ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Капитан Иммерез замер. Плеть в его руке безвольно повисла, а единственный глаз широко распахнулся.

— Где?.. — Он наклонился вперед, зыркая глазом по сторонам. — Где ты?

Кариган приоткрыла рот. Неужели он внезапно волшебным образом ослеп? Нет, кажется, видел капитан хорошо. Все, кроме нее. Она бросила взгляд на… нет, сквозь свою руку. Та была на месте, но стала прозрачной, как тень. Девушка ткнула в плоть пальцем. На ощупь — нормальная…

То, что сделало Кариган невидимой, изменило и ее зрение. Темно-зеленый мокрый мох и сосны стали серыми. Алая туника Иммереза — темно-бордовой.

Все вокруг подернулось пеленой, словно взор заслонило облако.

Остатки нерешительности и страха исчезли. Коня не надо было просить дважды — стоило только пришпорить его, как он понесся вперед. Кариган доверилась его инстинкту — в серой пелене, окутавшей ее, она не могла отличить камни от воды.

Раз беглецы чуть не упали — девушку швырнуло вперед, на лошадиную шею. Конь почти повалился на колени, с трудом поднялся, скользя по грязи, и понесся дальше. Они мчались среди валунов и стволов на скорости, которая впечатлила бы даже инструктора по верховой езде. И все это время жеребец капитана Иммереза не отставал.

Казалось, целая вечность прошла, пока они добрались до дороги. Кариган даже думать не хотела, как утомили скачки по пересеченной местности Коня. И все же стоило им добраться до ровного места, как он понесся пуще прежнего.

Турсгад и Сардж, по крайней мере те, кого приняла за эту парочку всадница, показались впереди. Они ехали верхом очень неторопливо. Может, повернуть? Мимо уха просвистела плетка. Иммерез отставал всего лишь на шаг. Но она же невидима. Как же он?.. Кариган пронеслась мимо двоих солдат, мимоходом заметив их потрясенные лица.

— Лошадь! — закричали они.

Хотя сама она исчезла, Конь оставался видимым. Огибая очередной поворот, девушка пожелала, чтобы ее скакун тоже исчез. В то же мгновение преследователи в недоумении уставились в белесый туман, слыша только стук копыт.

Кариган продолжала путь. Ей казалось, будто они погрузились с головой в серое море, и вода давит со всех сторон. Легкие больше не в силах сопротивляться этой стихии и требуют воздуха. Серый сумрак окружил ее, ей никогда не выбраться из него, остается только утонуть… Девушка так устала. Устала и измучилась от отчаяния в нескончаемом бесцветном мире.

Неожиданно перед глазами вспыхнули пятна цвета. В стороне от дороги появилась тропа, усыпанная ржаво-красными сосновыми иголками и поросшая ярко-зеленым болиголовом и хвойными деревьями. Вдоль пути виднелись крохотные белые цветочки мирта. Сквозь облака показалось солнце, и хотя остальной лес стал лишь чуть менее серым, дорожку осветили золотые лучи.

Кариган погнала скакуна по тропе, повиснув у него на шее. Прямо сквозь его гнедую шкуру был виден лесной ковер. Конь остановился, наездница соскользнула у него со спины на влажную подушку из сфагнума. Она слишком устала даже чтобы снять промокший плащ.

Погружаясь в глубокий сон, Кариган пожелала вновь стать настоящей — а не прозрачной, как призрак.

Серый маг

Восходящее солнце скрывала высокая стена. Можно было смотреть вверх до бесконечности и не увидеть ее пределов. Разумеется, благодаря магии. Там, где заканчивался настоящий гранит, продолжалась волшебная иллюзия, надежный щит. Д'Иеры создали каменную преграду так, чтобы она тянулась выше неба, до самых райских кущ. Сакоридия и ее союзники хотели обезопасить свои земли от разных летающих тварей.

Первая трещина, созданная Серым магом, расползлась паутиной по ближайшим камням, ослабив часть стены шириной примерно с дверь. А ведь колдун ожидал, что трещины распространятся лишь на пару дюймов. Оказалось он куда ближе к победе, чем смел надеяться.

