ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как приятно, — прошептала она.

Ему это тоже нравилось. Каждый раз, занимаясь с ней любовью, он надеялся, что сможет наконец насытиться ею. Если смотреть правде в глаза, надо признать, » что в ее лице ему посчастливилось встретить женщину своей мечты.

Джейк так никогда бы и не узнал, что такое заниматься любовью с человеком, которого действительно любишь, если бы не приехал в Сиэтл с Ребеккой. Он никогда бы не узнал…

Откормленная белая персидская кошка прыгнула на кровать, вернув Джейка к действительности, и потерлась о его руку.

Он принял правильное решение, единственно возможное для него: он вернулся в Техас.

Ребекка приняла это как нечто само собой разумеющееся. Ее жизнерадостность сделала отъезд и более легким, и в то же время более трудным для Джейка.

Неужели ее вообще не волновало, что он навсегда исчезает из ее жизни? Ни единым словом она не обмолвилась о том, что не хочет расставаться с ним, что любит его и будет по нему скучать.

Ему не пришлось что-либо объяснять ей о причинах своего поступка. Она заранее согласилась со всеми его словами и действиями.

Когда Джейк не захотел, чтобы Ребекка проводила его л аэропорт, она просто улыбнулась и сказала:

— Хорошо, тогда счастливого тебе пути. Позвони, чтобы мы знали, что ты долетел благополучно.

Естественно, при этом разговоре присутствовали руководители отделов, ведь он состоялся прямо посреди совещания. У Джейка и у Ребекки даже не было возможности проститься наедине.

Предыдущую ночь они провели в объятиях друг друга, и их безмолвная страсть была важнее любых слов.

Итак, все закончилось. Джейк дома и в безопасности. Он готов снова вернуться в горы. Это та жизнь, которую он сам выбрал, к которой стремился. Ничего не изменилось.

— Пошли, Пакость, — сказал он кошке, кличку для которой придумал Мел. — Я уже чувствую запах тушеного мяса.

Жаркое июльское солнце поливало своими лучами укромную маленькую долину. В домике царила благостная прохлада, потому что выстроен он был в пещере, но Джейк все равно большую часть времени проводил снаружи: в помещении он почему-то чувствовал себя тревожно.

Сначала он думал, что причина кроется в переутомлении и в том, что он отвык от жизни на природе. Ему все время хотелось лечь на травку и расслабиться.

Но почему же расслабиться не получается?

Джейк одевался уже по-летнему, вернее сказать, раздевался, потому что весь его наряд состоял из мокасин и набедренной повязки. В таком виде он больше походил на индейца. С малых лет мать научила его, как нужно одеваться в жару, познакомив с историей своего народа.

Несмотря на высшее образование и собственное убеждение, что он ничем не отличается от окружающих, Джейк все-таки чувствовал себя белой вороной — со всеми, кроме Ребекки.

Вспоминая о том разговоре, когда он рассказал Ребекке о своей матери, Джейк подумал, что Ребекка никогда больше не вспоминала о его словах: она ни разу не возвращалась к этой теме. Просто приняла информацию, как принимала и все остальное, что касалось его персоны.

Как же ему разлюбить ее?

Джейк не ожидал, что так безумно будет по ней скучать. Надеялся, что рана затянется и боль со временем уйдет. Не сомневался, что просто избавится от Ребекки, как избавляются от вредной привычки.

Но разве можно контролировать свои сны или мысли? Как называется та народная песня, где парень думает о своей любимой всего лишь два раза в сутки: один раз — весь день и другой раз — всю ночь? Вот и у Джейка та же беда.

Что же делать? Между их мирами пролегли тысячи миль. Джейк способен жить в обоих мирах, но после четырех месяцев, проведенных в компании, он понял, что для него главное: ему нравилось бороться с трудностями, но каждодневная рутина не для него.

Не раз Джейк задумывался о том, каким надо было быть идиотом, чтобы уехать отсюда. Так зачем же он уехал? Сейчас он оценивал свои поступки с разных точек зрения. Если не отворачиваться от горькой правды, то на самом деле Джейк просто хотел доказать, что способен на многое, что он не хуже других. Хотел доказать это своему блудному папаше, Броку — и самому себе.

