ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не такие уж важные, — отозвалась девочка. — Будь это что-нибудь чрезвычайное, он подъехал бы прямо к замку. Кроме того, Всадник быстро шел, а не бежал со своей сумкой.

— Как все сложно.

— Я привыкла к здешним порядкам, — заметила Мел. — И Алтон тоже.

— А когда он уезжает?

Мелри похлопала потного коня по шее и прошептала ему что-то в ухо.

— Никогда.

— Что?

— Алтон не отвозит сообщений. Ему родители не позволяют. Чистокровный Д'Иер, что тут поделать. Знаешь, как его злит, что все занимаются делом, пока он сидит в городе?

— Так почему он вообще стал Всадником?

— Его призвала брошь.

— Призвала?

— Угу. Их притягивает к людям, которые смогут их использовать. Людям, одаренным от рождения. — Мел говорила неуверенно, будто и сама не знала толком.

Кариган медленно кивнула, вспоминая разговор в гостиной сестер Флорес. «Брошь призвала тебя, — сказала мисс Мирика. — Она не позволила бы носить себя, если бы не считала тебя Зеленым Всадником».

— А какие способности у Алтона?

— Неизвестно. Он никогда не отвозил посланий, поэтому так и не выяснил.

Кариган покрутила брошь. Интересно, она признала ее за врожденные способности или потому, что предыдущий владелец умер и пожелал этого? Или, может быть, потому что других дураков не было во всей округе?

— Кариган? — К конюшням подошла капитан Мэпстоун не уступавшая по своей незаметности Клинкам. Она остановилась у входа, прислонившись к дверному косяку. — Король готов принять тебя.

Капитан велела девушке немедленно переодеться, утверждая, будто она слишком испачкалась, возясь с лошадьми, и к королю не пристало являться в таком виде. Кариган облачилась в полную форму Зеленых Всадников. Черные сапоги блестели как зеркало, твердый воротничок обернули черным платком, на поясе висели перчатки. Туника была застегнута у ворота брошью с крылатым конем, хоть король и не увидит ее. Не хватало только сабли.

Форма была отглажена до совершенства. Должно быть, капитан Мэпстоун чего-то добивалась, заставив свою подопечную одеться именно так. Кариган чувствовала себя до крайности неловко, хотя и не потому, что форма оказалась неудобной. Скорее ей казалось, что каждый встречный сразу видит ее насквозь и думает, будто она пытается выдать себя за Зеленого Всадника, словно мошенница. Конечно, ей пришлось ранее носить повседневную одежду посланников, но тогда все было по-другому. Ее собственные вещи превратились в лохмотья, и вопрос стоял так — или в форме, или голышом.

— Не понимаю, почему я должна надевать это, — проговорила Кариган. Она шла чуть позади капитана по замковому двору. Девушка старательно избегала взглядов, хотя, по правде, на нее почти не обращали внимания. Для стороннего наблюдателя Кариган была всего лишь одной из многих людей в форме. Несколько настоящих Зеленых Всадников встретились с нею взглядом и ободряюще улыбнулись.

— Внешность при дворе очень много значит, — заявила капитан Мэпстоун. — В первый раз ты предстала перед королем в необычных обстоятельствах, поэтому при всем желании не могла навести на себя должный лоск. Это нормальная ситуация, если вестник привозит послание. В прочих же ситуациях ты должна выглядеть профессионально.

Кариган хотела возразить, что она вовсе не профессиональный Зеленый Всадник, но они уже оказались в тронной зале, и перед девушкой открылась длинная пустая комната, в конце которой на богато украшенном троне сидел человек. У его ног растянулся пес. Как и просила капитан, в зале не было советников, хотя по углам притаились вездесущие Клинки.

Вестница двинулась вперед, бок о бок с капитаном. Белый хилландерский терьер бросился к ним по ковровой дороже, виляя коротким хвостом. Пес приветственно напрыгнул на Кариган, и та, позабыв, где находится, нагнулась и погладила его по голове. Капитан толкнула ее в бок, и они двинулись дальше, пройдя сквозь потоки света, льющиеся через западные окна. Пес бежал следом.

Девушка повторила поклон Ларен Мэпстоун, слишком простой и короткий, на взгляд дочери купца, привыкшей к церемониальным поклонам кланов.

