ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— После твоего прибытия я отправила Всадника с известием о тебе. — Капитан Мэпстоун потерла шрам на шее. — Будешь ты Всадником или нет — это твой выбор, но я предупреждаю: во сне ты всегда будешь слышать стук копыт. — Она резко поднялась на ноги. — Советую появиться на балу в парадной форме посланников. А после этого, Кариган Г'лейдеон, можешь отправляться куда хочешь. — Не проронив больше ни слова, капитан вышла из комнаты.

Кариган со вздохом выглянула в окно. Такими темпами ей никогда не попасть домой. Все только усложняется, а не становится проще.

В сотне шагов от окна возле дерева что-то шевельнулось. «Клинок», — подумала Кариган, невольно всматриваясь пристальнее. Она ошиблась. На нее глянуло бледное, искаженное мукой лицо Ф'риана Коблбея. В тот же миг призрак исчез, столь же внезапно, как и появился.

Послание Ф'риана Коблбея доставлено. Почему же его Дух неотступно следует за Кариган?

Мирвелл

— Отпусти меня. — Мирвелл оттолкнул заботливую руку Берилл. Обычно ее прикосновения доставляли ему удовольствие, но только не сейчас. Не у входа в тронную залу короля Захария. Представить только, что какая-то зеленюга едва не сбила его с ног, будто простого слугу! Нет, у этих людей нет ни капли уважения к старшим. — Я и сам пока могу ходить.

Довольно того, что ему пришлось опираться на руку Берилл всю дорогу от парадного входа в замок до тяжелых дубовых дверей, украшенных головней и полумесяцем.

Герольд уже нес знамя Мирвелла по проходу, объявляя высоким голосом о прибытии лорда-правителя Томастина II.

Мирвелл рассмеялся.

— Что такое, мой лорд? — спросила — как всегда невозмутимая — Берилл.

— Посмотри на короля, милая. Или меня совсем подводят глаза, или впервые со времени восшествия на трон его величество… — Он неожиданно сглотнул и заметил: — Капитана Мэпстоун нет рядом, хотя к нему пришел я. — Мирвелл бросил взгляд на Клинков, застывших у двери, пытаясь понять — расслышали они, как он почти проболтался, или нет. Стражи стояли спокойно, напоминая восковые фигуры в диораме музея боевых искусств Сакора. — Странно, — пробормотал он.

Берилл вопросительно посмотрела на своего господина.

— Капитан, — спросил правитель. — Ты видишь ее?

— Нет, мой лорд. Глаза не подвели вас.

— Я так и думал! Может, я не так крепко держусь на ногах, как в былые дни, и все же глаза у меня не хуже совиных.

Пронзительные звуки труб разрешили прибывшим двинуться вперед, к королевскому трону.

Мирвелл выпрямился, не обращая внимания на боль в спине. Та явно считала, что несколько дней в пути — чересчур. Правитель откашлялся.

— Не забывай, — шепнул он Берилл, — держись на шаг позади меня, ни дальше, ни ближе. Пусть это выглядит естественно, хорошо? Пусть подождет. — Мирвелл поправил медвежью шкуру на плечах, которую всегда носил в торжественных случаях, невзирая на жару. Она напоминала всем, что он, Томастин П, хоть и стар, остался по-прежнему сильным человеком, умудрившимся заколоть свирепого медведя одним кинжалом.

Мирвелл зашагал по ковровой дорожке, медленно, неторопливо, будто торжественно внося себя в зал. Он не обращал внимания на сильную боль в колене, усиливавшуюся с каждым шагом, и скрывал хромоту как мог. От таких усилий, да еще с тяжелой шкурой на плечах, по его вискам заструился пот.

Берилл, в точности исполняя приказ своего господина, держалась ровно на шаг позади него. Лорд-правитель представил, как она идет, расправив плечи, с прямым, как струна, позвоночником и высоко поднятым подбородком. Весь ее вид заявляет: «Я служу дому Мирвелла и горжусь этим». От подобной мысли сердце старика исполнилось гордости, а на глаза почти навернулись слезы. Подобные чувства он испытывал на войсковом параде по случаю своего дня рождения — в его провинции это был национальный праздник. Да, трудно найти на свете зрелище более вдохновляющее, чем сотни пеших солдат и конников в сверкающих шлемах, гордо проходящих и проезжающих четким строем по главной площади Мирвеллтона.

