A
A
1
2
3
...
15
16
17
...
42

Находясь в приподнятом настроении перед предстоящей поездкой на станцию Филекса, Роб вскоре совершенно забыл об этой встрече.

На следующее утро, как ему было велено, Роб пришел в здание штаба на авеню Большой Медведицы.

Командира Саймона Линга в кабинете не оказалось. Но он оставил маленький пластиковый командоаппарат, приготовленный, вероятно, еще с вечера, своему роботу-секретарю, который вручил его Робу.

Роб совсем не разбирался в выпуклых электронных иероглифах на серой поверхности карточки. Но он зажал ее в руке, как талисман, а потом осторожно спрятал во внутренний карман куртки.

– Командир оставил вам еще вот это, – сказал секретарь.

Он передал Робу записку с пометкой «лично».

Выйдя из здания, Роб раскрыл записку. Она была написана энергичным почерком с наклоном, напоминавшим почерк отца.

«Дорогой Роб Эдисон!

Мы с дочерью поговорили и пришли к выводу, что, как коренные жители Далекой звезды, мы должны оказать вам более теплый прием, чем вы получили в центральном кафе в тот злополучный день. Предлагаем встретиться завтра в том же кафе в 8.00 и вместе позавтракать. Дайте знать, если не сможете прийти. Будем ждать вас в условленное время. Угощать буду я.

С сердечным приветом, С. Линг».

Роб закончил читать послание Линга, вызвавшее улыбку на его лице, когда уже сошел с самой нижней ступеньки наружной лестницы. И вдруг что-то тяжелое так сильно ударило его в бок, что он закружился вокруг своей оси. Записка выпала из его рук и улетела, подхваченная ветром.

– Смотри, куда ты… А-а, молодой господин!

Приходя в себя, Роб пытался скрыть удивление. Рядом с ним, смахивая остатки пищи со своей одежды, стоял Бартон Луммус бок о бок с человекоподобным роботом.

Луммус хлопал по своим карманам, как будто что-то искал.

– Создается впечатление, что нам просто суждено все время сталкиваться, молодой человек, – сказал он своим скрипучим голосом. – Как частицам атома, а?

– На этот раз не думаю, что я виноват.

– Даже если учесть, что ты уткнул свой нос, ничего не видя вокруг, в какую-то бумажку, которая улетела?

– Ну, хорошо, извините, – проворчал Роб.

Луммус продолжал ощупывать карманы и рыться в них. Его белое лицо вытянулось.

– Тебе бы надо быть поаккуратнее. Так можно сильно ушибить старших людей.

Все подбородки Луммуса тряслись мелкой дрожью. А редкая бородка подпрыгивала при каждом кивке головы. Изумрудный робот так и стоял почти вплотную к своему хозяину, направив свои лишенные зрачков, бессмысленные серые глаза в сторону Роба.

Луммус старательно делал вид, что приводит в порядок свою грязную одежду. По какой-то непонятной причине он с каждой минутой выглядел все мрачнее и мрачнее. Наконец, с совершенно рассерженным видом, он наклонился к своему роботу и потащил его за руку.

– Пойдем, Блеко, дальше. В наши дни стало небезопасно ходить по улицам из-за молодых горячих голов. Кто-то должен научить этих юнцов хорошим манерам.

Искусно изображая из себя несчастную жертву, он стал удаляться, тяжело ступая своими толстыми ногами.

Повернув голову, робот снова окинул Роба пристальным взглядом пустых глаз, от которого Робу стало не по себе. Вскоре эта странная парочка смешалась с толпой на улице Большой Медведицы. У Роба возник вопрос: а в полном ли уме выдававший себя за коммивояжера Луммус. Может быть, он нуждается в небольшом эмптинге?

Вечером в своей гостиничной комнате Роб обнаружил еще одну странную вещь.

Он складывал на кровать свою одежду, готовя ее к ночной ультрачистке. Вытаскивая содержимое из карманов, Роб клал их на маленький стол. Когда он сворачивал брюки, то случайно посмотрел на серую электронную пластинку.

На одном углу было большое сальное пятно.

Роб взял карточку в руки и начал рассматривать ее более внимательно. Он понял, что лоснящееся пятно не что иное, как отпечаток человеческого пальца.

