ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юнис стряхнула пепел сигареты за борт лодки и окинула взглядом светло-коричневый костюм Мартины. Это было сделано непроизвольно, но у Мартины появилось чувство, что ее сравнивают с Майей, которая, вне всяких сомнений, имела гардероб из самых лучших магазинов Парижа и Рима.

Довольно невразумительно она произнесла:

— Может быть, действительно еще рано говорить о замужестве Майи? Ведь она любила своего мужа и буквально разбита случившимся.

Юнис криво усмехнулась:

— Майя больше всего переживает из-за себя. Она была единственным ребенком в богатой семье, которого баловали. Для Майи мир начинается и кончается вместе с ней. Если она выйдет замуж за Доминика, все будут довольны. Он знает ее давно, и для нее он не новенький. К тому же Доминик созрел, чтобы иметь свою собственную семью.

С точки зрения Юнис, этот брак был бы идеальным: Марко не жил бы с ними, и ее семья была бы спасена. В то же самое время Мартина подумала, что это слишком, когда кто-то устраивает чужую судьбу, руководствуясь собственными желаниями, как это делает ее подруга. А почему ее это трогает? Ей показалось, что Доминик Бернетт ди Равенелли способен сам о себе позаботиться. Что касается его отношений с будущей женой, Мартина не могла себе представить, чтобы он позволял ей делать все, что вздумается. Его твердый, решительный подбородок, его стальные острые глаза говорили о железной воле и уверенности в том, что он делает то, что надо. Майя подходила ему.

В этот вечер Марко взял Руссо с собой в постель, гордо показав все ее способности Бруно. Когда он уходил спать, на лице его светилась улыбка. Мартина, глядя на его ангельское личико, длинные темные ресницы, раскрасневшиеся щечки, руки с ямочками, держащими Руссо, подумала о том, как было бы хорошо, если бы все его ночные кошмары отошли в прошлое. Юнис с Бруно ушли на обед к Доминику. Мартина тоже была приглашена, но отказалась. Она устала, и ей хотелось пораньше лечь спать.

С момента прибытия в Венецию на нее свалилось так много неожиданного. Юнис расстроила ее планы, объяснив настоящую причину приглашения. То, что произошло с Марко, требовало действительно ее внимания. Наконец, появление Доминика Бернетта ди Равенелли, который вошел в ее зыбкий мир, взбудоражив его. Первая ночь в Венеции была полна каких-то предчувствий. Может быть, она переутомилась. Она чувствовала себя как после землетрясения, захватившего ее в незнакомой стране. Все, чего ей хотелось, — это как следует выспаться, чтобы привести свои мысли в порядок. Но прежде всего — ванна.

Обычно она пользовалась душем. Но эта роскошная ванна, баснословно мягкие полотенца, флаконы с ароматизирующими солями призывали к блаженству. Добавив в ванну немного соли и душистого масла, Мартина погрузилась в ауру великолепного благоухания. Позволив пене ласкать ее тело, она полностью отдалась наслаждению, отбросив всякие мысли о том, что где-то за дворцами существует множество узких улочек с бедными домами, темными, сырыми, даже с крысами. Ее ждала не менее великолепная постель, а рядом — ночная лампа, книги, журналы, шоколад — полный комфорт. Слишком велико было искушение погрузиться в эту атмосферу. Но ведь это только временно. Почему бы и не насладиться?

Расслабившись и чувствуя себя освежившейся, Мартина надела халатик с сатиновыми бантами. Он стоил довольно дорого и был не очень-то ей по карману. Но она не могла отказать себе в этой покупке на радостях, получив приглашение от Юнис. Она расчесывала волосы, все еще влажные после купания, когда вошла Эмилия, неся в руках поднос с обедом. Мартина сама попросила сделать так, чтобы не накрывали стол для нее одной.

Наслаждаясь первым свободным часом, выдавшимся за целый день, она не торопясь ела и при этом думала о Юнис, так не похожей на ту девчонку-сорванца, которую Мартина помнила, о Бруно, нежном, ласковом, искреннем. Мартина была уверена, пройдет время, и он снова будет так же предан своей жене. Потеря горячо любимого брата напугала его. Сейчас ему особенно нужны любовь и понимание. Если бы только Юнис смогла изменить свое отношение к детям! Вне всяких сомнений, Юнис смотрела на присутствие Марко как на реальную угрозу ее собственному решению остаться бездетной. В мальчике, возможно, проснулись сыновние чувства по отношению к Бруно, и Бруно захотелось иметь собственного ребенка. В эту ночь Мартина засыпала, желая от всего сердца, чтобы с ее подругой Юнис все было хорошо.

