ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда мы купим с тобой небольшой аквариум, запустим туда рыбок, и ты будешь наблюдать, как они плавают.

Он смотрел на нее, не проявляя никакого интереса, и грубовато спросил:

— Зачем?

Мартина улыбнулась.

— Потому что у тебя должно быть что-то, что было бы тебе дорого. Ты будешь кормить их, дашь им имена и никогда не будешь один. Ты узнаешь их, а они узнают тебя.

В задумчивости он выслушал ее и покачал головой, слегка нахмурившись.

— Они и вас тоже узнают? Она кивнула.

— Может быть, когда ты увидишь, как они плавают, не боясь воды, тебе тоже захочется научиться плавать.

— А вы боитесь моря, синьорина? — серьезно спросил Марко.

— Нет. Зови меня просто Мартина, Марко. Это звучит более дружески, а ведь мы друзья, правда? — Она улыбнулась, глядя на его серьезное лицо.

— Тетя Юнис зовет вас Марти, — заметил он.

— Если хочешь, зови меня так же. Он улыбнулся и с гордостью выпрямился, как будто ему оказали честь.

— А вы умеете плавать, синь… Марти?

— Да. Мне хотелось бы и тебя научить. Мальчики, как правило, плавают лучше девочек, они более смелые.

— А дядя Бруно плавает?

— Думаю, что да.

— Лучше, чем тетя Юнис?

Мартина прикинула в уме, сколько кубков выиграла Юнис за плавание, усмехнулась и притянула его к себе.

— Надеюсь, что да, — ответила она, очень в этом сомневаясь.

Когда Марко ушел в соседний дом, Мартина вместе с Уго отправилась на рынок. Дул легкий морской ветерок. Лодка скользила, едва касаясь поверхности воды. Уго следил за тем, чтобы избежать столкновений с речными трамвайчиками, которые шли вдоль берега канала, подбирая случайных пассажиров, стоящих в специальных местах ожидания.

Окна дворцов на противоположном берегу мерцали в розовых лучах отражавшегося в них утреннего солнца. Мартина по-новому воспринимала величие и красоту этого сверкающего, лучистого города, наполненного чистым ароматным воздухом. Такого она нигде больше не видела. Это было похоже на глоток искрящегося вина, и когда Уго тихонечко запел известную оперную арию, она начала ему подпевать. Уго был доволен, что она пригласила его с собой на рынок за аквариумом. А узнав, что это для Марко, он вообще оживился: как и все домашние, он обожал его.

Мартина по-настоящему наслаждалась рынком, разноцветием фруктов и многообразием рыбы, которую бережливые хозяйки-венецианки критически рассматривали, прежде чем купить. Она прислушивалась к их голосам, звучащим с разными интонациями, и все это напоминало ей жужжание пчел, летающих вокруг банки с медом. Быстро купив нужный аквариум с красивыми камушками, они с Уго выбрали разной окраски рыбок из Адриатического моря и корм для них. Попросив Уго все это отвезти домой, она сама решила прокатиться на речном трамвайчике.

Около часа бродила она по великолепным лавочкам, покупая кожаные вещи, старинные эстампы, плетеные корзинки — сувениры для домашних. Немного погодя за маленьким столиком на площади она выпила чашечку кофе. Сюда уже стекались группы туристов, обвешанных камерами, гиды возбужденно подходили к посетителям, предлагая свои услуги. Оркестр исполнял приятную мелодию, голуби, кружась над площадью, вторили ему.

Вернувшись домой, Мартина увидела, что Стефано уже поставил аквариум на небольшой столик в гостиной. Пестрые рыбки в сочетании с красивыми камушками на дне аквариума должны были стать новым миром для Марко, который бросился к аквариуму, как только вошел в комнату.

— Какие красивые рыбки, Марти! — в восторге воскликнул он.

— Они и правда красивые.

Мартина протянула ему пакет, чтобы он бросил корм в воду. Посмеиваясь от удовольствия, он время от времени поглядывал на Мартину блестящими от радости глазами.

— Могу я дать им имена, Марти? — возбужденно спросил он.

— Конечно, давай.

В задумчивости он сдвинул брови.

— Золотая рыбка будет тетей Юнис. Коричневая, которая плавает вокруг нее, — дядя Бруно. Красная в углу — Стефано, который всегда краснеет, когда я подшучиваю над ним. — Он в раздумье посмотрел на остальных рыбок. — А вот эта длинненькая, которая в стороне от всех, разве она не красивая? Она ведь похожа на дожа, Марти.

