ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через мгновение облака исчезли. Пустынная, невозделанная земля тянулась до самых горных утесов в лиловой дымке. Почти под рукой Роб увидел геодезическую станцию, мерцающую своими огнями в лучах солнца, похожего на бледный лимон. Город, куда они садились, казалось, был расположен посреди пустыни. Не видно было ни одной дороги, проложенной из города хотя бы в единственном направлении.

Грузовой корабль снизил высоту. В поле зрения появились каркасные темные очертания кранов космодрома, взметнувшиеся высоко в небо. Выключили ракетные двигатели, что подняло целую тучу серого дыма. Корабль аккуратно опустился в свое огромное круглое ложе. Громадные, обитые мягким материалом обручи сомкнулись, надежно закрепив ССК в прямом положении.

Далекая звезда. Роб подхватил свою дорожную сумку и выбежал в коридор.

Кто-то столкнулся с ним и, вскрикнув, попятился назад. Роб начал извиняться. И вдруг чья-то рука крепко схватила его за плечо. Несмотря на наслоения жира, рука Бартона Луммуса была сильной. Она сжимала плечо Роба, пока он не почувствовал приступ боли. Огромные карие глаза Луммуса блестели в затемненном коридоре.

– Будь поосторожнее, молодой господин! – прокричал Луммус.

Роб довольно сердито извинился. Луммус отпустил его плечо, успокоился, смахнул пылинки со своей куртки из дорогого материала. И быстро зашагал дальше, волоча большую, кричаще разукрашенную сумку.

Взрыв негодования этого человека поразил Роба. Ведь не произошло ничего особенного, чтобы можно было так оскорбиться. Он невольно подумал: действительно ли Бартон Луммус коммивояжер или кто-то другой?

Роб тряхнул головой, подождал минуту и пошел по тому же коридору вслед за Луммусом к выходу.

6. ОБ ЭМПТСАХ И ЗЕЛЕНОМ СОКЕ

Коммерсант Луммус сумел втиснуться в самое начало очереди в помещении автоматизированной таможни. Между ним и Робом стояло несколько человек с прибывшего корабля. Эта дистанция успокоила Роба.

Стоя возле арочной двери, при выходе из комнаты досмотра, прилетевших пассажиров тщательно и хладнокровно проверял молодой загорелый парень с зорким взглядом. На нем были опрятная черная форменная одежда и сапоги. На плечах красовались маленькие золотые эмблемы. У таможенника не было при себе оружия, но весь его вид и манера держаться говорили о том, что он обладает сильной властью и не нуждается в оружии.

Это и есть конпэт – человек из патруля по охране эмптсов? Луммус практически подтвердил догадку Роба. Коммивояжер схватил свой багаж, выскочивший из рентгенаппарата, свирепо посмотрел на молодого служащего в черном, когда тот отвернулся и зашагал дальше.

Роб опустил свою сумку на движущуюся ленту, которая внесла ее под оптический прибор для первой проверки. Из динамиков звучало многократно повторяемое короткое сообщение, любезно записанное на пленку каким-то местным коммерческим объединением:

– Добро пожаловать на планету Далекая звезда и в город Тчерчилл, столицу северного континента. Воздух нашей планеты пригоден для дыхания – такой же, как на Земле-4. Респираторными масками пользоваться не надо. Население Тчерчилла, самого большого города на планете, составляет сорок тысяч человек. К вашим услугам – всевозможные коммерческие заведения. В случае, если вам необходимо покинуть пределы города, вы должны согласовать свои действия или через специально оборудованную кабину, находящуюся в холле, или со штабом патруля по защите природы. Для проезда в некоторые места на территории планеты необходимо иметь специальные разрешения. Когда вы закончите таможенный досмотр, пройдите, пожалуйста, в дверь, на которой изображена большая зеленая буква М. Там вас подвергнут медицинским процедурам, что займет всего лишь несколько минут. Благодарим за внимание.

Роб забрал свою сумку на конце транспортера и прошел в указанную дверь. Он очутился в длинном крытом переходе, соединявшем одно здание с другим. Когда перед глазами открывалась панорама внешнего мира, Роб замечал, как в помещение проникают бледно-лимонные лучи солнца.

