A
A
1
2
3
...
73
74
75
...
103

Алтон пожал плечами и надкусил грушу. Оба надолго замолчали. Потом юноша продолжил:

— Вообще-то я не совсем полноценный Зеленый Всадник. Моя семья не позволяет мне доставлять послания, но я чувствую, что должен. Временами я слышу во сне стук копыт и просыпаюсь в поту с сознанием, что должен ехать, да только не знаю куда. У меня каждый раз щемит сердце, когда другие отправляются в путь, а я могу лишь наблюдать за их отъездом. Порой мне стыдно смотреть ребятам в глаза, особенно когда кто-то бывает ранен. Или убит.

Кариган поразило, что Алтон решил поделиться с ней своими чувствами, причем столь искренне и эмоционально. Возможно, решила она, ему просто не с кем об этом поговорить. Другие Всадники вряд ли поймут ограничения, которые накладывает на аристократа его происхождение. Они могут считать, что он просто увиливает от своих обязанностей или, того хуже, находится на особом положении. А семья Алтона тем более не разделяет его чувств, раз запрещает ему ездить. Может быть, он решил поговорить об этом с Кариган, потому что увидел, как она сопротивляется искушению стать Зеленым Всадником и в то же время знает, каково это — слышать по ночам стук копыт.

— А чем, по мнению семьи, ты должен заниматься?

— Украшать собой дворцы, наполненные подходящими дамами благородного происхождения. — Он мрачно усмехнулся. — Мне порой приходится это делать, как, например, на вчерашнем королевском балу. Если мое семейство узнает, что я провожу время с другой зелен… с просто… молодой девушкой… — Он запнулся, не зная, как сказать, чтобы не обидеть Кариган. — Они загонят меня назад в поместье и опять заставят обучаться ремеслу каменотеса.

Он посмотрел на свои огромные руки — пальцы растопырены, ладони кверху.

— Ты, наверное, удивишься, увидев мозоли на моих руках. С юных лет меня учили тесать камень. Это семейная традиция. Ты не поверишь, я часами стучал молотком по граниту и не раз разбивал в кровь пальцы, прежде чем научился попадать по резцу. — Алтон кивнул сам себе. — Брешь в Стене Д'Иеров — позор для моей семьи.

Кариган взяла его руки в свои, сразу почувствовав и мозоли, и силу. Юноша улыбнулся ей, и девушка выпустила его ладони.

— Стена построена тысячу лет назад, камень всегда разрушается со временем.

Алтон покачал головой.

— Эта Стена должна стоять вечно. Ее строили самые искусные каменщики, а блоки скрепляли с помощью магии. Секреты мастерства ныне утеряны. Прочность должна быть такой, чтобы навсегда удержать зло в пределах Черного леса. И позор клана остается, несмотря на прошедшие века и сменившиеся поколения.

Такого она не слышала никогда. Конечно, клан Г'лейдеон существует не столь давно и не восходит к основным кланам Сакоридии. Кариган плеснула себе на руки воды из бурдюка, чтобы смыть грушевый сок. Она должна быть осмотрительна в этой жизни, чтобы не обесчестить будущие поколения.

— А Стену Д'Иеров починят?

— Я не уверен, сможем ли. — На лице юноши отразилось беспокойство. — Как я уже говорил, часть навыков утрачена. Но действовать все-таки надо. Не могу даже представить, какое зло способно проникнуть сквозь эту Стену.

А вот Кариган могла. Более того, она встречалась с ним.

Они убрали остатки еды и вновь двинулись в путь. Еще час девушка и ее спутник ехали по длинной долине, простирающейся перед ними.

«Наверно, здесь и было озеро», — подумала Кариган, слушая шелест травы на легком ветерке. Пчелы кружили над люпинами. Пересохло озеро или нет, но место оставалась очень живописным.

— Посмотри. — Алтон указал вниз по долине. — Я думаю, там проходит королевская охота.

Действительно, внизу были видны крошечные фигурки людей верхом на лошадях, а также маленькие белые точки, несущиеся перед охотниками.

— Давай рассмотрим получше. — Юноша вытащил латунную подзорную трубу из кожаного чехла, притороченного к седлу. Д'Иеры явно не относились к обедневшим кланам, раз обладали таким оптическим прибором. — Кажется, собаки почуяли добычу.

