ЛитМир - Электронная Библиотека

– А вы не знаете, у нее нет в Париже жениха? Или просто приятеля?

– Нет, насколько мне известно. Она очень серьезно относится к созданию семьи и не интересуется случайными связями. Хотя кто знает. У женщин так все сложно... – протянул месье Эдмон и как-то странно посмотрел на собеседницу.

Да уж, пожалуй. Обычно Энн твердо знала, чего хочет, и добивалась этого. Но на сей раз жизнь обманула ее ивовлекла в такую сложную ситуацию, что не понятно, как выпутаться.

Подброшенные обратно платья не выходили у нее из головы. Это не просто предупреждение: впервые в жизни она чувствовала, что не властна над собственной жизнью. Энн поняла, что не все зависит от ее воли. Быть может, действительно придется отложить съемки. И вообще разорвать контракт с Бернаром Ладюри...

Нет, черт подери! Она не позволит себя запугать, не останется в стороне. Доминик не бросит ее здесь с Эдмоном. Жаль, что он привез ее на своей машине. Если бы Энн приехала на Ред-ди, то сейчас не зависела бы ни от кого. Что ж, хороший урок.

Поблагодарив месье Эдмона, она отправилась искать Доминика и застала его в холле говорящим по телефону.

Доминик очень надеялся, что поступает правильно. Он связался с Отелем и попросил Ладюри.

– Месье Ладюри, у нас неприятности.

– Что случилось, Доминик?

– Кто-то оставил украденные у Энн платья на зеркале моего фургона. Злоумышленник был очень близко, но его никто не заметил. Мне это не нравится. Могло случиться что угодно. К счастью, на этот раз все обошлось, но все равно он зашел слишком далеко. Не пора ли вам подключить свою службу безопасности?

– О Боже! Мадемуазель Энн в порядке?

– Да, – ответил Доминик. – Она женщина сильная. Думаю, тот, кто это сделал, ехал за нами от самого города.

– Все ясно. Везите ее обратно в отель. Съемки приостановим, пока ситуация не прояснится.

– Вряд ли ей это понравится, – вздохнул Доминик и положил трубку.

– Что не понравится? – спросила Энн, останавливаясь у него за спиной.

– Наш шеф говорит, что мы должны вернуться в Перпиньян. Он приостанавливает работу над проектом, пока не выяснится, кто пытается нам навредить.

– Он не может так поступить!

– Поговори с ним сама. Я человек подневольный. Всего лишь исполняю приказания начальства.

Энн топнула ногой.

– Да ты просто помешан на приказах, солдафон несчастный! Ты вообще умеешь мыслить самостоятельно?

– Пытаюсь. Некоторые и того не делают, – проворчал Доминик, впрочем, беззлобно. – И несутся сломя голову, не разбирая дороги! Опыт показывает, что при затяжной войне моя тактика срабатывает лучше всего.

– Ну да! Ты же исполняешь приказы, только если они совпадают с твоими собственными целями!

Энн так разозлилась, что не говорила, а шипела. Доминик прикрывается приказами, а сам делает то, что считает нужным! Что ж, она тоже так может. Они вернутся в отель. Доминик избавится от утомительной работы, а она снова будет предоставлена самой себе. Как показывает практика, на съемках модель важнее, чем фотограф. Если взять дело в свои руки, то и посредственный любитель сможет сделать отличные кадры. Наверняка Николь способна нажать на кнопку!

Надо просто выкинуть его из своей жизни и снова стать свободной и собранной. У нее и раньше бывали интересные проекты, но ни один не сулил такой выгоды. На этой линии одежды Энн могла сделать себе имя не только как модель, но и как художник-дизайнер. Работа не только интересная, но и прибыльная, потому что Ладюри щедро платит.

И теперь какой-то идиот хочет остановить их!

Хмм... может, разгадка где-то здесь?

– Послушай, Доминик, а вдруг они хотят помешать проекту «Ладюри-ретро»?

– Я сам об этом думаю. Воодушевившись, Энн продолжила свою мысль:

– Ведь никому до сих пор ничего плохого не сделали. Даже платья, и те не пострадали. Каждый раз нас предупреждают, а не запугивают. Ты сам говорил, что злоумышленник будто играет с нами.

– Надеюсь, ты заметила, что он перенес внимание на тебя?

– Но почему на меня, а не на Габриель? Ведь он может с тем же успехом и до нее добраться. Почему до сих пор ничего ей не сделал, не устраивал погромов, не крал одежды?