Справа Роб видел дома Тчерчилла. Авиадороги города проходили над пешеходными переходами, которые находились под землей. Слева шумный космодром, принимавший ССК, тянулся до самого начала пустыни. Вытянув шею, Роб снова увидел «Гоулденхоулд-2», огромный цилиндр с гладкой поверхностью, возвышавшийся, казалось, до самого неба. Сотни человек суетились по краям бетонной чаши, куда сел корабль. На полигоне расположились в специальных доках и другие, более мелкие торговые судна. С мучительной болью Роб подумал, что, должно быть, эту же, ставшую для него последней, картину видел капитан Эдисон перед тем, как смотровые окна «Маджестики» наглухо закрылись и она стартовала в гиперкосмос, пробыв там всего пять миллисекунд, а потом – что же потом?

Светящиеся указательные стрелки привели Роба в маленькую, отделанную голубым кафелем комнату, где уже совсем другой голос, записанный на пленку попросил его снять одежду и положить ее и сумку в бункер. Как только Роб все это сделал, бункер тут же исчез, войдя обратно в стену.

На потолке открылись клапаны – и на Роба полились мелкие струи приятно пахнущего антисептического дождя. Затем его сменила более прохладная вода. Душ вызвал у него ощущение безукоризненной чистоты и свежести. В это время из стены вышел контейнер с его одеждой и вещами.

Одежда была теплой, со свежим запахом. Вероятно, после ультразвуковой стирки. Роб натягивал на себя рубашку, когда вошел лаборант средних лет со шприцем в руке.

На одной стороне прибора для инъекций была наклеена этикетка с напечатанными машиной именем и фамилией Роба. На Далекой звезде принимались строгие медицинские меры предосторожности.

– Это антибиотик широкого действия, – сказал лаборант. – Вы, наверное, уже слышали о нем во время полета на корабле.

Роб кивнул:

– Чтобы я не заразил микробами эмптсов.

– Именно так. Поднимите рукав, пожалуйста.

Роб закатил манжету. Медик уткнул веерообразную насадку шприца в руку чуть выше локтя. Роб сразу почувствовал, как десятки крошечных иголочек прокололи его кожу. Из стены опять появился лоток. Лаборант бросил в него шприц – и лоток скрылся в стене.

Медик развел руки и улыбнулся.

– Вот и все. Можете путешествовать.

Роб опустил манжету вниз.

– Зачем так много предосторожностей?

– Вы что-нибудь знаете о наших маленьких друзьях эмптсах?

– Немного. У них есть панцири, они несут яйца, передвигаются с помощью ложноножек. И считаются очень ценными. Но никто не объяснил мне, почему.

Лаборант направился к двери.

– Не потому, конечно, что они обладают большим интеллектом. Они элементарны. Если столкнетесь с одним из них вплотную, то сразу все поймете.

Еще больше заинтересовавшись, Роб спросил:

– А что произойдет, если я столкнусь с ним вплотную?

– Никому по-настоящему не удалось еще до конца изучить их, известно только, что эмптсы каким-то образом влияют на психику человека. При близком соприкосновении с эмптсами они вызывают в людях определенные психохимические изменения. Человек забывает все, в том числе все неприятное, что было в прошлом. Психиатры всей галактики используют живых эмптсов для лечения душевнобольных пациентов. Медики называют этот метод эмптингом – частично из-за названия этих животных, а с другой стороны, потому, что лечение эмптсами в буквальном смысле освобождает рассудок больного от всех травмирующих его воспоминаний.

– Так вот почему отряд конпэтов защищает их.

Медик утвердительно кивнул головой.

– Верно. Говорят, популяция эмптсов малочисленна. Населению раздают их в качестве домашних животных в крайне ограниченном количестве. Примерно дюжину в год. Остальных охраняют в специальных заповедниках. Там они недоступны никому, кроме особых охотничьих бригад, которые приходят на территорию резерваций, ловят несколько эмптсов и отправляют их в медицинские учреждения на разных планетах.

Уходя, Роб сказал:

12
{"b":"475","o":1}