Учтиво взглянув на девушку, Алтон передал трубу ей. Она взяла ее в руки с некоторым сомнением. В последний раз Кариган смотрела в подобный прибор в Семи Трубах и увидела в нем тревожные картины прошлого, настоящего и будущего. Да еще этот телескоп на балконе королевского дворца во время бала… Тогда одна из картин будущего стала явью — король Захарий, что-то высматривающий в трубу.

Шесть хилландерских терьеров скакали впереди всадников в густой траве. Вот они остановились, принюхиваясь, высунув розовые языки, затем помчались на запах. Охотники осторожно последовали сзади. Первый в группе — король Захарий — держал наготове лук с натянутой тетивой. Он был одет в легкую кольчугу, сбоку пристегнут короткий охотничий кинжал, на лбу повязана серебряная лента. Рядом с ним красовался знаменосец в ливрее, в его руке развевался стяг с гербом клана Хилландер, точно такой же, как в тронном зале.

За ними ехала группа разряженных людей, занятая больше болтовней, чем охотой. Прихлебывая из фляг, по всей видимости — с вином, они оживленно что-то обсуждали, размахивая луками. Среди них находился лорд-правитель Мирвелла в алом одеянии, сопровождаемый верной помощницей и охранником.

За аристократами следовал сборный отряд солдат и охранников в черно-серебряной форме, на их лицах была написана явная скука. Клинки, окружавшие всю группу, напротив, оставались суровы и сосредоточенны. Кариган насчитала четверых, хотя, возможно, остальных просто незаметно.

— Ты называешь это охотой? — Она передала телескоп назад Алтону. — По-моему, это больше похоже на парадную процессию.

Юноша пожал плечами и опять глянул в окуляр.

— Король считает это отдыхом. Здесь нет советников, толп прислуги, а аристократы слишком пьяны для серьезных дискуссий. И никто не ноет о положении в стране.

Кариган спрятала за ухо выбившуюся прядь волос. Интересно, а когда она беседовала с королем Захарием в тронном зале, он тоже счел ее жалобы нытьем?

— Если он не пригласит некоторых знатных особ с собой на охоту, то нарушит этикет. Хотя, кажется, они ему не слишком докучают. А солдаты — это необходимость. Так что Захарий вполне доволен выездом, и его собаки резвятся на просторе.

«Что это?»

Алтон продолжал наблюдать за охотниками в подзорную трубу и вдруг нахмурился.

— Нечто странное, — проговорил юноша. — Не пойму, что так разозлило собак, но определенно не заяц.

Кариган прикрыла глаза от солнца ладонью и пристально посмотрела в долину. К сожалению, все, что она могла рассмотреть без подзорной трубы, это белые точки, рассыпавшиеся в разных направлениях. Да еще девушка слышала далекий лай. Неожиданно лошади встали на дыбы, нарушив строй, которым до этого двигались. Фигурка в черном выпала из седла.

Алтон убрал прочь прибор, словно он не мог поверить тому, что увидел, и желал взглянуть невооруженным глазом.

— Что там? — спросила Кариган.

Вместо ответа юноша протянул ей зрительную трубу. Взору девушки открылся сплошной хаос. Собак чуть не потоптали вздыбившиеся кони. Король выкрикивал терьерам какие-то команды. Клинки со всей скоростью скакали к королю, обнажив мечи. Прочие стражники пытались обуздать своих взбесившихся лошадей, и от них не было толку. Человек, которого Кариган видела падающим, лежал в траве. Это был Клинок, и у него из груди торчали две стрелы.

Девушка, как и Алтон перед этим, убрала трубу, не в силах поверить в увиденное. На обеих сторонах долины блестели металлические доспехи, отражая солнце.

«О боги! На них напали!»

Юноша также заметил металлический блеск и опять взял у Кариган прибор.

— Айрик и Айрион! Это громиты.

Черные стрелы

Мирвелл зевнул.

— Вы устали, мой господин? — спросил Д'ранг.

Лорд рассматривал долину. Охотники двигались крайне медленно. Они пробирались сквозь высокую траву, высматривая зайцев и других грызунов, хотя время для этого было выбрано самое неподходящее. Солнце стояло высоко, и все зверьки попрятались глубоко в норы, так что даже хваленые королевские терьеры не могли их достать. Впрочем, эта благородная публика подняла такой жуткий шум, что распугала даже самых глухих зайцев, причем и на другом конце королевства тоже.

74
{"b":"4744","o":1}