ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женщина глубоко вздохнула, подавляя желание повернуться и посмотреть в упор. Это бы насторожило купеческую дочь. Вместо этого воительница рубанула мечом.

Отчаянный крик, раздавшийся из тени, подтвердил, что чутье не подвело, и Джендара торжествующе рассмеялась. Теперь женщина развернулась к беглянке, и тут на нее упал следующий комплект доспехов.

Джендаре понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, что она оказалась на полу. Все тело болело, ушибленное тяжелым старинным нагрудником. Она почти рычала, сбрасывая с себя различные детали доспехов, натыкаясь на наручи и поножи.

Стоя на четвереньках, женщина шарила по полу в поисках меча, и тут ее рука попала на что-то мокрое. Она поднесла пальцы к губам и слегка попробовала языком. Кровь!

Джендара вскочила и бросилась назад в освещенный коридор. Схватив свечку, она вернулась в темный проход. Свой меч она нашла рядом с погнутыми доспехами. Женщина с удовлетворением посмотрела на кровь на конце клинка и на алые капли, ведущие вдоль коридора. С мечом в одной руке и свечой — в другой Джендара отправилась по кровавому следу, как гончая по запаху добычи.

Кровавый след

Кариган прислонилась к косяку, тяжело дыша. Одной рукой девушка держалась за дверь, а второй зажимала рану под ребрами. Та оказалась не слишком глубокой, но кровоточила будь здоров, да и ныла довольно сильно.

В примыкающем коридоре горел свет, и все же беглянке пришлось сбросить невидимость, чтобы сберечь немногие оставшиеся силы. Свежая рана на боку не давала отдышаться. Девушка осмотрела себя и, несмотря на темноту, различила почти черное пятно, растекающееся по рубахе. Алые капли сочились между пальцами и капали на пол.

Кариган тщетно пыталась перевести дыхание, привалившись к двери. По лицу тек пот, щипавший глаза. Скоро, очень скоро ее найдет Джендара. На сей раз придется с ней столкнуться, а в этой схватке шансов выиграть у девушки немного.

В дальнем конце коридора замерцал свет. Отдыхать некогда. Кариган потрясла головой, чтобы собраться с мыслями, и потянулась к броши. Это ее единственная…

Бесплотные руки протянулись к девушке через темный дверной проем. Одна зажала ей рот, не давая вскрикнуть, другая обхватила ее вокруг груди. Кариган тщетно барахталась в железных объятиях. Ее медленно, но неотвратимо тащили в черную, как ночь, комнату за дверью.

— Ш-ш-ш, — выдохнул кто-то ей в ухо.

Девушка начала думать, что провалилась во тьму царства забвения. А может быть, дело было просто в полном отсутствии света, да только тело Кариган обмякло. Казалось, она поднимается вверх и вверх, к ночному небу, до самых небес на встречу с богами.

Джендара колотила кулаком по стене, пока костяшки не закровоточили. Она быстро преследовала свою добычу, но следнеожиданно оборвался у входа в пустую кладовую. Женщинаобшарила ее целиком и не нашла ничего. Ни странных теней, ни невидимого присутствия, ни выдающих беглянку капель крови.

Приходилось признать — Джендару постигла неудача.

Она порадовалась, что не рассказала о своих намерениях лорду. Не хотелось быть еще раз жестоко наказанной. Воительница устала, так устала… Но что остается? Она служила Амильтону и его делу много лет. Она знала, что принц бывает жесток, хотя так, как в ночь серебряной луны, он никогда ее не наказывал. Амильтон стал совсем другим, вовсе не тем очаровательным принцем, за которого она поклялась отдать свою жизнь так давно.

Когда-то Джендара была невинной девушкой вроде той, что они с Торном держали в плену. Тогда она училась на мастера меча, гордясь правом служить Сакоридии и королю. Потом Джендара стала Клинком, и ее назначили личным телохранителем принца Амильтона. Тот совершенно очаровал ее. Именно тогда девушка лишилась невинности. Вспоминая сделанный тогда выбор, а также многие другие, вытекающие из него, Джендара снова и снова убеждалась: начни она сначала, жизнь ее пошла бы точно по такому пути. В этом и заключается разница между ней и той самой зеленюгой. Бывшая пленница умела учиться на собственных ошибках.

Джендара вышла из пустой комнаты и отправилась по коридору, держа в руке свечку.

