ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джон Джейкс

Тайны далекой звезды

1. ПАМЯТЬ УВОДИТ В ТРАГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ

Событие, о котором, казалось, совсем забыли и не упоминали вот уже почти семь лет, вдруг снова выплыло на поверхность в первый день последней четверти. Роб Эдисон не ожидал этого.

Вместе со своими друзьями Байроном Винтерзом и Тэлом Эруном Роб сидел в классе. Прозвенел звонок. В светлой подземной комнате на отделении гуманитарных наук находилось приблизительно двадцать мальчиков. Они занимались регулировкой своих индивидуальных, оборудованных электроникой учебных мест, настраивая аппаратуру на автоматическую запись лекции и делая пробное испытание.

Роб нажал на белую кнопку в верхней части своего компьютерного пульта. Сразу высветилась одна из двадцати табличек рядом с большим экраном на стене. На табличке появилось «Эдисон, Р». Это означало, что данный ученик на занятиях присутствует.

– А что с Джо? – спросил Роб. – Он куда-то исчез после того, как мы вышли из кафетерия.

– Он сидит вон там с новеньким, – ответил Бай Винтерз.

– Где? А, вижу.

Пятнадцатилетний Роб был крупнее своих сверстников. Волевой подбородок, веселые голубые глаза, песочного цвета волосы и широкий, довольно заметный нос, придававший лицу внушительный вид, – такова была внешность парня. Он слегка усмехнулся и сказал:

– Джо один может заменить целую приветственную делегацию. С его общительностью и талантом быстро приобретать друзей он станет кандидатом во Всемирный совет еще до тридцати. И будет избран.

Тэл Эрун, худой паренек с острым подбородком, выдававшим его неземное происхождение, спросил:

– Кто-нибудь запомнил имя новенького?

– Я – нет, – отозвался Бай. – Я знал еще раньше, что у нас в классе появится новый ученик. Он перевелся сюда, чтобы прослушать спецкурс лекций перед тем, как сдавать вступительные экзамены в колледж. В этой четверти ни в одном из наших отечественных учебных заведений такие лекции читаться не будут.

Бай тронул руку Роба:

– Сейчас появится фамилия новенького на световом табло.

Посмотрев на табличку, Роб прочитал: «Шарки, К.»

У новичка было продолговатое лицо и коротко постриженные рыжеватые волосы. Он сидел рядом с Джо Маккэндлисом на два ряда впереди и не производил впечатления человека, любившего улыбаться. Судя по очень темному загару Шарки, он прибыл из какой-то верхней галактики. Роб решил, что подойдет к нему после урока, чтобы познакомиться.

Но через секунду он понял, что ему не придется делать каких-то особых усилий. Шарки, К. повернулся назад и через плечо разглядывал Роба. Его глаза не выражали ни малейшего дружелюбия. Отвернувшись, Шарки так же внимательно начал изучать светящиеся таблички с фамилиями присутствующих учеников. Показав на список имен, он о чем-то спросил Джо Маккэндлиса.

Джо кивнул, оглянувшись на Роба, ухмыльнулся и ответил на вопрос нового ученика. Роб был почти уверен, что Джо сказал следующее:

– Да, это Роб Эдисон.

Шарки, К. снова посмотрел на Роба. На этот раз взгляд его был откровенно враждебным. Робу стало не по себе.

А тем временем экран на стене стал бледно-перламутровым и на нем появился преподаватель.

– Доброе утро, джентльмены. Вашему вниманию предлагаются обзорные лекции по криогенике-414. Тот, кто не отметил себя в списке присутствующих, должен лучше проверить свою аппаратуру или свои глаза, а, может, и то, и другое.

По классу пробежал тихий смех. Ученики не осмеливались реагировать слишком бурно, несмотря на то, что учитель, вероятнее всего, находился на очень далекой планете, где была сделана запись этого курса.

Лектор продолжал:

– Меня зовут доктор Валлингтон. Как вам известно, первые изыскания в области науки о сверхнизких температурах начались в очень далеком двадцатом веке. В течение двух недель мы будем заниматься историческим обозрением…

Роб слышал только половину слов учителя. Его продолжал отвлекать сидящий впереди Шарки, К. Загорелый новичок оглядывался на Роба почти каждую минуту, казалось, даже не собираясь конспектировать лекцию в своем компьютерном блокноте.