Герольд застыл навытяжку в стороне от королевского трона, засунув под мышку трубу, а в другой сжимая знамя Мирвелла, прикрепленное к церемониальному копью. К своему удивлению, лорд-правитель заметил перед королем доску для игры в «Интригу» и пустой стул.

— Ваше величество. — Он коснулся лба и титаническим усилием воли поклонился, не щадя спины.

— Добро пожаловать, Боевой Молот. — Король произнес традиционную формулу, и Мирвеллу было приятно. — Не присядешь ли? Нам будет проще говорить с глазу на глаз.

— Как пожелаете. — Разумеется, это было неправдой Мирвеллу придется изгибать шею, чтобы посмотреть на короля на его возвышении. С другой стороны, это лучше, чем растянуться на полу из-за больного колена, которое может неожиданно перестать удерживать старика на ногах. Томастин II подозревал, что королю прекрасно известно о его недомогании. Другой вопрос, от кого он это узнал — от этой ясновидящей Мэпстоун или благодаря собственной наблюдательности. В любом случае поступок короля произвел на Мирвелла хорошее впечатление. Таким образом тот дал гостю отдохнуть, не обидев его.

Двое правителей обменялись обычными вежливыми приветствиями, поговорили о погоде, путешествии, делах в провинции. Собака Захария спрыгнула с колен хозяина и обнюхала край плаща из медвежьей шкуры. Чихнув, пес вернулся на место. Мирвелл не мог даже представить, как эти маленькие терьеры могли стать такой угрозой для громитов во времена Долгой войны. Он сомневался, что они могут загнать медведя на дерево или вытащить утку из пруда, но, должно быть, польза от них все же есть.

— Мой помощник майор Спенсер, — представил Мирвелл. Он почти чувствовал тепло, исходящее от стоящей за его спиной женщины. — Вы еще не видели ее. К сожалению, старый Харио упокоился в мире. — Добрый друг Харио. Вернее любой собаки. Мирвелл устроил своему покойному помощнику воистину пышные похороны.

Король едва удостоил Берилл взглядом.

— Я надеюсь, вы придете на ежегодный бал и присоединитесь к охоте? — спросил король.

— Как бы я мог пропустить такое! Я и бываю-то в Сакоре только раз в году — на весенней охоте, ваше величество. — Ну разумеется, он непременно отправится вместе со всеми. После охоты — или ее лучше назвать резней? — Амильтон взойдет на трон. Интересно, подозревает ли что-нибудь Захарий? Король оставался спокойным и отстраненным, как всегда. Шпион Мирвелла при дворе сообщил, что, хотя письмо добралось до королевского двора, в нем не было сказано о планах покушения, ничто не указывало на участие в заговоре Мирвелла и Амильтона и никто не уделил внимания зеленюге, привезшему послание. Значит, преследование было пустой тратой сил и времени. Хотя всегда лучше с гарантией обезопасить себя…

Впрочем, кто знает, что таится за спокойными чертами королевского лица? Он настоящий игрок, даже лучше, чем его отец, и на порядок лучше брата. Амильтон владеет собой не лучше табуна взбесившихся лошадей, что и позволяет легко управлять принцем. Мирвелл наклонился и поднял с пола фигурку зеленого короля. Прочие фигуры стояли в позициях на доске для игры в «Интригу».

— Играете в «Интригу»? — спросил король.

— Вы заметили мой интерес, — рассмеялся Мирвелл. — Ну да, вынужден признать — во мне есть склонность к соперничеству. Долгими зимними вечерами никуда не деться без хорошей игры в «Интригу». Вижу, вы наголову разгромили своего противника в этой партии.

Захарий нагнулся и почесал за ухом пса.

— Неумелый противник… Нет, вернее сказать, не старательный.

— Да уж, — согласился Мирвелл. — Если ты не увлечен игрой, то никогда не выиграешь. Должно быть, игра получилась не слишком интересной для вас.

— С одной стороны — да, хотя с другой — напротив, довольно важной.

Мирвелл удивился выражению лица короля. Его обычная маска куда-то делась, и стало видно — монарха что-то забавляет и очень интересует. Кто бы ни был противником его величества в этой игре, он явно заинтриговал своего повелителя. Лорд-правитель поставил зеленого короля на доску, на самый ее край, как и положено «убитым» фигурам.

64
{"b":"4744","o":1}