ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С ней не могло бы такое произойти. Любовь к детям, врожденное умение войти в их мир фантазий позволило бы избежать угрозы разрушения семьи, если бы она была женой Бруно. Юнис же дети не интересовали. Она считала, что именно они лишили ее нормального детства, а сейчас под угрозой вся остальная ее жизнь. Мартина смотрела на нее с озабоченностью и сочувствием.

— Не беспокойся, — тепло проговорила она. — В это же время на следующей неделе вы с Бруно будете в Женеве, и это будет ваш второй медовый месяц. — Она проказливо улыбнулась. — Завидую вам. Бруно — интересный человек. Могу понять, что ты боишься потерять его. Я сама могла бы легко в него влюбиться. — В ее глазах появился огонек. Поддразнивая Юнис, она надеялась, что у той изменится настроение.

— Чувствую, ты можешь стать моей соперницей. — Юнис улыбнулась, слегка расслабившись, радуясь, что с нею рядом понимающий человек. — Ты даже не представляешь, что значит для меня уехать сейчас отсюда хотя бы на некоторое время. — Она загасила наполовину недокуренную сигарету, потеряв к ней всякий интерес. Мартина не курила и надеялась, что при ней Юнис перестанет курить так много. Юнис слишком нервничала, была натянута как струна.

Сейчас, когда ей стало немного лучше, она заговорила снова:

— Сегодня днем я иду в парикмахерскую. Сможешь заняться чем-нибудь, пока меня не будет? А если хочешь, мы можем вместе дойти до площади. Марко останется со Стефано.

Прежде чем Мартина ответила, Марко вошел в комнату. Его порозовевшее личико было свежевымыто, волосы аккуратно расчесаны. Он нерешительно стоял около двери, потерянный и одинокий. Мартина уловила это.

— Мне хотелось бы пойти с тобой, Юнис. А что, если мы возьмем с собой и Марко? — Она пересекла комнату, приблизившись к нему, и улыбнулась.

— Как ты смотришь на то, чтобы показать мне Венецию? Я здесь впервые, и было бы чудесно, если бы такой мальчик, как ты, был рядом.

Марко колебался, взвешивая, что лучше: принять приглашение незнакомой тети или остаться дома. В конце концов он взял ее за руку.

— Хорошо, синьора, — согласился он. Сердце Мартины сжалось, когда маленькие пальчики коснулись ее руки.

— Пойду переодену туфли, — сказала Мартина, глядя на Юнис, сидевшую за столом. — Во сколько мы должны вернуться?

— Марко ложится в семь. Ужинает он на кухне вместе с Уго и его женой Марией, которая готовит у нас. Кроме Стефано и Эмилии, есть еще Пина и Лоренцо. Они выполняют большую часть работ по дому и ухаживают за садом. По английским стандартам, может показаться, что у нас слишком много слуг, но мы даем им свободное время, и в доме всегда есть кто-то, когда нужно что-нибудь сделать. — Отставив стул, Юнис встала. — Я подброшу вас до площади и заберу там около пяти. Хорошо?

Она улыбнулась, как прежде, и Мартина, довольная, ответила ей такой же улыбкой.

— Прекрасно, — сказала она и вышла из комнаты, держа Марко за руку.

Первое, что она заметила, войдя в свою комнату, была чековая книжка, маленький черный замшевый мешочек и записка на туалетном столике, которую она тут же прочитала.

«Дорогая Мартина, я называю вас так, потому что чувствую, что мы уже друзья. Распоряжайтесь чековой книжкой по своему усмотрению. Прогулки с Марко могут дорого стоить, несмотря на его детские запросы. Если вам понадобится мелочь, Стефано в любое время возьмет в банке. Надеюсь, вам понравится у нас. Чувствуйте себя как дома. Всего самого хорошего, Бруно».

Марко с любопытством наблюдал за тем, как она взяла мешочек и, распустив затягивавший его шнурок, открыла его. Как это было мило со стороны Бруно — вот так, ненавязчиво оставить ей деньги, вместо того чтобы предлагать их лично, что, конечно, смутило бы ее. Первым ее желанием было отказаться, но потом, немного подумав, она взяла их. Даже стакан воды в Венеции может стоить дорого, а у нее слишком мало своих денег. С улыбкой она протянула мешочек Марко.

