A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
42

– Спасибо за объяснение. Теперь понятно, почему они такие ценные. У меня были в жизни моменты, когда мне самому хотелось бы принять немного эмптинга.

– Разве не у всех бывают такие моменты? – усмехнулся лаборант и помахал на прощанье рукой.

Направляясь в холл огромного здания порта, Роб думал об удивительных маленьких созданиях, населяющих эту планету. В какой-то миг ему захотелось заиметь одного из них для себя лично. Насколько было бы легче просто забыть о «Маджестике», вернуться на Деллкарт-4 и никогда больше не мучиться воспоминаниями о прошлом.

К сожалению, такой выход – не для него. Он должен найти ответы на вопросы, которые задавал себе тысячу раз. Роб зашагал быстрее. Именно из-за того, что он попал на Далекую звезду после перелета, который бы длился тридцать два реальных года в обычном космическом корабле, у него стало больше уверенности в себе.

Роб нашел в холле будку-автомат со светящейся вывеской, на которой было написано: «СПРАВКИ ДЛЯ ПАССАЖИРОВ». Он зашел с задней стороны и наткнулся на робота, сидевшего за каким-то совершенно разбитым столом.

Робот был значительно худшей моделью, чем Эксфо, но он, конечно, видел в своей жизни и хорошие дни. Стыки на его шее подверглись воздействию коррозии, и поэтому голова его приняла странное положение. Один из его фотоэлементов все время мигал, то включаясь, то выключаясь. – При-вет, – сказал робот. – Чем может справочное бюро послужить, послужить, послужить, сэр – ррэк!Робот стукнул себя кулаком по голове. После этого он закончил свой вопрос:

– …послужить?

– В сотне миль отсюда находится станция слежения Филекса. Она в запрещенной зоне?

– Ну, конечно, – ответил робот. – Станция расположена за электронным заграждением.

Машина – Роб не мог относиться к этому роботу, как к человеку, – так, как он привык думать об Эксфо, – произнесла целую серию специфических звуков, похожих на металлический кашель. Внутри робота что-то шумело и трещало, как будто все в нем перевернулось. – Ну, конечно. Станция расположена за – ррэк!Робот снова ударил себя по голове, что дало положительный результат.

– Все, что находится за электронным заграждением, закрыто для посещения? – спросил Роб.

– Да, абсолютно. Только конпэтам разрешен вход. Вы должны получить специальное разрешение.

– Куда мне обратиться за ним?

– Идите в штаб конпэтов на авеню Большой Медведицы. Обратитесь к командиру Саймону Лингу.

– Линг. Большое спасибо. – Не стоит – ррэк! Ну, конечно – ррэк! Да абсолютно… – из мигающего глаза начала выделяться струйка дыма. Робот говорил тоном, который вызывал к нему жалость. – Справку, пожалуйста. Пожалуйста, обратитесь в справочное бюро перед тем – ррэк!ррэк!ррэк!На этот раз робот бил по своей голове двумя кулаками, но все было бесполезно. Он продолжал что-то кричать своим хриплым голосом, а Роб уже бежал к главному административному пульту в другой стороне холла, чтобы передать заказ по видеофону.

В то время, когда Роб выходил из здания, три блестящих робота-ремонтника быстро приближались к справочной будке, из которой теперь валили клубы дыма.

Роб оказался, наконец, в царстве воздуха и солнечного света. Он жадно дышал в новой для него, более разреженной атмосфере – и воздух колко проникал в самые легкие.

Он медленно пошел вниз по широкой наклонной дороге в сторону, противоположную зданию космического порта. Через несколько минут его организм привык к свежему воздуху. Роб так долго дышал обработанным кислородом в ССК, что даже забыл вкус и запах естественного воздуха.

Здесь, на Далекой звезде, немного пахло мятой и корицей, но и запах пыли чувствовался в атмосфере. Между сооружениями видны были куски унылой пустыни, тянувшейся к фиолетовым горам. Оттуда дул свежий, теплый ветер.

Тчерчилл выглядел приятным городом, хотя был, на первый взгляд, чрезмерно модернизированным. На улицах встречались матери с детьми, конторские служащие и просто рабочие, работники космодрома в спецодежде и редкие конпэты, спешащие по каким-то делам. Но ничего похожего на эмптсов Роб пока не видел.

