ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце осмотра она обернулась к нему, разрумянившаяся, сияющая.

— Спасибо, что вы привели меня сюда, — с чувством поблагодарила она. — Это прекрасно: возвращает из прошлого в настоящее. Я получила огромное удовольствие.

Он улыбнулся, глядя на нее сверху, и она отвела свой взгляд, боясь, что может выдать свои чувства и услышать в ответ лишь дружеские слова.

— Надеюсь, слишком много искусства не пресытило вас? Что, если нам перекусить вместе? — ровным голосом предложил он. — Не знаю, как вы, а я люблю поесть.

— Поверите или нет, я тоже. — Она с сожалением протянула ему руку. — Но мне лучше попрощаться с вами. Я не могу больше заставлять вас тратить на меня столько времени.

Он посмотрел на нее, шутливо улыбаясь.

— Но ведь я все равно должен поесть. Вы готовы? Мартина была более чем готова. Провести еще час или более в обществе этого человека было просто блаженством. Когда они выходили из павильона, облака разошлись. Над ними было чистое голубое небо. Доминик привел ее в ресторан одной из гостиниц, поставил стул к столику. Почти тут же появился официант.

Для начала им подали холодную дыню, потом рыбу, приготовленную так, как это умеют делать только в Венеции. Целиком полагаясь на его вкус, она позволила ему самому выбирать блюда. Говорили мало. Мартина держалась спокойно, с удовольствием слушая его низкий, приятно звучавший голос. Каждое произнесенное им слово имело свой смысл. Глаза на загорелом лице смотрели загадочно. Зал, где они находились, был отделан под старину. Здесь было хорошо. Раздавались приглушенные голоса, аппетитно пахло едой.

Внимание Мартины привлекла группа людей, сидящих за соседним столиком: интересная молодая пара с двумя детьми — мальчиком и девочкой школьного возраста. Дети были хорошо воспитаны, их поведение было безупречным. Ей пришла в голову мысль, что такие же дети должны быть и у Доминика.

Тут же вспомнила о Майе, слабой, красивой, и Кэй — женщинах, которые могли претендовать на замужество с ним. Юнис подробно рассуждала об этом в своих разговорах. Все это вызывало беспокойство Мартины. Она любила его и стыдилась своего чувства, хотя понимала, что должна отказаться от него. Но одна только мысль об этом казалась ей сейчас невозможной.

Дома, в Лондоне, ее ждут новые встречи, выставки, фильмы. Все это будет обсуждаться с родителями. Но Мартина не видела впереди ничего, что бы могло по-настоящему захватить ее. Весь мир для нее сосредоточился сейчас в Доминике, сидевшем напротив, как всегда слегка наклонив голову набок, с иронической улыбкой, приоткрывающей прекрасные зубы. И все это — в ресторане первоклассного отеля, в Венеции.

— Спасибо за действительно чудесно проведенное время, — поблагодарила Мартина, когда он помогал ей садиться в лодку.

— Я рад, что вам понравилось, — живо отозвался он. — Роберто проводит вас. Простите, что не могу сделать этого сам, но у меня срочное дело. Я должен быть в условленном месте через десять минут.

Приподняв безукоризненно чистую манжету, он быстро взглянул на часы. Лодка везла ее домой. Закрыв глаза, Мартина думала о том, как он неожиданно вошел в ее мир. Но нет, совсем нет, без всякой надежды, думала она.

Вернувшись домой, Мартина не нашла Юнис. Ее ждала записка: «Буду около четырех». Воспользовавшись свободным временем, Мартина написала несколько писем. Около четырех зашла Эмилия и передала, что синьора Вортолини уже дома и ждет ее в гостиной.

Юнис великолепно выглядела в спортивных брюках молочного цвета. Большие жемчужные серьги хорошо сочетались со стоячим воротником. Только что уложенная прическа шла ей. Тепло улыбаясь Мартине, она пригласила ее сесть рядом. На низеньком столике стоял поднос с чаем.

— Присядь, Марти. Расскажи мне о выставке. Понравилось?

Мартина устроилась в кресле и рассказала о своем утреннем путешествии. Подав ей чашку чая, Юнис внимательно слушала.

— Я довольна, что тебе понравилось, — произнесла она, когда Мартина остановилась. — Доминик как раз тот человек, который подходит для таких походов. Теперь-то он тебе нравится?