Добравшись до тронной залы, она увидела, что купец все еще сидит на лавке, сгорбившись, а его спутник, напротив, решительно выпрямился и скрестил руки на груди. Джендара поднесла к носу купца окровавленный кончик меча. Тот посмотрел на воительницу мутным взглядом.

— Это кровь твоей дочери, — прошипела Джендара. — Никакой она не призрак.

Воительница не стала дожидаться его реакции и зашагала по ковровой дорожке мимо редеющей толпы непокорных дворян. Среди них она узнала свою старую учительницу — Девон Вейнрайт. Некогда та была великой мечницей, но теперь стала слепой, как крот, и в своем преклонном возрасте опустилась до статуса советника Захария. Джендара покачала головой. Некогда она восхищалась Девон, хотя теперь видела в ней только сморщенную и скрюченную каргу. Воительница пожелала себе умереть молодой.

Кроу и король Амильтон беседовали с мирвеллским солдатом и не заметили Джендару, чем та осталась довольна.

— И что они говорят? — Амильтон вспыхнул, и в его глазах загорелся гнев. Из сжатых в кулаки рук исходила сила.

— М-монархия — это тирания, мой лорд. — Солдат нервно облизал губы, переводя взгляд с Кроу на Амильтона и обратно.

— Кто они?

— «Общество антимонархистов», мой лорд, — ответил вместо солдата правитель двора Кроу. Он опирался на посох, нисколько не удивленный новостями. — Ваш брат время от времени говорил о них, но эти болтуны даже в худшем случае могут доставить лишь некоторое неудобство, не более. Он приказал арестовать их предводительницу, хотя не стал дальше заниматься этим вопросом. Когда идеи смутьянов нашли поддержку жителей Севера, Захарий несколько обеспокоился, однако его внимания потребовали другие, куда более важные дела.

— Они хулят мое имя? — спросил Амильтон.

— Да, мой лорд, — отозвался солдат. — Они хотят уничтожить монархию как таковую. Именно это они выкрикивают в ночи, а их предводительница зажигает толпу своими речами.

Потрескивание вокруг рук Амильтона прекратилось, и принц задумчиво погладил усы.

— На стенах ведь стоят лучники, не правда ли, сержант?

— Да, мой лорд.

Тогда им самое время попрактиковаться в стрельбе.

— Хорошо, мой лорд. — Солдат поклонился и рысью выбежал из тронного зала.

Не обращая внимания на Джендару, Амильтон перевел взгляд на небольшую группу дворян, все еще стоящих перед ним.

— Ну-ну. Не верю своим глазам.

Он прошел среди придворных и остановился перед высокой блондинкой в черном, оглядев ее сверху донизу.

— Леди Эстора! Как приятно снова встретиться с вами. На глазах у преданной телохранительницы новоявленный король взял бледную руку молодой женщины и поцеловал ее. Блондинка смотрела прямо перед собой, не обращая внимания на Амильтона.

— Вы прекрасны, как всегда, моя леди, — продолжил принц. Другая рука скользнула по щеке и по шее красавицы.

Джендара так сжала кулаки, что у нее побелели костяшки. Амильтон смотрел на всех женщин, кроме нее.

— Моя леди, — продолжал тем временем король, наклоняясь еще ближе к молодой женщине. — Моя дорогая, дорогая наследница провинции Кутр, у меня есть на ваш счет интересные идеи.

Кариган падала, падала с небес…

Девушка дернулась и пришла в себя.

Она открыла глаза и увидела, что находится в комнате, освещенной единственной свечой. То ли она потеряла сознание, то ли уснула, но лежала разведчица теперь на камне. От жесткой, холодной поверхности болела спина.

Свеча не слишком-то хорошо разгоняла мрак. Виднелись каменные, как и во всем замке, стены, но размер помещения оценить не удавалось. И все же Кариган казалось, что комната маленькая, похожая на гробницу. На полке поблескивали стеклянные сосуды и кувшины. Слегка пахло травами и сыростью. Воздух здесь был затхлый, будто комнату давно не открывали.

Свет плясал на потолке, выхватывая из темноты вырезанные на камне руны и символы, более древние, чем старый сакоридский язык. Среди знаков красовались примитивные изображения Айрика, Айрион и прочих богов. Был там бог Вестерион — получеловек-полуптица. Он провожал души до самых звезд. Рядом с ним высился его громадный конь Салвистар, приносящий раздоры и войны.

85
{"b":"4744","o":1}