ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проклятие Клеопатры
Я говорил, что ты нужна мне?
Рожденный бежать
Земля лишних. Треугольник ошибок
Призрак в кожаных ботинках
Добрее одиночества
Тобол. Мало избранных
Рассчитаемся после свадьбы
Как найти деньги для вашего бизнеса. Пошаговая инструкция по привлечению инвестиций

Вот, значит, с кем свела его судьба на дороге! Красотка – не кто иная, как так называемая «девушка по вызову». И очевидно, не из дешевых, раз так прямо об этом говорит, будто здесь есть чем гордиться... Роскошная волчица, вышедшая на ночную охоту. А на первый взгляд выглядит такой хрупкой, едва ли не застенчивой. Должно быть, прикидываться – это их профессиональный прием. Многим мужчинам нравятся нежные и застенчивые любовницы куда больше, нежели разбитные и циничные.

Некоторое время они ехали молча. Доминик старался разобраться в своих чувствах. Казалось бы, то, что его каштановолосый ангел-хранитель оказался продажной девкой, представительницей древнейшей профессии, должно было вызвать у него отвращение. Так нет же, физическое влечение, которое молодой человек испытывал с самого первого мига их знакомства, теперь словно бы стало оправданным. Доминик уже почти не стыдился его и невольно представлял молодую женщину обнаженной, лежащей перед ним в постели. Скоро она устроит такое развлечение для своего клиента, предварительно выпив чашечку кофе, чтобы согреться...

Интересно, как зовут богатого проходимца, к которому она едет на ночь глядя? А в том, что проходимец богат, Доминик не сомневался. Человек со средним доходом не может позволить себе такой красотки.

– Вы очень прямая женщина, – произнес он наконец.

Энн удивленно подняла брови.

– Разве?

Окна машины запотели, «дворники» на ветровом стекле работали непрестанно, изнутри стекло приходилось часто протирать губкой. Доминику казалось, что в тесном салоне собираются тучи. Атмосфера сгущалась и становилась все более наэлектризованной, и его спутница наверняка тоже это чувствовала. Иначе бы не выглядела такой нервной и не покусывала то и дело губы.

– Вам не кажется, – сказал Доминик, чувствуя необходимость разрядить обстановку, – что в нашей встрече есть что-то от приключенческого фильма?

– Предпочитаю думать, что мы два корабля, которые встретились в ночи, чтобы вскоре разойтись в разные стороны, – недвусмысленно ответила Энн. – Судя по погоде, корабли – вполне уместная аналогия.

В горах темнеет быстро, и капли стучали по стеклам уже в полном мраке. Правда, впереди показались огни пригородов. Доминик знал эти крохотные уютные городишки – Ривесальтс, Сен-Лоран, Сен-Поль. Спутнице же его о них ничего не было известно, и она то и дело притормаживала взглянуть на указатели.

– Мы подъезжаем, – подсказал ей Доминик. – Я скажу, когда начнется Перпиньян. А куда именно вам нужно попасть?

Он спросил – и напрягся в ожидании ответа. Сейчас он узнает имя того, в чьей постели сегодня будет ночевать его спутница.

– В отель «Руссильон», – сказала она. – Насколько я знаю, это где-то в центре.

– Да, в самом центре, – кивнул Доминик, невольно сжимая кулаки.

Самый дорогой отель в Перпиньяне и его окрестностях, настоящий дворец. Как видно, эта крошка не довольствуется малым. Доминик уже все понял, но все-таки не удержался и спросил:

– Это отель Бернара Ладюри, не так ли?

– Да, месье Ладюри и пригласил меня на работу, – беззастенчиво ответила девушка. Ее волосы уже начали подсыхать и курчавиться на висках, в пролетающих за окном огнях фонарей поблескивая золотом. – А где высадить вас? Показывайте дорогу, я здесь совсем ничего не знаю.

– В пригороде. – Доминик едва сдержался, тобы не потребовать высадить его из машины прямо здесь. – Возле церкви. Уже недалеко осталось.

– Еще никогда не ездила в одной машине со священником, – протянула Энн, немало позабавленная.

И неудивительно, подумал Доминик. Священники обычно не пользуются услугами тебе подобных. Вслух же он сказал совсем другое:

– С чего вы взяли, что я священник? Я, конечно, добрый христианин, но отнюдь не клирик. Просто мне нравится жить в домике рядом с церковью. Люблю, когда из окна виден храм.