Мартина рассмеялась.

— Даже не представляю. А что ты знаешь о дожах?

— Нам рассказывали о них на уроках. В Венеции были такие правители. Думаю, что это все-таки дож, Марти. Я назову его дядей Домиником.

— Пожалуй, ты прав.

С виноватым видом они повернулись к двери: в комнату входил Доминик.

— Мне кажется, мое имя присвоено золотой рыбке. — Он приподнял брови и сделал шутливый жест. — Так где же здесь я? — поинтересовался он и наклонился над аквариумом.

С серьезным видом Марко показал на чудесную рыбку, с гордым видом плавающую в стороне от других.

— Вот она, дядя Доминик! — воскликнул Марко. — Не правда ли, она красивая? Доминик усмехнулся:

— Самая красивая во всем аквариуме. Полагаю, что остальным вы тоже дали имена? Марко живо показал.

— Конечно. Вот дядя Бруно и тетя Юнис, Стефано, а вот эта голубовато-зеленоватая — Уго.

— Хм. — Доминик, казалось, о чем-то глубоко задумался. — А где» же тетя Мартина? — Он повел бровью в сторону Марко, который напряженно смотрел в аквариум. — А что ты думаешь об этой симпатичной изящной маленькой рыбке в дальнем углу?

Марко рассмеялся и взглянул на Мартину.

— Да, — сказал он. — Эта рыбка нравится мне больше всех.

Слегка оттопырив щеку языком, Доминик посмотрел на покрасневшую Мартину. Пытаясь скрыть румянец, она наклонилась к Марко и поцеловала его в лоб.

— Спасибо, Марко. Видишь, как они хорошо плавают и не боятся воды, — произнесла она со значением.

Он снова повернулся к аквариуму. С нежностью смотрела она на маленькие ручки, прижатые к стеклу, на растрепавшиеся кудри, на нежный овал лица.

Но Марко не поддержал этот разговор.

— Они уже съели все, что я им дал, — дипломатично заметил он.

Ее смеющиеся глаза встретились с темными глазами Доминика, и сердце замерло в груди от этого пристального взгляда. Ей показалось, что зашел он не случайно.

Будто прочитав ее мысли, Доминик заговорил:

— Я еду к себе на ферму в Венецианские холмы и рассчитываю пробыть там пару дней. Марко нравится это место. Не могли бы вы поехать с ним тоже? Но, конечно, Венеция для вас будет потеряна на это время. Что вы думаете об этом?

— Что я думаю? — повторила Мартина. Она бы многое отдала, чтобы побыть два дня в его обществе. — Как вы добры! Мне очень хотелось бы. А тебе, Марко? — Она перехватила его взгляд на аквариум. — Рыбки будут ждать нас, когда мы вернемся, а Стефано посмотрит за ними, — ласково успокоила она мальчика.

Он живо посмотрел на Доминика.

— А я смогу покататься на Люнеди, дядя Доминик? Доминик, слегка усмехнувшись, пояснил Мартине:

— Люнеди — это пони, на котором Марко катается, когда бывает на ферме. Он родился в понедельник, поэтому его так и назвали. А вы умеете ездить верхом на лошади, мисс Флойд?

Мартина отрицательно покачала головой, пытаясь скрыть свою радость. Хотелось бы ей знать, какую цену потребуют от нее боги за два дня блаженства на ферме Доминика!

— Когда мы отправляемся? — спросила она.

— Я подожду вас. Стефано упакует вещи Марко, он не раз уже делал это. — Ответ прозвучал холодно.

В своей комнате Мартина взяла средних размеров чемодан из свиной кожи, положила туда на всякий случай вечернее платье. Идя в ванную, чтобы умыться, она слышала, как Марко болтал со Стефано, собиравшим его вещи. От струи холодной воды ее кожа порозовела. Быстрым движением она подкрасила лицо, покрыла губы розовой помадой, оставила волосы распущенными и повязала вокруг головы белую ленту, как у Алисы в Стране чудес. Костюм — голубой верх и белая юбка — подчеркивал свежесть молодости. Но, взглянув на себя в зеркало, она отметила, что глаза ее блестят ярче, чем следует.

Когда Доминик помогал ей садиться в лодку, она старалась ничем не выдать свое радостное состояние. Он сел напротив, опершись одной рукой о сиденье.

23
{"b":"4746","o":1}