— Нравится? — Засмеявшись, Мартина хотела скрыть боль, сидевшую внутри. — Скажем, я начинаю больше узнавать его, — уклончиво ответила она.

К ее облегчению, Юнис сама начала рассказывать о покупках, которые она сделала для предстоящей поездки. Конечно, разговор зашел о Марко. Они ели бутерброды и крошечные пирожные и уже выпили по второй чашке чая.

— Что касается Марко, — начала Юнис, откинувшись на стуле и закуривая сигарету. — Бруно хочется, чтобы он продолжал свои занятия у соседей по утрам каждый день. Ему не хотелось бы, чтобы он пропускал уроки с учителем. И кроме того, у тебя будет свободное время. Больше всего Бруно беспокоится о сне Марко, но, зная, что ты остаешься с ним, он уверен, что проблем не будет. Со временем все воспоминания о пожаре сгладятся. Дети податливы и скоро все забывают. Нас не будет неделю, но на всякий случай — номер врача записан в книжке под телефоном в холле. Там же номера всех наших знакомых, включая Доминика.

Юнис стряхнула пепел с сигареты в серебряную пепельницу на столике.

— Между прочим, не стесняйся звонить Доминику, если тебе что-то понадобится. Он очень собран и разумен в критических ситуациях.

Мартина уверенно заметила:

— Надеюсь, ничья помощь мне не понадобится. Не хочу никого беспокоить в ваше отсутствие.

— Не будь слишком самоуверенной, — предупредила ее Юнис. — Когда дети вместе, всякое может случиться. Но делай так, чтобы Марко не был обузой для тебя. Он выглядит невинно, но, как и все дети, достаточно хитер, чтобы поймать тебя на твоих же чувствах и использовать в своих интересах. Самое главное, будь с ним построже с самого начала и не потакай ему ни в чем. — Она тепло улыбнулась. — Мы с Бруно так признательны, что ты согласилась побыть с ним. Если у тебя возникнут какие-то вопросы, у нас еще Судет возможность поговорить до отъезда.

Однако больше случая для разговора не представилось. Вечером на прощальный обед собрались гости. Некоторые друзья приходили проститься на следующий день, а вечером состоялся отъезд. Бруно стоял в холле с сияющей, красивой Юнис. Стефано и Уго носили вещи в лодку. Бруно обратился к Мартине:

— Я только что был у Марко, он спит. Но знает, что, когда проснется, нас здесь уже не будет. Время от времени мы будем звонить. И пожалуйста, чувствуй себя как дома. Делай все, что пожелаешь.

Прощание было коротким. Бруно обнял Мартину за плечи, Юнис поцеловала ее в щеку, обдав волной приятных духов. Они ушли.

На следующее утро за завтраком у Марко было угрюмое настроение. Он молчал.

Пока его умывали и одевали, он говорил только о дяде Бруно, который обещал взять его с собой в следующий раз. Когда же подошло время идти в соседний дом, он снова помрачнел.

— Не буду сегодня заниматься никакими дурацкими уроками, — заявил он упрямо. — Хочу поехать в аэропорт и посмотреть на самолет, в котором улетел дядя Бруно.

— В другой раз, — пообещала Мартина, приготовившись быть терпеливой. — После ленча пойдем с тобой на Лидо. Ты построишь замок из песка и искупаешься в море. Тебе же хочется этого, правда?

Марко слегка вздрогнул и побледнел.

— Море? — испуганно прошептал он и энергично тряхнул головой. — Только не море. Папа не велел мне без него ходить туда. Однажды я чуть не утонул, и папа обещал, что мы больше не будем ходить на море. — Его губы дрожали, глаза наполнились слезами. — Почему папа должен был уехать?

Мартина притянула его к себе, стараясь собрать все свое самообладание.

— Иногда бывает, что люди должны уходить, покидать нас, — неуверенно произнесла она. — Но где бы ни был твой папа, он любит тебя. — Жалость переполняла ее. Наклонившись, она откинула упавшую на лоб прядь волос, удивляясь, какие у него длинные ресницы. — У тебя была когда-нибудь золотая рыбка, Марко? — осторожно спросила она.

Он нахмурил брови, пытаясь сосредоточиться.

— Нет. — Он отрицательно качнул головой.

22
{"b":"4746","o":1}