ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Первая Всадница, — проговорил король Захарий. — Она была великим героем Долгой войны. Я знаю, что прошло много времени, и слава Зеленых Всадников померкла, немногие помнят об их истинном величии. И все-таки они происходят из славного рода.

У Кариган закружилась голова. Казалось, стены еще сильнее сдвинулись и начали давить на нее. В ушах зазвучал цокот копыт. Она хотела броситься прочь… она…

— Этой ночью мне скорее всего понадобится мой кинжал, — тем временем сказал король, разминая здоровую кисть. — Мне повезло, что громиты сломали левую, а не правую руку.

— Я… э-э-э… — начала Кариган, удивляясь, почему он попросил клинок именно сейчас. Девушка сняла перевязь через голову и протянула владельцу.

— Думаю, Первая Всадница не обидится, если ты позаимствуешь один из ее мечей, — заявил король.

— Я не могу! — отрезала Кариган, удивленно вздохнув.

— Почему? Ей он не нужен, а тебе понадобится.

— Я… я… — Девушка пятилась, пока не уперлась спиной в очередную страшную плиту. Она содрогнулась всем телом, будто покойник ущипнул ее.

— А я не хочу, чтобы ты выходила наверх невооруженной, — проговорил король. — Возьми меч.

Кариган заложила за ухо прядь волос.

— Я… — Увы, на лице короля читалась решимость. — Ну ладно.

Девушка обошла плиту и остановилась перед оружием. Большой меч был ростом с нее. Должно быть, Первая Всадница была высокой и могучей женщиной. Кариган потянулась к сабле.

В голове еще сильней застучали копыта, словно призывая ее взять реликвию. Брошь продолжала петь. Пальцы девушки сомкнулись на рукояти. Сабля легко снялась со стены и удобно легла в ладонь. Стук копыт смолк, брошь утихла. Кариган вздохнула с облегчением.

Неожиданно из-за одной плиты поднялся клубок бело-серого тряпья, напоминающий ожившего мертвеца, и бросился на девушку. Она и нападающий повалились на гранитный пол и покатились по нему. Существо пыталось выхватить саблю из рук Кариган. Девушка была так потрясена, что выпустила ее. Куча тряпья заковыляла прочь, а затем свернулась клубком у ног короля, прижимая к себе оружие.

Рори и Бриен оказались рядом с ним через мгновение.

— С тобой все в порядке? — спросил король у Кариган, протягивая ей руку и помогая подняться.

От удара у девушки перехватило дыхание, бок снова налился болью, однако сильнее всего было чувство удивления. Кариган молча кивнула, с любопытством глядя на напавшее на нее существо.

Бриен уперла руки в боки, сурово глядя в ту же сторону.

— Эджмон! — проговорила она.

Клубок задрожал при звуке ее голоса, и воительница раздраженно возвела глаза к потолку.

— Вложи меч в ножны, — велела она Рори.

Тот повиновался без лишних вопросов. Женщина снова повернулась к клубку.

— Эджмон, не вставай на пути у короля.

Тот пошевелился и заскулил с новой силой.

— Нервный, как путаный заяц, — заметил Рори.

— Это могильщик, — пояснила Бриен. — Живые их пугают.

— Да, да, — выло существо.

— Встань, Эджмон, — приказал король.

Дрожащий комок поднялся и превратился в старика с длинными седыми волосами и страшно бледным лицом, совсем не покрытым морщинами. Его одежда вовсе не была старой и изношенной, но отличалась приглушенными, будто пыльными тонами, похожими на пелены, в которые оборачивают мертвых. Он жадно прижимал к груди саблю, поправляя очки на кончике носа.

— Не бойся нас, — проговорил король Захарий.

— Какая честь, — пискнул человек, — какая честь видеть вас, великий король, и ваших Черных Щитов. Но здесь, есть другие. Эти синие, эта зеленая. Им не следует находиться в обители великих людей. Их цветам здесь не место, если только они сами не герои. Если они не мертвы.

— Я разрешил им присутствовать, — сказал король. — И среди них есть герои, достойные этих аллей.

— Но они живы, — в отчаянии заявил человек. — Они дышат. Они оскорбляют мертвых.

Захарий положил руку на плечо могильщика.

— У меня есть право привести их сюда. Я не нарушил никаких запретов.

— Они должны остаться и служить мертвым. И никогда не видеть света солнца.