Глава 3

Мартина никогда не забудет свое первое утро в Венеции. Она встала вместе с солнцем, выглянула в окно и засмотрелась на неустанно движущуюся воду, баржи, везущие товар к рано открывающимся рынкам. Утренний свет позолоченной дымкой ложился на стены дворцов, стоящих вдоль канала, мягко пробуждая их к новой жизни. Ранняя утренняя картина прекрасного, еще спящего мира, заставляющая забыть об уродливых бетонных сооружениях современной цивилизации, была великолепна.

Она стояла неподвижно, с широко открытыми восторженными глазами. Как и этот начинающийся день, для нее все здесь было ново. Неужели каждое утро, как и сегодняшнее, будет таким удивительным?

— Какой восторг! — прошептала она, неохотно отрываясь от окна.

Умываясь и одеваясь, она весело напевала. Ее пребывание в Венеции казалось таким чудесным, что настоящая причина, по которой она оказалась здесь, не имела никакого значения. Со всей беспечностью молодости она готова была наслаждаться жизнью и отдать всю свою доброту маленькому Марко, чтобы отогреть его одинокое сердце и заставить забыть трагедию, омрачившую его короткую жизнь.

Эмилия принесла завтрак, удивившись, что она уже встала и одета.

— Доброе утро, синьорина, — поздоровалась она. Ее темные глаза на оливковом лице светились дружелюбием. — Синьора Вортолини придет к вам после завтрака.

Закончив есть, Мартина начала расправлять на кровати красивое стеганое одеяло.

— Доброе утро, Марти. Хорошо спала? — Юнис искрилась добротой, была общительна, вид ее совершенно отличался от вчерашнего.

— Хорошо ли я спала? — повторила Мартина. — Со всей этой красотой и роскошью и в комнате, и во всем доме не нужно никакого снотворного. — Она обвела рукой вокруг. — Я буду скучать дома без всего этого.

Юнис рассмеялась. На ней был один из прекрасно сшитых костюмов, удачно подчеркивающий ее длинные стройные ноги. Бледно-желтого цвета, он очень шел к ее льняным волосам и медовому загару. На ногах с перламутровым педикюром были мягкие бежевые сандалии на ремешках, с открытыми носками.

Она с удовольствием засмеялась.

— У тебя постель в таком состоянии, будто ты провела ночь не одна. — Юнис поправила золотой тонкий браслет на руке. — Серьезно, — сказала она, полностью сосредоточившись на Мартине. — Ты действительно удивила меня: до сих пор одна. По-моему, тебя мужской пол всегда интересовал больше, чем меня. — Она с любопытством посмотрела на изящную фигуру Мартины, на ее пикантное лицо. — Может быть, ты все-таки что-то скрываешь?

Мартина покачала головой.

— Не виновна. При той свободе в отношениях, которая царит сейчас, замужество порой вызывает сомнение.

Юнис подошла к туалетному столику и взяла флакончик духов.

— Удачное замужество — вот что нужно женщине для полноты жизни. Значит, ты никогда не была влюблена. М-м, чудесно. — Она открыла стеклянную пробочку и с удовольствием понюхала. — «Apple Blossom» Елены Рубинштейн.

— Подарок ко дню рождения, — коротко пояснила Мартина, подумав, входят ли эти духи в разряд тех, которыми пользуется Юнис.

— Извини, я забыла про твой день рождения. — Юнис вздохнула. — Двадцать три, так ведь? Как раз время, чтобы завести мужчину.

— Мужчину или мужа? — пошутила Мартина. Юнис ответила, блеснув глазами:

— Ты не того типа, чтобы заводить легкую связь. У тебя слишком мягкое сердце. Представь себе, здесь широкие возможности для этого. Итальянцы уверены в своем обаянии и постоянно пользуются этим. У них можно многому поучиться. От небольшого увлечения тебе не станет хуже, если ты действительно отнесешься к нему легко.

9
{"b":"4746","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Имперский союз: В царствование императора Николая Павловича. Разминка перед боем. Британский вояж
Повесть о настоящем человеке
Токийский Зодиак
Экономика в комиксах
Доктор Сон
Галстук для моли
Психология влияния
Танец с драконами
Беженец