Прошел час, а Роб никак не мог понять, почему вызывает такой интерес у новоприбывшего ученика. Роб с нетерпением ждал звонка. Но несмотря на то, что ему мешали, он все же сумел сделать запись лекции. С тех пор, как Роб прибыл учиться на Деллкарт-4, он получал только отличные оценки и не хотел сдавать позиции в последней четверти. Слишком многое было поставлено на карту.

– …пожалуйста, вытащите кассеты с текстом лекции из своих компьютеров, – доктор Валлингтон заканчивал урок. – Повторите главы с первой по четвертую к следующему занятию. Всего хорошего.

Экран погас. Прозвенел звонок. Все встали.

– Действительно, хорошо бы проработать материал прямо сейчас, – не очень уверенно предложил Тэл Эрун. – Все равно конспект не станет короче со временем.

– Вот Джо ведет нового парня, – сказал Бай Винтерз.

Роб, склонившись к записывающему устройству, аккуратно извлекал маленькую кассету. Вскоре он выпрямился. На самом деле Джо Маккэндлис вовсе не вел новенького. Все было как раз наоборот.

Именно Джо следовал за Шарки, К., который быстро лавировал между партами.

– Давайте отложим уроки до вечера, – сказал Бай. – Тогда и достанем свои записи. Почему бы нам не показать этому Шарки наш гравибольный корт? Можно поставить его на левый фланг.

Новоприбывший не проявлял интереса ни к кому, кроме Роба. Шарки протянул ему руку с довольно дружелюбным видом. Но слегка скошенный взгляд его карих глаз был холодным.

– Уже давно хотел с тобой встретиться, Эдисон. Но не думал увидеть тебя именно на Деллкарт-4, когда переводился сюда.

Роб криво усмехнулся и спросил:

– А чем же я так прославился?

– Прославишься с моей помощью. Меня зовут Керри Шарки.

– Я видел на табличке. Добро пожаловать на Деллкарт, Керри.

– Спасибо. Нам надо о многом поговорить с тобой.

Несколько юношей задержались у двери, заинтересовавшись происходящим. Тэл Эрун и Джо Маккэндлис обменялись удивленными взглядами за спиной Шарки.

– Ладно, – сказал Бай. – Можешь беседовать с Робом, Керри. Он любит говорить об учебе. А, кроме того, Роб еще знает, как можно с помощью компьютера назначить свидание девочкам, живущим в интернате на другом конце планеты.

– Девочки подождут, – отрезал Керри. – Мы с Робом поговорим о ССК.

– О сверхсветовых кораблях? – удивился Джо. – Тебя интересует космическая служба?

– Большинство здешних ребят лишились отцов из-за этой службы, – хмуро сказал Бай. – Поэтому мало у кого осталось желание учиться на капитана космического корабля. Неужели ты не знаешь этого, Шарки?

Керри ответил:

– Знаю. Но я хочу потолковать с Робом об одном конкретном ССК.

– О каком именно? – спросил Тэл.

– О четырнадцатом. Он вступил в строй лет десять назад, – Шарки выговаривал слова отрывисто, как бы вколачивая гвозди. Создавалось впечатление, что он еле сдерживает злость. – ССК, о котором я веду речь, был третьим по счету пропавшим без вести кораблем сразу после старта в гиперпространство. Он так и не вернулся, исчез навсегда с двумя тысячами человек на борту – офицерами и рядовым экипажем.

Керри замолчал. У Роба похолодели руки.

Заговоривший Джо Маккэндлис уже не казался таким компанейским, как обычно:

– Я что-то никак не пойму, почему у тебя такой большой интерес именно к этому космическому кораблю, Шарки.

– Спроси Эдисона.

– Роб, о чем это он? – заволновался Бай.

– У него какой-то личный интерес, как я понимаю, – ответил Роб.

Друзей Роба поразила внезапно появившаяся мрачность в его голосе. Керри Шарки ухмыльнулся. От этой ухмылки, от всего лица Керри, от манеры его поведения веяло чем-то тягостным, суровым и тревожным. Как рано все же взрослеют сироты!

– Эдисон, конечно же, ничего вам не рассказывал об этой истории, да, ребята? – ехидно спросил Шарки. – Я не удивляюсь. В интернате на Ламбет-Омега я был в хороших отношениях с одним из учителей. От него я узнал, что Роб Эдисон вечно затевал драки, когда учился на Ламбет. Тогда он не делал секрета из своего прошлого. С тех пор он, как видно, стал хитрее.

1
{"b":"475","o":1}