— Будь добр. Марко, посчитай, пока я переоденусь. Я не очень-то разбираюсь в итальянской валюте. Марко насупился и вежливо ответил:

— Не понимаю.

— Извини. Конечно, не понимаешь. Валюта — это деньги. В мешочке итальянские деньги. Ты научишь меня пользоваться ими. Идет?

Он энергично кивнул, взяв мешочек, подошел к стулу и высыпал содержимое на сиденье. Маленькая кудрявая головка склонилась над монетами, и Мартина оставила его одного решать задачу.

Когда она вернулась, большая часть денег была уже в мешочке. Остальное она отдала мальчику, чтобы он положил к себе в карман. Видя довольное выражение его лица, Мартина подумала, что он, наверное, впервые имеет дело с деньгами. В холле их встретил Стефано, и почти тут же появилась Юнис, одетая для улицы.

— Вы уже готовы?! — воскликнула она. Сейчас она выглядела лучше и даже улыбнулась Марко. — Будь умницей с тетей Мартиной, хорошо?

— Si, тетя Юнис. Я позабочусь о синьорине, — послушно ответил Марко.

— Посмотрим. — Ответ прозвучал довольно резко. — Уго ждет нас? — спросила она Стефано, приподнявшегося со своего места.

— Да, синьора. — Он открыл тяжелую дверь. Уго помог им сесть в лодку.

В лодке Марко сидел прижавшись к Мартине, держа руки в карманах и позвякивая монетами, как бы убеждаясь, что они все еще там, и изредка таинственно улыбался Мартине: ведь у них был секрет. Мартине хотелось крепко обнять его.

— Не давай Марко слишком докучать тебе, Марти. Пусть делает что хочет, — посоветовала Юнис, расставаясь с ними.

Они прошли на площадь Святого Марка, заполненную народом и голубями. Повсюду слышалась музыка, смех, голоса. Мартина восторженно смотрела на пеструю толпу. Здесь было такое, что не поддавалось описанию. Флаги на бронзовых столбах перед собором, гондолы, танцующие на переливающейся поверхности воды, гондольеры, узкобедрые красавцы, как будто сошедшие с полотен, в соломенных шляпах набекрень — все вместе это представляло необыкновенно красочную картину, светящуюся в золотых лучах солнца.

Марко, счастливый, отправился к одному из передвижных павильонов покупать кукурузу для голубей. Он радостно засмеялся, когда стая птиц пронеслась у него над головой, почти касаясь его плеч. После того как кукуруза кончилась, Мартина на свои деньги купила мороженое, и они сели в ожидании боя часов на углу собора.

Церемония началась с того, что появились бронзовые, как живые, мавры и произвели удар. Марко сидел, поглощенный зрелищем, и смотрел, как открылась небольшая дверца, откуда вышли трубящие ангелы, а перед ними три волшебника. Широко открытыми глазами он наблюдал, как они поклонились Мадонне, потом окружили ее и с мягким жужжанием исчезли за двумя маленькими дверцами, захлопнувшимися за ними.

Потом они прошлись по магазинам. Марко, держа Мартину за руку, шел рядом спокойно и важно. Время от времени он привставал на цыпочки и смотрел на ту или иную витрину, но ни о чем не просил. Так они бродили довольно долго, пока их внимание не привлекла игрушечная змея.

Прижавшись носом к стеклу. Марко зачарованно смотрел, как она извивалась, как живая, и весело засмеялся, когда Мартина вздрогнула при виде ядовитого язычка, злобно высунувшегося наружу. Конечно, она купила игрушку, улыбнувшись при виде Марко, быстро зашагавшего, держа коробку под мышкой.

Гуляя на солнце, они немного устали, и Мартина решила присесть за уединенный столик в кафе на пьяцца, заказав пирожные с лимонадом. Можно было бы отдохнуть и в более скромном кафе, но она специально выбрала именно это место, чтобы Марко мог еще раз посмотреть на церемонию боя часов. Она не забыла, как его пальцы сжимали ее собственные, когда на часах появились первые фигурки. По окончании представления он так светло ей улыбнулся, что она не могла не обнять его.

Окунуться в роскошный мир богатства так легко! Она чувствовала себя свободной от необходимости считать каждую копейку, покупая что-нибудь для Марко. Через несколько минут вернулся официант, неся их заказ. Когда он подошел. Марко сполз со стула и начал заводить змейку, которую назвал Руссо.

6
{"b":"4746","o":1}