Время. Именно оно сделало заклинания ненадежными, а кладку — уязвимой. Стена ослабела без постоянного наблюдения магов. На граните вокруг швов блестели серебряные руны, древняя письменность Сакоридии и Кмернии. Эти надписи били тревогу, предупреждали о трещинах, о хрупкости каменной преграды. Сообщали о развеянных заклятиях и сбитом ритме колдовских песен.

«Когда о проломе узнают, будет слишком поздно. Клан Д’Иеров много столетий назад перестал патрулировать стену, и даже услышь его члены о трещинах, им будет неизвестно, что делать. Придется искать ученого, умеющего читать руны, и при этом понадобится великий знаток. Язык кмернов исчез вместе с народом, и почти никто из живущих его не помнит.

Если Д'Иерам и удастся перевести руны, все равно они не смогут восстановить стену. Подобное мастерство, как и многое другое, давно утеряно. Значит, они никак не могут угрожать планам Серого мага.

Он приложил пальцы к холодной стене. Покалывание возобновилось, но не такое сильное, как в прошлый раз. Колдун приказал энергии потечь по плечам, через руки до кончиков пальцев, и сознание его расползлось по поверхности стены, как трещины. В камнях по-прежнему звучали песни, скрепляя их. Старые голоса стали неувереннее, стук молотов тише. При удаче его песня сама растечется по стене, разрушит связывающие ее заклинания. Со временем преграда падет на землю кучей камней, и сила Канморан Вейн вновь будет править в этих землях. Тогда Серый маг не только получит доступ к великой мощи, но и все страны мира склонятся перед ним, страшась затаившейся в лесу тьмы.

Он запел разрушительную песнь, постепенно стирая старые заклинания, дробя раствор, убеждая гранит, что тысячи лет его терзали снег, дождь и ветер, что он замерзал, оттаивал и вот наконец ослабел. И стена поддалась.

Серый маг попробовал пошевелиться, лежа на росистой траве. Порой тело мешало ему, хоть иногда и служило неплохой защитой для разума. Заклинания ударили в первую очередь по его разуму, и, воссоединившись с телом, колдун потерял сознание. Голова болела сильнее, чем когда-либо.

День близился к середине. Солдатам наверняка не терпится найти коня вестника. Пусть подождут. Скоро они нагонят свою добычу. Сначала он осмотрит результаты работы.

По всем швам на ширине шести футов расползлись трещины. Тянулись они и до самого верха. Серый маг положил ладони на стену и толкнул каменную кладку. Поврежденная часть закачалась, теряя опору. Целая секция осыпалась дождем цемента и обломков камня; раздался жуткий грохот, и земля содрогнулась от падения самых больших кусков.

Когда пыль осела, на месте части некогда неприступной стены лежала груда мусора. Пал не только физический барьер, но и магический, простиравшийся вверх. Настоящая стена тянулась лишь на десять футов в высоту, а ее волшебное продолжение — до самого неба. Пролом послужит вратами.

По ту сторону преграды в клубах пара извивались черные корни деревьев. Большую часть леса скрывал туман. В неведомых глубинах кричали дикие твари. Скоро. Скоро некоторые из них проберутся сквозь стену в Сакоридию.

Серому магу хотелось исследовать лес, однако времени не было. Он не без сожаления отвернулся от Канморан Вейн.

«Однажды я войду сюда. Правда, не сейчас. Пока я должен заложить фундамент».

Внимание чародея привлекло хлопанье крыльев возле старого ясеня. С ветки взлетела сова и поспешила на восток, растаяв в далеком небе.

«Разумный поступок с твоей стороны, — подумал маг. — Скоро здесь не будет места совам и другим живым существам».

Серый маг воззвал к своим призрачным рабам. Их сонм предстал перед ним неразличимой толпой. Некогда каждый из духов был личностью, имевшей свой путь, таланты и мечты, знавшей любовь и ненависть. Некоторые были добрыми гражданами, другие — преступниками. Колдун без разбора оборвал их жизни. Чтобы духи служили ему.

Один стоял в стороне, отличаясь от других горделивой осанкой.

— Коблбей, — проговорил Серый маг. — На сей раз ты не смог противиться моему зову.

Призрак поколебался, словно притягиваемый словами колдуна, но устоял. «Я все еще противлюсь».

— Ты не поможешь мне пройти быстрым путем?

6
{"b":"4744","o":1}