ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конники обменялись обеспокоенными взглядами и начали перешептываться меж собой.

— Однако, — продолжал король, — я вправе изменить правила хотя бы на одну ночь из-за особых обстоятельств, в которых мы оказались. Возможно, такого права у меня не было бы, вторгнись мы в Залы королей и королев, где упокоены правители. Аллея Героев немного более доступна, и здесь вторжение живых легче простить. — Он обвел глазами своих людей, словно проникая им в души взглядом. Кариган стало не по себе. — Здесь мы оставим наших коней.

Конники дружно спешились и собрали связки факелов, предусмотрительно захваченные с собой. Король улыбнулся.

— Оставьте их. Мы идем в гробницу, а не в пещеру.

Солдаты снова зашептались, пожимая плечами. Рори провел руками по вратам и толкнул их в районе знака Вестриона. Створки моментально распахнулись, лишь чуть-чуть царапнув по камню. Из врат пахнуло холодом, землей и камнями.

Воины один за другим проникли в круглый проем — достаточно широкий, чтобы могли войти могильщики с гробом. Коридор оказался длинным и прямым, и хотя сам он не был освещен, в дальнем конце горел свет. Этого вполне хватило, чтобы разглядеть место, в которое они попали.

Как ни странно, коридор оказался сухим, а стены из крапчатого гранита гладкими и не покрытыми трещинами. Хотя в подземном мире было сухо, холод пробрался сквозь теплый плащ Кариган и пронизал ее до костей.

— Вот это мастера, — прошептал маршал кавалерии.

— Позже ничего подобного не было создано в этом королевстве, — подтвердил король Захарий. — Должно быть, эти гробницы выкопали еще до эпохи кмернов.

Коридор привел отряд в довольно большую комнату с низким потолком, освещенную мерцающими лампами. Кариган казалось, что слой земли давит на всех. Самым высоким из солдат приходилось пригибаться, чтобы не стукнуться о потолок. В центре комнаты стояла еще одна опора для гроба, украшенная уже знакомыми символами и надписью на древнесакоридском. Из комнаты вело несколько коридоров, но лишь один был освещен.

Здесь короля ждали пятеро Клинков, одетых в теплые туники и штаны, а также отороченные мехом плащи. При виде Захария телохранители дружно опустились на колени.

— Вставайте, — велел тот. — Какие у вас вести?

Вперед выступила женщина, почтительно склонив голову.

— Я сержант Бриен Квинн, мой лорд, — сказала она. — Клинок Фастион отправил нас сюда, чтобы встретить вас. Ваше присутствие здесь — это большая честь.

Захарий кивнул.

— Где Фастион?

— Он несет стражу у главных врат на случай, если принц Амильтон решит напасть на это место.

— сколько с ним людей?

— Еще десять, мой лорд.

— Прекрасно. Мимо них не пробраться никому.

Бриен засияла от гордости.

— Наш священный долг охранять тех, кто покоится здесь.

— В таком случае в путь. Ведите, сержант.

— Да, мой лорд. — Бриен прищелкнула каблуками и направилась вперед с одним из Клинков, остальные пошли замыкающими, к большому облегчению всех солдат, судя по их лицам. Рори продолжал охранять короля. Хотя встретившие монарха Клинки с радостью отдали бы жизнь за короля, их долг — охранять мертвых. О живых заботятся другие.

Путники прошли еще одним коридором, на сей раз квадратным в сечении. Его освещали лампы, установленные в нишах. Стены украшали красочные фрески, изображающие сцены битв и портреты героев. Закованные в доспехи рыцари мчались в бой на могучих конях, а на концах копий воителей развевались флажки. Другие, облаченные в кольчуги, отражали натиск врагов мечами. Прочие стояли в сторонке, сложив пальцы полумесяцем.

— Эти стены могли бы поведать нам не одну историю, — проговорил маршал Мартел. Он поудобнее перехватил шлем, который держал под мышкой. — Не удивлюсь, если они хранят больше знаний, нежели вся библиотека Селиума.