– Потому что именно твое участие обещает сделать проект успешным. Думаю, он выжидает удобного момента, чтобы до тебя добраться.

Портье поприветствовал их и попросил сразу же подняться в номер месье Ладюри.

Тот уже ждал их, нервно прохаживаясь по кабинету. Увидев Энн, он вздохнул с явным облегчением.

– Боже, как я рад, что с вами все в порядке! – произнес он, обнимая молодую женщину.

Доминик немедленно почувствовал укол ревности, и его охватили старые подозрения. Что, если месье Бернар положил глаз на красавицу модель? Энн как раз в его вкусе, а уж если он решит добиться женщины, то ни за что не сдастся.

– Ну что же? Давайте решать, как быть дальше, – произнес он, усаживаясь на край стола. – Доминик, ваше мнение? Есть новые идеи?

– Ну, мы с Энн пришли к одинаковым выводам. Похоже, дело это связано не столько с Габриель, сколько с самим проектом, – начал фотограф. – Кто-то очень не хочет, чтобы показ коллекции состоялся.

– Я тоже так думаю. Очень жаль, но, наверное, проект придется прикрыть. Габриель снова не повезло: я надеялся, что свое дело поможет ей встать на ноги и создать себе имя. Но этого негодяя все равно надо найти! Я не могу позволить, чтобы мои дела шли вкривь и вкось из-за чьих-то интриг.

Энн вполне разделяла негодование шефа. Она тоже не хотела и не могла жертвовать своей работой.

– Месье Ладюри, – вступил в разговор Доминик. – Мне кажется, вы должны разрешить мне открыто сотрудничать с полицией, чтобы проверить некоторые соображения. Это не значит, что я отказываюсь охранять мадемуазель Энн.

– Совсем необязательно это делать, – вмешалась Энн, не давая месье Бернару ответить. – Можно публично объявить о закрытии проекта. Тогда злоумышленник решит, что своего добился, и успокоится. Мы, то есть Габриель, Мари Изабель и я, продолжим работу, но уже без охранников. А вы будете выяснять, кто стоит за угрозами.

– Возможен и другой вариант, – задумчиво протянул месье Бернар. – Все эти угрозы адресованы женщинам из моего окружения. Если. Габриель и Энн уедут, то, вероятно, проблема решится сама собой.

У молодой женщины перехватило дыхание. Они что, все сговорились лишить ее лучшего проекта в жизни?

– Вы не можете так поступить. У нас подписан контракт! Я настаиваю на продолжении работы!

– Почему бы и нет? – пожал плечами Доминик. – Можно публично объявить, что вместо женщин в проекте теперь будут задействованы мужчины. Тогда станет ясно, в чем же проблема: в женщинах или в самой коллекции.

– Значит, Кен, ты собираешься напялить на себя мои платья? Или сделать операцию по перемене пола? – прошипела Энн, уже не в силах скрывать ярости под маской вежливости. Этот человек постоянно перебегает ей дорогу – с первого дня знакомства!

– Нет, конечно, – совершенно спокойно ответил он. – Но ведь у вас же есть и мужские модели одежды. Почему бы не переключиться пока на них?

– Да, есть. Но они еще не до конца разработаны.

Месье Бернар встал и подошел к Энн.

– Идея кажется мне недурной. Не волнуйтесь, вы получите оплату по контракту, – заверил он ее. – Так что ничего не потеряете.

– Нет, спасибо, – тихо, но твердо произнесла Энн. – Я привыкла зарабатывать деньги, а не получать даром. Спасибо, месье Ладюри. Это был... мог бы быть лучший проект в моей жизни. – Она повернулась и пошла к двери. Заметив, что Доминик порывается пойти за ней, остановила его презрительным взглядом. – Не стоит, Бертье. Да, кстати, ты все еще не прислал мне счет за мотоцикл. Поторопись, пока я не уехала. – И Энн вышла, закрыв за собой дверь.

Зайдя в лифт, она стала раздумывать, что ей делать с Николь. Никто не возьмет бедняжку на работу с ребенком на руках. Но поскольку она сама только что отказалась от денег, то не сможет держать Николь при себе. Впрочем, Бернар Ладюри не единственный, кто предлагает контракты. Можно доехать до Тулузы и подписать годовой контракт с домом моды «Лаг-ранж». И взять Николь с собой.

27
{"b":"4747","o":1}