Высоко над головой с жужжанием двигались транспортные машины по надземным мостам, которые закрывали пешеходные дороги от прямых солнечных лучей, что делало ходьбу людей приятной и комфортной. Время по среднегалактическому исчислению приближалось к полудню, и Роб решил найти место, чтобы передохнуть и позавтракать перед тем, как встретиться с Саймоном Лингом в штабе конпэтов.

Роб вышел на широкую пешеходную улицу, которая называлась, как он выяснил, авеню Большой Медведицы. Он прошел по ней квартал или два и, повернув за угол, обнаружил небольшую уютную гостиницу. Оставив сумку в номере, Роб направился в кафе, которое он заметил в центре авеню.

Эскалатор поднял Роба из фойе к началу одной из раздаточных линий. Когда автомат выдал ему поднос, Роб увидел прямо перед собой очень симпатичную девушку. Она была его возраста или, возможно, на год моложе. Длинные светлые волосы, схваченные в узел медным кольцом, падали на ее плечи. Роб мог видеть ее лицо только в профиль, но оно показалось ему очень красивым. Глаза девушки были намного ярче и голубее, чем у Роба. Одета она была в белое нарядное платье. На одной руке у нее висела сумка для покупок, из которой торчали несколько маленьких свертков.

Конвейерная линия продвигала посетителей кафе мимо голограмм различных блюд, имеющихся в ассортименте. С началом движения линии под ногами до Роба дошло, что, пока он таращил глаза на девушку, она и ее подруга, которая была ниже ростом и полнее, успели выбрать себе еду. А он уже проехал мимо супов и разных закусок и как раз приближался к витаминизированным напиткам.

Роб быстро ступил на одну из маленьких неподвижных площадок вдоль движущейся линии. Он нащупал в кармане монету единого образца и опустил ее в отверстие под вызывающим аппетит голографическим изображением высокого стакана, наполненного ярко-зеленым напитком. Дверцы открылись, Роб взял стакан с соком и вставил его в соответствующее гнездо на подносе. Затем он вернулся назад на передвигающуюся полосу.

Впереди него, в секции основных блюд, снова оказались светловолосая девушка и ее подружка, возвращавшиеся с едой на подносах. В это же время, откуда ни возьмись, рабочий с космодрома вдруг начал протискиваться мимо них, чтобы вернуться к первым блюдам. Передвигающаяся на колесах робот-хозяйка, обратив на себя внимание предварительным гудком, потребовала, чтобы рабочий сошел с конвейерной линии, прошел в самое начало и продвигался так, как положено по правилам.

Но рабочий очень спешил. Он все же протиснулся мимо двух девушек и упрямо ломился дальше.

Роб понял, что нужно или сойти с линии, или отклониться в сторону. В конце концов он принял очень неудобное положение, когда одна его нога стояла на твердой платформе, а другая – на движущейся. Но поднос он умудрялся держать ровно, обеспечивая ему равновесие обеими руками. Рабочий промчался мимо Роба, ударив его прямо под локоть. Роб вскрикнул. Его левая нога соскользнула с транспортера, лишив Роба равновесия. Поднос сильно дернуло. Из стакана выплеснулось фонтаном его содержимое…

Прямо на спину красивой девушки в нарядной одежде.

Полная подружка громко воскликнула:

– О-о-о-о-о!

Роб с ужасом наблюдал, как по ткани белой одежды девушки расползалось пятно страшного зеленого цвета.

Девушка обернулась. В ее голубых глазах полыхал огонь негодования.

– Я, наверное, вся перепачкана, ты… ты неуклюжий олух из космоса!

Толстушка хихикнула.

– Не теряй самообладания, Лин. Хотя, конечно, есть от чего.

– Извините, – сказал Роб. – Тот мужчина…

Он замолчал, удивленно глядя по сторонам. Того мужчины и след простыл.

Посетители, стоявшие за Робом, начали подгонять его, возмущаясь тем, что он задерживает движение. Девушка пыталась увидеть ужасное зеленое пятно, то и дело поворачивая голову и глядя через плечо.

13
{"b":"475","o":1}