ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Простите, молодой господин, – сказал Луммус дребезжащим голосом. – Подходите теперь вы. Ваша очередь попасть в паутину бюрократии. Мы еще натерпимся от этих конпэтов – ребят из охранного патруля, попомните мое слово. На Далекой звезде настоящая диктатура, а вот это их диктаторские штучки.

Взмахнув бланками для большей убедительности, Луммус отправился к одному из столов.

Стюард проводил его взглядом и, улыбнувшись, сказал:

– Странный парень.

Затем, заглянув в список, он обратился к Робу:

– Вы у меня последний, значит, вы Эдисон, да? Вот, возьмите.

– А с чем связана такая строгая медицинская проверка? – спросил Роб.

– Действительно, получается так, что все дублируется. Вы, очевидно, уже дали необходимую медицинскую информацию перед отлетом. Но эмптсы чрезвычайно чувствительны…

– Кто или что такое эмптсы?

– Маленькие хищники, живущие на Далекой звезде. Никогда не слышали о них?

Роб покачал головой.

Служащий начал рисовать на бумаге своей ручкой. Сначала он сделал кружок.

– Они состоят из студенистой массы. Шарообразные. Сверху у них что-то вроде панциря…

Ручка штрихами нарисовала пластину поверх кружка.

– Два больших глаза.

Стюард изобразил на рисунке глаза со многими гранями.

– Они откладывают яйца. Передвигаются с помощью ложноножек, которые вытягивают из тела. Издают, кроме того, специфические крики.

И он произнес писклявые звуки наподобие «чи-ви, чи-ви». Бартон Луммус, заполнявший за столом свои медицинские карты, бросил хмурый взгляд в их сторону. Кое-кто из других пассажиров тоже насупился.

– Медицинская процедура не такая уж страшная, – продолжал объяснять корабельный служащий. – Вас обрызгают специальным антибактериальным веществом и сделают антибиотическую инъекцию ультраширокого диапазона на тот случай, если вы несете на себе какую-то вирусную инфекцию. Всего-то дела на пять минут. Зато помогает защитить эмптсов. Вон тот наш общий друг делает из мухи слона. Просто предъявите свои формы, когда мы сделаем посадку.

Четвертый помощник капитана сложил список пассажиров, отдал честь и ушел.

Держа в руках бланки, Роб оглядывался вокруг, подыскивая себе место. К сожалению, выбор был небогат: он мог стать на место старшего стюарда или занять один из меньших столов впритык со столом, за которым сидел толстый пассажир, угрюмо уставившийся на конец своей ручки. В этом Бартоне Луммусе было что-то такое, что не нравилось Робу.

Роб пошел все же к маленькому столу, опустил пневмостул на удобную высоту и сел.

Вскоре он почувствовал пристальный взгляд на своем затылке. Попытался сосредоточить все внимание на формах, но услышал обращенный к нему голос:

– Вот смех, да?

Роб оглянулся. Похожие на объективы карие глаза смотрели на него с нескрываемым любопытством.

– Мне не кажется, что все так уж сильно плохо, – ответил Роб.

– Подождите, вы еще не столкнулись ни с одним из тех конпэтов. Большинство из них молодые и сильные. Представьте себе, они держат под своим полным контролем всю планету. И расхаживают повсюду с важным видом.

Неожиданно для себя Робу стало интересно.

– Кто такие конпэты? Полицейские?

– Не совсем так. Они охраняют резервации эмптсов.

– Да-да, стюард рассказал мне об эмптсах.

– Ценные малыши, – сказал Луммус более доверительным тоном. Он энергично взмахнул своей ручкой и спросил: – Вы знали о том, что почти вся планета Далекая звезда является их личным заповедником?

– Нет, я не знал этого. Я никогда еще не был на Далекой звезде.

Луммус погладил свою тощую бороду.

– И я никогда не был.

– Но вы знаете все об эмптсах.

Робу почему-то показалось, что Луммус засмеялся. Но это было ложным впечатлением. Луммус наклонился ближе с видом, похожим на угрожающий.

