ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Безродный и раньше появлялся здесь в неистовом состоянии. Он находится в гневе до тех пор, пока ему не возвращают эмптса. Двое моих людей упали без чувств вот так же, как ты, когда ловили его убежавшую бестию. По-другому поймать эмптсов невозможно. Обрызгивать их усыпляющими веществами бесполезно. Вот почему конпэты должны быть очень крепкими и выносливыми. Не каждый человек может выдержать испытание эмптингом пять или шесть раз за день в период прореживания заповедника. Сегодня Безродный опять явился в невменяемом состоянии. Он, вероятно, решил, что именно ты отвечаешь за поимку его эмптса. Вот так сцена! Но ты уже знаешь, что это за человек…

Покачивая головой, Саймон с помощью мундштука трубки изобразил винтообразное движение у своего виска.

– Так я могу уходить? – спросил Роб.

– Хоть сейчас, – ответил Саймон.

Они вышли из комнаты и направились по коридору, который вел, по всей вероятности, к кабинету командира. Саймон остановился у двери.

Линдси добавила к тому, что уже рассказал Саймон:

– Папа пытался объяснить Безродному, что ты хотел только одного: помочь ему поймать эмптса. Папа сказал, что ты гость на Далекой звезде и незнаком еще с существами…

– Странная вещь, – прервал дочь Саймон, держа в руке трубку, из которой лились звуки струнного оркестра и вырывались душистые клубы дыма. – Когда я упомянул твое имя – Роб Эдисон – и сказал, что ты с планеты Деллкарт-4, мне показалось, это разозлило нашего бедного бродягу еще больше. Он стал совершенно белым, хотя очень непросто побледнеть человеку, который круглый год живет под открытым небом. Ну, да ладно, я полагаю, все это связано с его страхом, что мы можем навредить его эмптсу или совсем не отдадим ему его любимца. Мы уже починили разорванную цепочку. Сейчас Безродный и его эмптс возвращаются в заповедник. Мы вынуждены переправлять его через линию заграждений в специальном флайере каждый раз, когда он появляется в городе. Одна морока!

– Нужно быть добрыми с такими, как он, папа, – сказала Линдси. – Мне жалко его. По-моему, он еще не очень старый человек.

– Он и не старый. Если бы не его рассудок… Ну, так, Роб… – крепкая рука командира по-дружески легла на плечо Роба. – Если ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы лететь на своем собственном…

Роб выразил полную готовность.

– Тогда мы с Линдси прощаемся с тобой до завтра. У нас есть дела перед обедом. Твой флайер будет готов вовремя. Он будет ждать тебя на авиадроме завтра утром в 9.30. У тебя не возникнет трудностей с расспросами на станции Филекса. Там можно получить подробные инструкции, включив один из компьютеров. Обязательно приходи сюда, когда вернешься к полудню. Мне интересно знать результаты поездки.

– Благодарю вас, командир, за все, – сказал Роб и направился к выходу.

– Роб!

Он обернулся. Улыбка на лице Линдси говорила о том, что о нем заботятся.

– Хорошей судьбы тебе на нашей планете.

Саймон, заметив восхищенное выражение лица дочери, усмехнулся:

– Так у нас принято желать удачи, Роб.

Он помахал рукой и скрылся в кабинете.

Роб быстро спустился по старомодной стационарной лестнице. Он вспомнил выражение глаз Линдси, когда вышел на авеню Большой Медведицы, залитое лучами поздно заходящего на Далекой звезде солнца. Чем больше он думал о девушке, тем легче становилось у него на душе.

Роб направлялся в центральное кафе, чтобы перекусить. После встречи с эмптсом он чувствовал себя уставшим. Ему хотелось поскорее вернуться в гостиницу и выспаться перед завтрашним путешествием на станцию Филекса. Радостное возбуждение овладело его душой.

Однако радость вскоре омрачилась внезапным ощущением того, что за ним следят.

Роб внимательно осмотрелся, пристально вглядываясь в шумную толпу людей, снующих по улице в этот ранний вечер. Никого из них он не узнавал.

В недоумении Роб пошел дальше, дошел до кафе и зашел в него.

Через двадцать минут он снова был на улице. На всем протяжении пути до гостиницы чувство постоянной слежки не оставляло Роба. Он подошел к киоску и потратил самую мелкую монету на перфогазету, хотя его совсем не интересовали последние городские новости, которые можно было узнать, вставив газету в читальный аппарат в номере гостиницы. Ему хотелось осмотреть улицу.