Король оказался слишком молод для монарха, по крайней мере по мнению Кариган. Захарий был лишь на десять — пятнадцать лет старше ее самой, лишь борода цвета янтаря прибавляла ему солидности. Он напомнил Кариган более молодую версию кого-то хорошо знакомого, да вот только кого? Девушка не могла вспомнить, где и когда она встречала похожего человека.

А глаза… Миндалевидные карие глаза уроженца Хилландерской провинции, где можно смотреть на море, на бесконечно далекий горизонт, и между полоской суши и небом не будет ничего, кроме сине-зеленых вздымающихся волн. Говорят, что у жителей этих мест в жилах течет больше соленой воды, чем крови. А теперь король оказался заперт в каменном замке, в душном, неподвижном воздухе. Он напоминал молодого мореплавателя, случайно забредшего в глубь материка, тоскующего от здешней скверной погоды и жаждущего бескрайней воды, чистого воздуха и шороха волн, набегающих на берег.

Король сидел, устало сгорбившись, на троне, подпирая голову рукой и прикрыв глаза. Капитан Мэпстоун начала представлять ему Кариган.

— Можете быть свободны, капитан.

Ларен умолкла на середине фразы и некоторое время так и стояла с открытым ртом.

— Да, сэр! — Женщина выразительно посмотрела на Кариган, поклонилась и вышла из тронной залы. Терьер побежал за ней.

— Хват! — бросил король, и пес неохотно остановился, все еще махая хвостом и глядя вслед уходящему капитану. Потом он послушно вернулся к хозяину и свернулся у его ног.

«О чем хотела предупредить капитан долгим взглядом?» — задумалась Кариган. И что думает король о гостье? Как смотрит на нее? Со скукой? Ожиданием? Девушка переступила с ноги на ногу и опустила глаза.

— Клан Г'лейдеон? — спросил король. От неожиданности сердце Кариган затрепетало. — Насколько я понимаю, ваше право на создание клана было куплено, так?

Кариган покраснела от обиды.

— Создание нашего клана утвердила ваша бабка. — Девушка готова был откусить себе язык — вечно она сначала говорит, а потом думает.

Захарий моргнул, как дремлющий лев.

— Капитан Мэпстоун рассказала мне о твоем путешествии. Разумеется, и я, и мои советники видели твое необычное прибытие ко двору. — Он помолчал, поглаживая бороду. — Но в настоящий момент это не имеет значения. Ты играешь в «Интригу», Кариган Г'лейдеон?

— Я… э… — От столь неожиданной смены темы у Кариган начал заплетаться язык. Неужели ее путешествие настолько не имеет значения? — Мне случалось играть.

— Отлично.

Король хлопнул в ладоши, призывая слугу. Для Кариган принесли стул, и между ним и троном поставили столик сверху водрузили доску.

— Без Триады играть не слишком интересно, — заметил Захарий. — Наверное, надо было попросить капитана остаться. Ничего, сойдет и так. Я давно не играл.

— Но…

— Зеленые или синие?

— Зеленые, но…

— Отлично, — радостно рассмеялся король.

Кариган осознала, какой цвет выбрала, и тихонько застонала. Почему король хочет играть с ней в «Интригу»? Почему ее путешествие не имеет значения?

Захарий спустился с трона, присел на нижнюю ступеньку и приготовился к игре. Фигурки оказались деревянными. Кариган думала, что у короля будет все из серебра, золота и драгоценных камней, однако этот набор оказался куда проще и грубее, чем ей представлялось.

— Кидай кубик, и посмотрим, у кого более сильная стратегия.

По ходу игры спящий лев явно проснулся. Король умудрялся с легкостью отбивать любую атаку Кариган. Ее фигурки оттесняли, окружали и «убивали». Захарий заманил в ловушку ее шпионов, а рыцарей вовлек в безнадежные поединки.

Фрески, изображающие предков Захария, неодобрительно взирали с потолка на бестолкового игрока. Кариган то сжимала, то разжимала кулаки, глядя на беспощадные атаки Захария. Всех ее рыцарей поубивали простые пехотинцы. Девушка глазам своим не верила. Король играет с ней в глупую «Интригу» вместо того, чтобы выслушать рассказ о путешествии. И все же вот они сидят вокруг доски (она на стуле, он — на ступенях трона), сосредоточившись на игре, а через окна в зал падают солнечные лучи, все более косые, и вокруг делается все сумрачнее…

62
{"b":"4744","o":1}