И тут Роб вспомнил о столкновении с Луммусом. Толстяк пытался залезть к нему в карман? Возможно, это и есть причина гнева Луммуса, так как ему не удалось извлечь никакой пользы от импровизированного столкновения. Все вещи Роба были на месте.

Луммус, совершенно очевидно, был не тем, за кого выдавал себя, тем более, что ходил теперь в кафе с человекообразным компаньоном Блеко.

Может, он мелкий уголовник, работающий на межпланетных линиях? Путешествуя от планеты к планете, опустошает кошельки и крадет драгоценности при всяком удобном случае?

Роб бросил брюки в общую кучу и тряхнул головой. Ему хотелось надеяться, что он больше никогда не встретится с этим неприятным человеком.

8. БЕГЛЫЙ ЭМПТС

Завтрак в центральном кафе на следующее утро удался на славу.

Поддавшись на уговоры Саймона Линга, Роб съел огромное количество пищи. Для начала выпил натуральный апельсиновый сок в высоком стакане. Потом с успехом одолел четвертую часть безумно дорогой, вкусной ветчины и соленое блюдо-деликатес из яиц в маленьком медном горшочке. Командир сообщил, что это кулинарное изделие поставляет соседняя планета и оно является любимым лакомством жителей чечевицеобразной туманности. А в завершение завтрака – две чашки дымящегося утреннего кофе с цикорием. Необыкновенно вкусная еда и оживленная, приятная беседа сделали это утро незабываемым.

Линдси Линг выглядит сегодня еще красивее, отметил про себя Роб – наверное, потому, что приветлива и спокойна. Ее лицо было оживленным, а в голубых глазах светились дружеские огоньки. Она подняла свои соломенные волосы вверх и скрепила их янтарными шпильками. Зеленовато-голубое платье, которое она надела сегодня, очень шло к ее лицу.

Девушка ни разу не упомянула о происшествии с зеленым соком. Она расспрашивала о жизни Роба на Деллкарте-4 и об обычаях на планетах в той части галактики. О «Маджестике» не было сказано ни слова. Без всякого сомнения, Саймон Линг предупредил ее, чтобы она избегала разговоров на эту тему.

Командир дал дочери возможность говорить столько, сколько она хочет. Сам же он сидел и попыхивал музыкальной курительной трубкой, из которой неслись тихие звуки мелодичной кантаты. Линг часто улыбался. Что ж, даже если Линдси Линг была любезна и доброжелательна по приказу отца, все равно Робу было хорошо и уютно. Этот дружеский завтрак сделал и Далекую звезду, и причину его прибытия на нее менее мрачными.

Когда со стола все было убрано, командир Линг перестал курить и спросил:

– Ты забрал свою электронную карточку, да, Роб?

Роб хлопнул рукой по куртке.

– Она здесь, сэр.

– Хорошо. Я просмотрел наше расписание нарядов. Перед заходом солнца двое моих людей зайдут ко мне. Это означает, что флайер будет готов к утру. Ладно, мне пора возвращаться в штаб. Какие у тебя планы?

– Думаю походить, посмотреть город, – ответил Роб. – Я хочу послушать записи на станции Филекса, а уже потом поспрашивать возможных очевидцев на космодроме.

Саймон одобрительно кивнул.

– Линдси, если ты ничем не занята, почему бы тебе не показать Робу наши достопримечательности?

– Вообще-то я обещала Бет… – заметив прямой, красноречивый взгляд отца, она тут же сказала: – С удовольствием.

Они вышли из кафе. Роб еще раз поблагодарил Саймона за завтрак, и командир направился вверх по авеню Большой Медведицы к зданию штаба конпэтов. Роб подождал, пока Саймон отошел от них на расстояние, с которого не мог его слышать, и сказал:

– Я тронут гостеприимством, Линдси. Но я не могу связывать тебе руки все утро.

– Не говори глупостей. Бет, наверное, занялась чем-то другим.

Роб, уже еле сдерживая себя, сказал:

– У меня прекрасные впечатления от Далекой звезды. Прошу тебя, не считай себя обязанной показать мне город, потому что так велел тебе отец.

Линдси покраснела.

– Чтобы как-то компенсировать вчерашнее, ты это имеешь в виду? Мне действительно хотелось бы. Я вела себя отвратительно. Извини.

16
{"b":"475","o":1}