевает лицо. Именно там оказался бы Захарий, не провозгласи неожиданно старый король младшего сына наследником.

Захарий не стремился к власти. Он собирался возглавить провинцию Хилландер и растить собак, пока его брат будет заниматься грязной работой — управлением государством. Но в конце концов старый король смирился с горькой правдой о старшем сыне. Монарх увидел, что испорченный мальчик превратился в испорченного мужчину, понятия не имеющего об обязанностях правителя. Взрывной характер принца проявлялся в избиении слуг, частой смене любовниц и калечении прекрасных лошадей, которых приходилось приканчивать. К собакам же Захарий своего брата просто не подпускал. Все знали о скверном нраве Амильтона, но молчали, потому что король-отец долгое время замечал лишь его обаяние. Да, принц умел быть обаятельным.

А потом в Сакоридию приехало посольство с Туманных островов, чтобы вести торговые переговоры. Отношения между двумя странами никогда не отличались постоянством, но тогда король Амигаст искал дружбы соседей ради процветания собственной страны. И вот принц Амильтон изнасиловал дочь одного из послов, девочку, которую и подростком назвать было трудно.

Когда об этом поступке узнали, торговые переговоры окончились полным провалом. Да и король наконец прислушался к разговорам о скверных поступках своего сына. В ужасе от мысли, что его плоть и кровь способна на такие мерзости, правитель обратил благосклонный взор на другого сына, принца Захария-труженика. Пока отец тщетно пытался вбить в голову старшего из братьев основы управления королевством, младший преуспел в учебе, навел порядок в своей провинции и много путешествовал, чтобы познакомится со страной и людьми. Когда король Амигаст провозгласил наследником Захария, все вздохнули с облегчением. Почти все.

Принц Амильтон, оскорбленный и пышущий злобой в связи с потерей трона, вернулся в провинцию Хилландер лордом-правителем. Здесь его мерзкие выходки возобновились с новой силой, богатство клана начало таять, и страдала вся новая вотчина принца. Поэтому Захарий, взошедший тем временем на престол, изгнал брата не только из его провинции, но и из самого королевства. Никто не знал, куда принц отправился. У Ларен были на этот счет идеи, и она надеялась, что письмо подтвердит ее подозрения.

— Капитан?

— М-м-м?

— Капитан?

Ларен моргнула. Все советники смотрели на нее с осуждением. Женщина выпрямилась на стуле, откашлялась. Неловко, что ее застали врасплох.

— Да?

— Какова история этой девушки? — спросил Сперрен. — Не хотите ли рассказать нам?

В глазах короля в первый раз появился проблеск интереса к разговору.

Кариган Г'лейдеон сбежала из школы в Селиуме. Ее отец — купец из Корсы. — Ларен поведала о краткой встрече со Стевиком Г'лейдеоном и его просьбе к Зеленым Всадникам помочь ему отыскать дочь.

— А как она заполучила письмо от Ф'риана Коблбея? — своим обычным ехидным тоном спросил правитель двора Кроу.

Ларен постаралась не выдать голосом раздражения.

— Я понимаю, в моей истории много белых пятен, но уверена: слово «заполучила» — неверное. Я могу лишь предполагать, как и почему Кариган Г'лейдеон досталось письмо Ф'риана и что произошло потом.

Капитану было ясно, что девочку позвала брошь, однако говорить это советникам Ларен не собиралась. Пусть считают все простым совпадением.

— Тогда почему мы не можем допросить ее прямо сейчас? — Перед тем, как поступить на службу к королю, Кроу был прокурором и любил проводить перекрестные допросы.

— Да, почему ее нет здесь? — подхватила Девон.

Эта советница почти ослепла от старости, но не утратила остроты ума. Она зачастую оказывалась бесценным кладезем сведений о том, как различные проблемы решались в прошлом. Некогда Девон была личным Клинком королевы Изен, потом учила не одно поколение других Клинков пути Черного Щита. Когда старушка стала чересчур медлительной и близорукой, ее назначили советником. В этой должности она управляла всеми Клинками, оставаясь связанной со службой, которой посвятила всю жизнь.

Дарен потерла бурый шрам на шее.

— Она не в том состоянии, чтобы допрашивать ее. — При этих словах правитель двора Кроу встрепенулся. — Может, вы не заметили, но Кариган на ногах не стояла, когда добралась сюда.

. — А если она опасна…

— Она не опасна, — отрезала Ларен.

— Девчонка использовала магию, — заметил Кроу.

— Магия не обязательно опасна. Послушайте, бояться следует не усталую вестницу. Она привезла письмо, преодолев бесчисленные препятствия, и ее следует отблагодарить, а не оскорблять беспочвенными подозрениями.

— Доставка послания еще ни о чем не говорит, — вступил в разговор Сперрен. Он был наместником-правителем провинции Хилландер еще во времена детства Амигаста. Став королем, тот привез верного вассала с собой в Сакор и сделал советником. «Интересно, — задумалась Ларен, — а кто сейчас правит в Хилландере?» — Мы знаем, что Лорили Дорран живет в Севере уже много месяцев, и король мирится с ней. А два покушения? Хотя Клинки с легкостью их отразили…

— Ф'риан Коблбей умер за это письмо. — На сей раз Ларен и не подумала скрывать раздражение. — Всем известно, что он имел обыкновение писать важные послания особым кодом, чтобы враг не смог прочесть их, если сумеет перехватить. Я прошу позволения забрать письмо, ваше величество, чтобы определить, зашифровано оно или нет.

Захарий кивнул и протянул письмо капитану.

— А бояться, — продолжила та, — нам следует этого.

С этими словами Ларен подняла две черные стрелы, лежавшие на полу рядом с ее стулом. Прикасаться к ним страшно не хотелось. От них исходило ощущение нечистоты, казалось, острия так и жаждут вонзиться в плоть.

— Да, капитан, — заметил Кроу. — Сегодня днем вы явились, размахивая этими стрелами, будто они раскрыли вам Семь Тайн Бовиана. Будьте добры, объясните.

— He буду притворяться, что мне раскрыты Семь Тайн, — невесело улыбнулась женщина. — Но по поводу этих стрел у меня есть кое-какие мысли. Я нашла их в Селиуме… в спине Ф'риана Коблбея. Я поговорила с тамошним историком, мастером Галвином, которого интересуют давние времена.

— Эти стрелы не кажутся древними, — возразила Девон. Удивительно, как старушка сумела разглядеть хоть что-то.

— Думаю, изготовили их совсем недавно, но древним способом. Мастер Галвин предположил — узнав, каким образом был убит Ф'риан, а именно, двумя стрелами из определенной породы дерева, — что это «похитители душ».

— Да ладно вам, капитан, — презрительно махнула рукой Девон. — Не тратьте наше время на столь фантастические бредни. Магии такой силы в наши дни не существует. Я скорблю вместе с вами о гибели Всадника Коблбея, он был отличным человеком, и все же я не сомневаюсь, что его душа пребывает с богами.

Ах если бы Девон знала правду. Разумеется, все советники слышали об «особенных способностях» Зеленых Всадников, о «штучках», которые они могли делать. И тем не менее никто не понимал, до какой степени используется волшебство до сих пор. Способности Зеленых Всадников были истинной магией, а не ярмарочными фокусами. Все так привыкли к ней, что успели позабыть ее природу. Но король не упускал из виду талантов своих Всадников и нередко их применял — с большой пользой для себя.

58
{"b":"4744","o":1}