Но он опять не увидел ничего подозрительного и продолжил свой путь к гостинице.

Роб надеялся на крепкий сон без сновидений перед поездкой на станцию Филекса. Однако ему снились визгливые эмптсы, за которыми гнались бородатые молодые мужики в грязной одежде, превращавшиеся через некоторое время в страшных старцев. Они проклинали имя Роба и испепеляли его узкими щелками голубых глаз, наполненных необъяснимой ненавистью.

Когда Роб вышел из гостиницы на следующее утро в 8.45, его окликнули.

– Переходи сюда, молодой господин!

Роб с удивлением узнал Луммуса. Тот махал ему рукой с соседней дорожки для пешеходов.

Роб сразу насторожился. Он покачал головой, показывая всем своим видом, что очень спешит. Повернувшись к Луммусу спиной, Роб стал на дорожку, двигавшуюся в противоположном направлении. Луммус последовал за Робом и догнал его, тяжело дыша ему прямо в затылок.

Роб закружился на месте волчком, когда Луммус вытолкнул его в полутемную сводчатую галерею – вход в косметический магазин, который еще не был открыт для посетителей.

– Прочь с моей дороги, – закричал Роб. – Я спешу.

– Но я настоятельно требую поговорить, молодой господин. Очень настоятельно, – карие глаза-объективы Луммуса были явно недружелюбными. А губы сложены в такое положение, которое нельзя было назвать улыбкой даже с большой натяжкой. – Если ты собираешься позвать полицейского, не вздумай. Ты этого не сделаешь, если дорожишь личной безопасностью очаровательной молодой леди, с которой ты вчера гулял по городу.

По телу Роба побежали мурашки.

Толстые пальцы коммивояжера бесшумно барабанили по его жирному брюху. В прохладной полутьме галереи слышался женский голос, рекламирующий косметику. Голова Бартона Луммуса, похожая на дыню с бородкой, казалась Робу омерзительной. Дьявольски подмигивая, голова плавала в глазах Роба.

– Что угрожает дочери командира? – быстро спросил Роб.

По искривленным жирным губам Луммуса снова пробежало что-то наподобие улыбки.

– Ничего страшного, уверяю тебя. Идем, идем, молодой мистер! Давай все обсудим, поговорим, как мужчина с мужчиной. Мое внимание привлекло то, что ты добиваешься получения пропуска для посещения заповедника эмптсов.

– Но об этом не знает никто, кроме командира! – Роб был вконец озадачен.

Луммус поднял палец весь в жирных желтых пятнах.

– Ничего подобного! Не знает никто, кроме тех, кто был в кабинете командира, когда там шел разговор о пропуске, да еще тех, кто был снаружи, имея при себе небольшое электронное подслушивающее устройство.

– Вы все слышали…

– Совершенно верно. Мне необходимо разрешение на вход в заповедник. Что может быть лучше, чем установить пост подслушивания возле штаба? Откровенно говоря, я приготовился ждать несколько дней. Даже недель! А тут такая удача, не правда ли, молодой господин? Внезапно появляется человек, с которым я уже знаком, и быстро получает разрешение!

Необыкновенно сильная рука Луммуса охватила запястье Роба.

– Она ведь уже у тебя, эта карточка с кодами для флайера, не так ли?

Роб сразу вспомнил другое. Отпрянув назад, он спросил:

– Вы имеете в виду карточку, которую пытались вытащить из моего кармана?

– Как раз сейчас я это и сделаю.

– На ней остался отпечаток вашего пальца.

Луммус отпустил руку Роба, причинив ему боль, и грязно выругался.

– Что общего между всем этим и Линдси Линг? – со злостью спросил Роб.

– Она для меня просто средство, чтобы склонить тебя к сотрудничеству. Утром, после ухода ее отца из дому, мой робот Блеко и я пробрались к ней и… ну, в общем, попросили ее составить нам компанию. В настоящий момент мой зеленокожий компаньон находится вместе с девушкой в парке возле флайеродрома и ждет нас. Как ты понимаешь, никто не задержит нас, потому что у тебя есть пропуск-карточка. И мы все отправимся в пустыню. Я, этот бесчувственный мошенник Блеко, мисс Линг и ты с шифрокартой.

19
{"b":"475","o":1}