Несмотря на всю роскошь, окружавшую его в Сиэтле, ему не хватало открытого пространства и дикой природы. Возможно, в его жилах текло гораздо больше материнской крови, чем хотелось бы признать.

Сейчас Джейк должен быть доволен: у него есть все, чего он хотел.

Кроме Ребекки.

Обведя взглядом долину, он попытался вспомнить, сколько раз мечтал показать Ребекке это буйство зелени, когда все в цвету и деревья покрылись листвой.

У оленей скоро ожидается приплод, и Джейк хотел показать ей оленят…

По ночам Джейк долго лежал без сна, глядя на мерцающие звезды и раздумывая, видит ли их сейчас Ребекка, или ее небо, как обычно, покрыто облаками?

Не на шутку испугавшись, Джейк решил избавиться наконец от наваждения: он задумал побродить по горам в поисках еще не изведанных мест.

Даже если наткнется там на парочку лесничих, черт побери!

В очередную ночь из цепочки тех, что Ребекка провела без сна, она лежала в постели, глядя в потолок и размышляя, чем сейчас может заниматься Джейк. Думает ли он о ней? Наверное, нет.

Хотелось бы выкинуть его из памяти. Но как бы сильно она ни уставала на работе, ее мысли все равно постоянно возвращались к нему.

Ребекка последовала советам Джейка: выдвинула одного из руководителей отделов на должность президента компании и по возможности старалась не заходить в его кабинет. С этим местом у нее было связано слишком много воспоминаний.

Каждый вечер она плавала в бассейне, наивно надеясь, что вымотается настолько, что сможет уснуть, вместо того чтобы всю ночь ворочаться в постели, тоскуя о Джейке.

В день его отъезда она могла бы гордиться своим поведением: ей удалось сдержать слезы до возвращения домой. Она не упала перед ним на колени, умоляя остаться, хотя и сделала бы это, если бы существовала надежда, что он послушается.

Однако Джейк не скрывал, что ждет не дождется, когда уже сможет вернуться в свое любимое убежище в горах.

Ребекка перевернулась на живот и стиснула руками подушку. Ну, тем лучше для него. Хорошо, что хоть один из них сейчас счастлив!

Конечно, Джейка нельзя винить в том, что Ребекке хотелось большего, чем он готов был ей предложить. Разве она не узнала его достаточно, чтобы понять: он никого не подпустит близко к себе?

Джейк не имеет ни малейшего представления о нормальной семейной жизни. Он никогда не видел своего отца. Так откуда же ему знать, что такое семья?

Ребекка давно поняла, что Джейк одиночка. И даже знала почему. Ему казалось, что безопасней всего никому не доверять. Он был похож на дикого зверя, живущего в горах.

Ребекка улыбнулась своим мыслям. Все же для нее не составило большого труда выманить его в город. Разве она не знает о Джейке больше, чем любой человек на земле? Так же, впрочем, как и он знает Ребекку лучше всех. Разве это не дает ей преимущества? Может быть, существует всего одна возможность, одна из тысячи? Разве не обязана она попытаться, ради счастья их обоих?

У Ребекки уже слипались глаза, когда она принялась размышлять о своих планах на отпуск. Когда-то ведь она ездила летом в горы, так, может быть, и в этом году…

Она уснула, все еще думая о Джейке.

Глава 9

Джейк вышел из пещеры и остановился, окинув взглядом свой маленький рай. Тело ломило, но это была хорошая усталость. Он совсем загонял себя за прошедшую неделю: прошел пешком много миль, отыскал множество новых троп — и прекрасно высылался каждую ночь. Перед последней ночевкой он вымотался настолько, что спал как убитый.

В путь он пустился не зря: ему удалось кое-как навести порядок в собственной душе. Ведь смог же он со временем примириться со смертью матери. Тоска по ней по-прежнему жила в сердце, но то опустошающее чувство потери, которое мучило его в первый год после ее смерти, уже прошло.

25
{"b":"4749","o":1}