Напоминание о школе, из которой девушка сбежала, кольнуло Кариган в сердце будто острый нож. Казалось, ее учеба в Селиуме осталась в какой-то другой, невозможно далекой, жизни. Что ни говори, она действительно чувствовала себя другим человеком, совсем не похожим на школьницу, сбежавшую из-за какой-то полузабытой ерунды.

Путники прошли в следующий чертог, просторный и широкий, но со столь же низким потолком, поддерживаемым множеством квадратных гранитных колонн. В комнате рядами стояли каменные плиты. И все они были пусты.

— Кажется, в гробнице давным-давно никого не хоронили, — проговорил маршал Мартел.

Король Захарий услышал эти слова и заметил:

— У нас очень долго царил мир. И героев родилось немного.

Они прошли в следующую комнату, как две капли воды похожую на предыдущую, и еще одну. Каждая была ярко освещена и совсем не напоминала темную, полную теней гробницу, явившуюся Кариган во сне. Каменный пол оставался отполированным, паутину явно снимали заботливой рукой, под ногами не клубилась пыль. Хотя воздух был холодным, он оставался свежим и не пах разложением или старыми костями. Заброшенная часть замка, по которой девушка пробиралась вместе с Фастионом, выглядела куда мрачнее и больше напоминала склеп.

И все же Кариган испытывала смутное беспокойство. Ей казалось, будто недобрый взгляд наблюдает за ними. Порой краем глаза она замечала движение в углу, однако стоило посмотреть туда, и неясные тени пропадали. Создавалось впечатление, словно кто-то перебегает от одной могильной плиты к другой. Однако, кроме Кариган, никто этого не замечал, и девушка решила пока что придержать язык. Усталость играет странные шутки с людьми, особенно если они находятся в гробнице, освещенной мерцающими лампами.

Следующая комната не была пуста. Под льняными покровами лежали фигуры усопших, которые напоминали заснувших спокойным сном. Другие покоились в сверкающих доспехах, у их ног лежало оружие. Третьих поместили в саркофаги с портретами на крышках.

В последующих комнатах были заполнены все плиты. Перед глазами путников открывался ряд за рядом укрытых покровами мертвецов. Кариган старалась смотреть на спину маршала Мартела или на пол. Почему-то общаться с душами покойных было проще, чем идти среди давно забытых останков. Девушка чувствовала себя очень маленькой, а также пугающе уязвимой и смертной.

Дорога постепенно поднималась вверх. Казалось, воины прошли много миль.

— Да, в Сакоридии было немало героев, — заметил маршал. В отличие от Кариган он с любопытством смотрел по сторонам.

— Бесконечные битвы, — проговорил король Захарий. — Некоторые лежат здесь со времен Долгой войны или даже дольше. — Он улыбнулся спутникам. — Немногие знают, какое величие заложено в основе города Сакор.

— Вот и хорошо, — сказал Мартел.

Кариган бросила взгляд искоса и заметила кости, лежащие под странными углами под одним из покровов. Под другим виднелось нечто, походившее на мешок.

Король помолчал, а потом прошептал что-то Бриен.

— Да, — подтвердила та и указала в дальний угол.

Король Захарий повернулся к Кариган и поманил ее за собой. Потом монарх пошел между плитами в указанном Бриен направлении. Кариган заколебалась — уж очень ей не хотелось идти среди иссеченных, жалких останков. Наконец, сжав зубы, она двинулась за королем, обходя надгробия стороной и устремив глаза на пол.

В дальнем углу король остановился у плиты и взглянул на лежащего на ней. Это оказалась обернутая льняными свивальниками фигура, укрытая саваном. От бедер до кончиков ног ее задрапировали сине-зеленой клетчатой тканью. Голова была плотно замотана в лен, на месте глаз виднелись впадины. На стене за плитой с останками были видны огромный двуручный меч, боевой топор и сабля. На потолке над телом изобразили женщину верхом на огромном сером скакуне. На плечи у нее была накинута все та же клетчатая ткань, а в руках красовались сабля и щит с гербом — золотой крылатый конь на зеленом поле.

Кариган почувствовала тепло на груди — там, где была приколота брошь. Девушка коснулась ее. Украшение нагрелось и будто бы пело — неслышно, но так, что звуки отдавались в теле владелицы.

89
{"b":"4744","o":1}