ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Удивленный, Доминик произнес:

— Кэй? Когда вы приехали? Одни? Хорошо… Как вы себя чувствуете?.. А ваши родители? Как они разрешили уехать вам одной? Вам понравилась Греция? Вы видели Майю?.. Нет… Хорошо. — Он засмеялся, засмеялся от всей души. Затем, посмотрев на часы, добавил:

— Я буду у вас через полчаса.

Мартина смотрела на его красивую голову, широкие плечи, на всю его фигуру, так хорошо вырисовывавшуюся на фоне стен, обтянутых шелком спокойных тонов. Слова, произносимые им, больно жалили ее сердце, заставляли жадно тянуться к нему. Мысль о том, что он собирается сегодня встретиться с Кэй, была просто невыносима. Он положил трубку, не скрывая, что звонок доставил ему удовольствие.

— Извините, что задержал вас, — произнес он слегка насмешливо, и она поняла по его взгляду, что ей лучше уйти как можно быстрее.

Вскоре она была уже у дома Бруно, обратив внимание на то, как стремительно Доминик покинул ее, увидев Стефано, встречающего их.

Поднявшись наверх, Мартина обнаружила, что Марко ждет ее. Его темные глаза смотрели виновато, маленькая дрожащая ручка коснулась ее.

— Ты не сердишься на меня, Марти, что я забыл фотоаппарат и вернулся за ним? Я долго искал музей, а когда вернулся, тебя уже не было.

Она улыбнулась, сжав его ручку, и поцеловала в лоб.

— Нет, дорогой, я не сержусь. Только в следующий раз говори мне, пожалуйста, куда ты собираешься бежать, хорошо?

— Договорились.

Марко облегченно вздохнул, поняв, что она не сердится. Осторожно повернув его на бочок, она расправила простыни и положила рядом медвежонка.

— А теперь засыпай и подумай, куда нам с тобой пойти завтра. Решай сам, потому что сегодня мы делали то, что хотелось мне.

— Мне бы очень хотелось сфотографировать Люнеди.

Мартина вздрогнула и села на кровать. Может быть, она была не права, отказавшись от предложения Доминика? Мальчик, и это чувствовалось, был очень привязан к пони, и, кроме того, после отъезда Бруно с Юнис у него прекратились ночные кошмары.

С острой болью в груди она вспомнила улыбку Доминика, его смех и совершенно явное удовольствие от разговора с Кэй. А ведь она сама виновата. Сама не захотела провести с ним вечер и толкнула его на свидание с Кэй.

Марко с надеждой смотрел на нее, и она со страхом думала, что он ждет от нее чудес. С напускной веселостью она ответила:

— Завтра посмотрим. Но в любом случае нам надо дождаться приглашения от дяди Доминика. А теперь спи. — Она осторожно прикрыла рукой его глаза. — Мне хотелось бы познакомить тебя со скромным маленьким пони, который очень не любил фотографироваться.

Тихим голосом она рассказала ему забавную историю о пони, который всегда старался спрятаться в укромное место, когда кто-нибудь пытался его снять, потому что он совсем не любил фотографироваться. Время от времени Марко посмеивался, но потом все-таки заснул с легкой улыбкой на лице.

Чтобы не очень разочаровывать мальчика, на следующий день Мартина попросила Уго прокатить их по Бренте. Им повезло: на берегу реки они увидели лошадей, и Марко сделал несколько снимков. Это был не Люнеди, но он все равно был доволен.

Остаток недели пролетел как на крыльях. Особенно интересным было приглашение синьоры Августы посетить выставку ее мужа, организованную в городском саду. После выставки у них дома состоялся прием.

Мартина приняла приглашение, хотя и опасалась встретить там Доминика. Чтобы не переутомлять Марко, она пошла к Августам сразу же после церемонии открытия выставки. Дона тепло встретила ее. Среди именитых гостей Мартина увидела Кэй Янг с молодым американцем, которого видела раньше. Они оживленно разговаривали, стоя в небольшой группе людей, собравшихся в дальнем конце комнаты. Она обернулась, как бы ища взглядом Доминика, и тут же наткнулась на его секретаря Джима Уорда Бейкера. Ей показалось, что у него болезненный, осунувшийся вид, но взгляд был довольно веселый.

— Мисс Флойд! — с откровенным удовольствием приветствовал он ее. — Я думал о вас сегодня утром. По правде говоря, я вспоминал вас довольно часто после нашей первой встречи. Как поживаете?