– Моя профессия состоит в том, чтобы знать множество вещей о многих планетах, молодой господин. Я путешествую в качестве посредника. Дважды в год я посещаю разные вселенные в поисках новых областей деятельности, сенсаций и новостей, чтобы затем предлагать их вниманию своей пресытившейся клиентуры. Должен вам признаться, это шайка богатых подонков. Но они платят деньги – да, они мне платят. Вот я и решил освоить еще один маршрут, отправившись на Далекую звезду. Никогда не видел ее раньше. А теперь сомневаюсь, нужна ли она мне вообще.

Роб не знал, что ответить. Ему показалось логичным, что Луммус заранее собирает сведения о планете, которую планирует исследовать и использовать для своих целей. Но Роба удивило то, что у Луммуса уже составилось совершенно определенное, явно враждебное мнение о парнях из патруля охраны, которые, как стало понятным, заботятся о благополучии довольно беспомощных, не встречающихся ни на какой другой планете эмптсов. Роб обо всем этом думал про себя, не решаясь высказать свои мысли вслух, потому что мистер Луммус казался ему сердитым на всех и вся. И, действительно, в этот самый момент он бросал гневные взгляды на пассажиров за другими столами.

Роб покончил с бланком для таможенной службы и подложил его под медицинские листки, которые он заполнил первыми. С большим неудовольствием Роб заметил, что Бартон Луммус снова направляется к нему.

– Говорите, никогда не были на Далекой звезде? А что вас влечет туда?

– Семейные дела, – Роб встал, намереваясь уйти. – Имущество моего отца…

Последние слова он произнес очень тихо и уже на ходу, надеясь, что любопытный коммерсант-посредник оставит его в покое. Но произошло все наоборот.

– Имущество, да, юноша? Предстоит получить кругленькую сумму денег, не так ли? – глаза Луммуса блестели.

– Нет, совсем нет, всего лишь небольшая собственность, только и всего.

Роб зашагал прочь так стремительно, что Луммус удивился. Но вместо того, чтобы замолчать, он не удержался от еще одного предупреждения:

– Если ваша собственность чего-то стоит, конпэты вызовут вас в суд и лишат вас этой собственности. Да, они так и сделают! Конфискуют ваши деньги для своего дьявольского заповедника. Нельзя верить никому – ни полицейским, ни властям, ни бюрократии…

Громкий скрип задвигающейся крышки межпалубного люка прервал обличительную речь Бартона.

Луммус, без сомнения, испытывает настоящую ненависть ко всем ветвям власти, подумал Роб. Но высказывания Бартона Луммуса не вызвали особого интереса Роба, и он вскоре забыл о нем. Мысли Роба больше занимали создания, имеющие название эмптсы.

В дневнике отца о них не было никакого упоминания. Две разные планеты, с которыми Роб познакомился, живя по очереди сначала в одном интернате, а потом в другом, были населены не менее удивительными живыми существами, причем некоторые из них были очень большими. Но Роб ни разу не слышал раньше о разновидности внеземной жизни, которую земляне считали такой ценной. Он пытался догадаться о причине их интереса к эмптсам.

Совсем скоро ему удастся узнать об этом – посадка на Далекую звезду должна состояться завтра в 11:00.

Вечером в кафе – Луммуса нигде не было видно – Роб старался включиться в разговор со своими спутниками. Долгая неделя полета подходила к концу, и все были в приподнятом настроении.

Один из пассажиров, следовавших до Далекой звезды, техник-коммивояжер, занимающийся продажей гигантских насосов с ядерными двигателями, оказался отличным рассказчиком. Он выдавал один анекдот за другим, одну смешную историю за другой из своей личной жизни на той или иной планете. Смеялись все, кроме Роба.

Уже лежа в кровати, Роб подумал о том, почему ему было не до смеха, и очень скоро понял.

Одна из четырех недель уже прошла. А он только прибывает в то место, где ему необходимо сделать все возможное, чтобы смыть пятно позора со своего отца.

А если ему не удастся?

Роб плохо спал этой ночью.

Утром одновременно с зазвучавшими склянками смотровое окно в его маленькой каюте очистилось от затененности. Роб выглянул в иллюминатор. Сверхсветовой корабль «Гоулденхоулд-2» проходил через тонкий слой облаков.

11
{"b":"475","o":1}