«А не бордель», – хотел добавить он и снова сдержался. Доминик сам не понимал этого острого желания уязвить ее, оскорбить, сделать ей больно. В конце концов она ведь ничего плохого ему не сделала! Что с того, что женщина зарабатывает деньги единственным доступным ей способом? Наверняка ее кто-то совратил с пути истинного еще в детстве – еще бы, такую красотку!.. Но хотя Доминик и старался думать о ней хорошо, раздражение не проходило, как будто гнев помогал справляться с все нарастающим желанием.

Профессия длинноногой спутницы обуславливала ее возможную доступность... Хотя, оборвал себя Доминик, мне ли, безработному фотографу, равняться с месье Ладюри! Женщины такого типа отдаются только за деньги, а столько денег, сколько она стоит, мне не заработать и за год. Кроме того, в самом ли деле я хочу переспать с проституткой?

Конечно, у Доминика, как и у всякого мужчины его возраста, случались любовные похождения. Но никогда еще ему не приходило в голову воспользоваться услугами продажной женщины.

Задумавшись, он едва не пропустил нужный поворот. Они уже ехали по Перпиньяну. Дождь все не утихал, и свет оранжевых фонарей отражался в лужах на тротуаре.

– Направо, – спохватился он, указывая рукой. Церквушка предместья – не кафедральный собор, конечно, но тоже весьма красивое здание – виднелась за красными крышами скучившихся домов.

Энн вела машину, следуя его указаниям, и вскоре они подъехали к невысоким металлическим воротам. Белый домик за оградой стоял темен и тих – Доминик жил один. И от внимания его спутницы темнота окон не ускользнула.

– Высадите меня здесь, – попросил он, и машина затормозила у самых ворот. – Спасибо, что подбросили, – поблагодарил молодой человек, выбираясь наружу.

Ну вот и все. Романтическая история «Доминик Бертье и ночная бабочка» подошла к концу. Он возился с засовом на воротах, ожидая, что вот сейчас послышится шорох шин. Но красный автомобиль стоял неподвижно, сидевшая в нем красотка словно чего-то ждала.

Доминик обернулся со странным тревожным холодком в сердце. Он ни в коем случае не хотел предлагать ее зайти. Его дом – это его крепость, убежище от всех жизненных невзгод. Пригласить кого-то к себе домой – все равно что пустить в свою душу. Тем более он не собирался звать в гости продажную женщину...

Но губы его сами собой выговорили:

– Может быть, зайдете на чашку кофе? Девушка приоткрыла дверцу со своей стороны.

– Что, простите?

– Я предлагаю вам зайти ко мне и обсушиться, – поражаясь собственной настойчивости, продолжил Доминик. – Вы же сами говорили, что хотите как можно скорее выпить горячего кофе. А ваш работодатель... – это слово далось ему с трудом, – может немного подождать.

– Хорошо, – неожиданно легко согласилась девушка, захлопнула дверцу и нажала на газ.

Доминик почти без сил оперся плечом об ограду. Что он делает? Зачем зовет ее к себе домой?.. И чем это все кончится?

Впрочем, сейчас ему не хотелось думать о будущем. Прагматику Доминику вообще, если признаться, не хотелось ни о чем думать. Пусть все будет, как должно быть, но это завтра, а сегодня есть дождливая ночь и удивительная рыжеволосая женщина, неважно, кто она на самом деле.

Он помог ей поставить машину в гараж и первым направился к дому. В это время небо прочертила яркая молния и послышался громовой раскат. Энн споткнулась от неожиданности. Старинная колоколенка церкви ярко высветилась на фоне темного неба.

– Вот это да, – сказала девушка, глядя в небеса. – Я видела сотни таких церквушек во Франции, но не каждый раз их освещала рука самого Господа! Может, это нам предупреждение?

– Что вы имеете в виду? – хрипловато спросил Доминик, возясь с ключом.

Она подошла совсем близко, так что он спиной чувствовал тепло ее тела. Только сейчас он понял, что забыл куртку в машине и дождь уже вымочил ему рубашку.

– Сама не знаю, – ответила Энн, причем вполне искренне.

Из дома пахнуло сухостью и теплом. Хозяин прошел к камину и развел огонь. За окном снова загремел гром, да такой, что стекла в окнах задребезжали.

6
{"b":"4747","o":1}