— Нет, — возразил король. — Они пришли со мной. Все они защищают меня. Все они защищают гробницы.

— Как скажете, мой господин. Как скажете. — Эджмон снова поправил очки, глядя на своего повелителя в полном отчаянии. — Но эта, — он указал на Кариган, — коснулась сабли великой Амбриоде. Она должна остаться здесь навеки.

— Нет, — снова возразил король. — Ты должен вернуть ей саблю, и она тоже уйдет со мной. Обещаю, что оружие будет возвращено. И не думаю, что Первая Всадница станет возражать.

— Не знаю, не знаю. — Эджмон покачал головой и на его лице отражался все больший ужас.

— Отдай ей саблю, — рявкнула Бриен.

Эджмон вздрогнул всем телом и сунул саблю Кариган. Та поспешно взяла ее и отступила на шаг.

Обитатель гробниц окинул ее пристальным взглядом с головы до пят, будто решая, достойна она или недостойна.

— Все равно ее уже коснулись мертвые, — заявил он наконец. — Пожалуй, я не против.

Эти слова прозвучали приговором, и по спине у девушки побежали мурашки.

Эджмон повернулся к королю.

— Человек-птица будет недоволен.

— Вестрион поймет, — возразил король Захарий. Он бросил взгляд на Бриен. — Впрочем, обсуждать это нам некогда.

— Я поняла, мой лорд. — Воительница подхватила Эджмона за руку и оттащила в сторону. — Ты должен вернуться к своим обязанностям. Ты меня понял?

— Да, да. — Могильщик замахал рукой и заковылял прочь по коридору. — Я полирую доспехи великого Хетта. Да, да. Хетт Железная Рука. Я полирую его доспехи.

Бриен вздохнула.

— Простите, мой лорд, но он глава всех могильщиков и чувствует свою ответственность за вторжение живых.

— Знаю, — отозвался Захарий. — Полагаю, что остальные слишком робки, чтобы показаться нам.

— Да, — улыбнулась женщина. — Некоторые даже боятся с нами разговаривать.

— А сколько их здесь? — спросила Кариган, с отвращением думая, как можно жить в этой огромной могиле.

— Может, пятьдесят, может, сто. Сложно сказать, потому что они таятся от нас. Есть семьи, которые живут здесь из поколения в поколение. Время от времени мы пытаемся переселять их наверх, но они часто не могут освоиться там. Ведь это идет вразрез со всем, что они слышали о «тех, кто не увидит белый свет».

— А где они живут? — спросила Кариган, поморщившись.

— Не слишком далеко от мертвых, в собственных комнатах. Так они привыкли. И так было всегда.

— Ну что, пойдем? — предложил король Захарий. — Полагаю, Берилл и капитан Мэпстоун уже проникли за городские стены. Им не поздоровиться, если мы опоздаем.

Гнев Клинка

— Помни, старик, — проговорила Берилл. — Я буду держать кинжал приставленным к твоей спине. Одно слово, одно только слово, и я не побоюсь воткнуть его.

Мирвелл сидел, сгорбившись, в седле, до крайности усталый и замерзший под покровом ночи. Городские фонари не грели, испуская ледяное сияние. Ох, если бы можно было накинуть на плечи медвежью шкуру… В старые времена Берилл Спенсер немедленно принесла бы ему облачение, но теперь она перестала быть верным слугой. Да и никогда им не была.

Приближаясь ко вторым воротам, молодая женщина ни на шаг не отступала от правителя Мирвелла. За ней ехала Мэпстоун, накинув на лицо серый капюшон, а рядом с капитаном — Всадник Коннли, одетый в алую форму Д'ранга. Для полноты картины Мэпстоун взяла серую кобылу Коннли.

Будь Мирвелл менее прагматичным человеком, его могла бы позабавить ирония сложившейся ситуации. Они с Берилл буквально поменялись ролями. Теперь он пленный, а она — надсмотрщик. Его обмануло ее красивое лицо, упорный труд и, казалось, бесконечная преданность. А молодая женщина все это время шпионила в доме Мирвеллов, хотя лорд считал ее самым верным офицером, ставя выше капитана Иммереза и прочих.

Мирвелл признавал — его обыграли. Правда, последний ход великой игры «Интрига» еще не сделан. У него есть в запасе слова силы, которым научил Серый маг. Главное — использовать их в самый подходящий момент.

90
{"b":"4744","o":1}