Он взял ее руку и держал до тех пор, пока она осторожно не освободила ее. Скрывая удивление под испытующим взглядом, Мартина легко ответила:

— Спасибо, прекрасно. Как вы? Он пожал плечами.

— Не очень. Вам идет загар. Воздух Венеции вам на пользу. Расцветаете, как роза.

Он так оценивающе посмотрел на ее сияющее лицо и ясные глаза, что она поспешила сменить тему разговора.

— Надеюсь, вы встречались с синьором Марко Вортолини? — сказала она, глядя на Марко.

— Buon giomo, дядя Джимми, — вежливо произнес Марко.

Джимми сделал шутливый жест, слегка коснувшись кулаком его щеки.

— Buon giorno, Марко. Как ты чувствуешь себя с этой прекрасной синьориной, которая водит тебя повсюду с собой, держа за руку? — Он бросил хитрый взгляд на Мартину. — Не понимаю, почему только он такой счастливый. Не хотели бы вы провести как-нибудь вечер со мной? Как насчет сегодняшнего?

Ей ни с кем не хотелось встречаться до возвращения Бруно и Юнис, не хотелось, чтобы опять говорили, что она слишком много времени бывает с Марко. Но Джимми трогал ее своей потерянностью.

— Почему бы и нет? — ответила она, улыбаясь. Он усмехнулся.

— Вы собираетесь сегодня к Августам?

— Да.

— А что, если завтра? У меня есть билеты на концерт во Дворец дожей.

— Это было бы прекрасно, — ответила она. Вечером Мартина, уложив Марко в постель, оделась, чтобы пойти в гости к Августам. Она выбрала платье из хлопка с полиэстром — цветы на белом фоне, свободные рукава с бархатными бантиками у локтя. Шея открыта. На руку она надела также бархатную ленточку. Волосы подколола хвостом, что особенно понравилось Джимми, заехавшему за ней в лодке Доминика.

— Вам можно дать не больше шестнадцати, — негромко произнес он, помогая ей.

Вечер, который вызывал у Мартины некоторое беспокойство, обещал был хорошим. Выставка имела колоссальный успех. Почти все картины были проданы, а остальные взяты на комиссию. После обеда из комнаты убрали столы, приготовив ее для танцев. Играл великолепный квартет музыкантов. Кэй Янг не испортила настроение Мартины. Во время перерыва между танцами они вместе с Джимми пошли в буфет, где оказались рядом с Кэй и ее спутником. Кэй хорошо смотрелась в вечернем белом платье с открытой спиной, без рукавов, с достаточно низко открытой грудью, демонстрирующей ее прекрасный загар. В ушах и на шее сверкали бриллианты.

— Мне очень нравится ваше платье, мисс Флойд, — произнесла она своим высоким голосом. — Чудесный вечер, не правда ли?

Мартина согласилась.

— Как вам понравилось в Греции?

— Как? Спросите у Рода. Он считает, что все было прекрасно.

Род передал ей бокал и обернулся с бледной улыбкой к Мартине. Лицо его было коричневым от загара, но выглядел он не таким уверенным, как тогда, когда она увидела его впервые.

— Великолепно провел время, — произнес он. — Какие чудные девочки! Могу всем советовать проводить там отпуск, конечно не доводя дело до медового месяца. Хотя Кэй не согласна со мной. — Он передал бокалы Мартине и Джимми. Мартине понравилась его улыбка. В нем, в противовес Кэй, не было ничего притворного.

— Мне не хочется слишком поспешно связывать себя брачными узами, если я и так хорошо провожу время, — заявила Кэй с недовольной гримасой. — Как вы считаете, мисс Флойд?

— Мне кажется, все зависит от того, насколько тот или иной мужчина начинает вам нравиться больше, чем остальные, — ответила она спокойно.

— Я бы не сказала так, — возразила Кэй и обратилась к Джимми, стоявшему рядом с Мартиной:

— А где же Доминик сегодня? Я думала, он будет здесь. Хотелось бы знать его мнение о некоторых картинах, на которые я обратила внимание на сегодняшней выставке. Наш хозяин еще не достаточно известный художник, не так ли?

Джимми посмотрел на нее, прищурившись.

— Доминика нет в городе. Если хотите совет относительно Лука Августы, можете купить любую его картину с автографом автора, и это будет надежным вложением ваших средств. Когда-нибудь его имя будет произноситься наряду с самыми известными в пире художниками.

35
{"b":"4746","o":1}