ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глаза затуманивались все больше и больше. Земля под ногами накренилась сначала в одну сторону, потом в другую. Роб сильно зажмурил глаза. Это не помогло.

Безродный продвинулся на шаг вперед. Его губы расплылись в злорадной улыбке. Он заставлял Роба все время отступать.

Юноша призвал на помощь все свои силы, чтобы сделать один шаткий шаг, потом другой. Безродный хихикал:

– Ну что, испугался? Здорово я достал тебя, не так ли, сударь?

Полусумасшедшие интонации его голоса звенели в ушах Роба. Ему казалось, что он плавает в какой-то вязкой жидкости, а вокруг все рябило и изгибалось.

Он бросился в сторону от Безродного. Звон в голове уменьшился. Роб продолжал отдаляться, пока не оказался почти в двадцати футах от бородатого мужчины, который остался стоять в тени валуна и опустил кулак.

Роб жадно глотал воздух. Он чувствовал себя так, как будто только что выплыл после длительного пребывания под водой. Постепенно силуэты горных вершин стали четче на фоне неба. Воздух перестал колебаться. А потом исчез и звон в голове и ушах.

Роб провел рукой по губам и ощутил на них вкус соли, покрывшей его кожу. Продолжая глубоко вдыхать в себя воздух, он обернулся.

«Чи-ви», визжал эмптс. Он все так же жался к ноге своего хозяина. Сейчас эмптс напоминал просто шарик с крышкой сверху. Все свои ложноножки он спрятал.

Безродный улыбался еще шире. Он звенел металлической цепочкой, держа ее в обеих руках.

– Моя скотинка не причинит тебе зла, сударь. А я могу.

Роб покачал головой, еще раз глотнул воздух. Он чувствовал себя уже почти нормально. Но никак не мог решить, как вести себя с этим странным человеком.

Безродный сделал шаг вперед в сторону Роба. Вид у бородача был вызывающим. Он сдвинул назад свою конусообразную шляпу. На его лоб упали спутанные в клубок волосы. Зубы Безродного сверкали, как кусочки слоновой кости. Его голубые глаза с морщинками по углам были какими-то неестественно веселыми.

Роб попытался сделать простой ход.

– Я ваш друг.

– У меня нет друзей, – Безродный прикрепил цепочку к горе. – Я всегда один.

– Но я знаю ваше имя.

Это удивило бородатого.

– Действительно?

– Вас зовут Безродный, ведь так? Вы живете здесь совсем один со своим эмптсом.

Слова Роба насторожили отшельника.

– Кто рассказал тебе обо мне? И о моем животном?

– Я встречался с вами в Тчерчилле.

Безродный еще больше удивился.

– Куда я ходил за провиантом?

– Правильно. В последний раз, когда вы были там… ваша… скотинка… ее спасли.

Безродный энергично тряхнул головой.

– Такого не случалось, сударь. Я бы помнил.

– Вы не помните, как гнались за своим эмптсом по аллее? Я поймал его вам.

– Такого не случалось, – повторил Безродный.

Он сделал несколько шагов вперед. Роб в ответ ретировался на такое же количество шагов в тыл. На лице Безродного снова появилось искреннее, как у ребенка, выражение удивления.

– Почему ты стоишь так далеко, сударь?

– Потому что, если я подойду слишком близко к вашему эмптсу, то забуду все, что происходило до того, как вы появились здесь. Так же, как вы забыли о том, что ваш эмптс убегал от вас в Тчерчилле, – объяснил Роб.

Он имел возможность разглядеть Безродного на более близком расстоянии. Определить его возраст было невозможно. Кожа этого человека, особенно на лбу и тыльных сторонах рук, задубела от долгого пребывания на открытом воздухе планеты Далекая звезда. При ярком солнечном свете его глубокий загар выглядел черным, как смоль. Роб пытался все же угадать, сколько ему лет. В бороде поблескивали седые волосы. Но вместе с тем глаза были явно молодыми. Безродному, должно быть, от двадцати пяти до сорока пяти лет.

Он сдвинул брови и производил теперь впечатление человека, пытавшегося сосредоточиться на чем-то важном.

– Здесь произошло что-то плохое, сударь?

– Меня зовут Эдисон, а не сударь, – Роба начинало раздражать то, что ему приходится иметь дело с психически ненормальным человеком. Роб показал на следы от драки, оставшиеся на пемзе. – Вот здесь произошла стычка. Я прилетел сюда с девушкой, отец которой – командир конпэтов…

– Конпэты – хорошие люди, – сказал Безродный с искренней улыбкой. – Они разрешают мне жить здесь. И перевозят меня над ударными волнами, когда я отправляюсь за провиантом.

У Роба моментально созрел план.

– В таком случае вы должны помочь мне, Безродный, – сказал Роб.

– Помочь сделать что, Эдисон сударь?

– Помочь мне забрать девушку у людей, с которыми я дрался. Они плохие люди, – для убедительности Роб как можно страшнее искривил лицо. – Очень, очень плохие.

Прием подействовал на Безродного – у него появился сердитый взгляд. А Роб продолжал:

– У одного из этих людей лазерное оружие. Он может воспользоваться им и покалечить дочь командира конпэтов. Преступники хотят похитить эмптсов…

Безродный наклонился и быстро подхватил своего любимца. Устроив бронированное существо на согнутой в локте руке, он начал качать его и гладить по панцирю другой рукой.

– Забрать моего? – испуганным голосом спросил Безродный.

– Может быть. Они заберут любого, который попадется им.

– Я не отдам его, – крикнул Безродный. – Мои друзья конпэты не разрешат им.

– Но конпэтов здесь нет, Безродный. Только мы с вами можем остановить этих людей. Они забрали с собой девушку и пошли к электростанции вон тем путем. Вы знаете, где она находится?

– Знаю, Эдисон сударь, – кивнул Безродный.

– Так вы поможете мне? Я думаю, вы со своим эмптсом и я могли бы освободить девушку.

Безродный покусывал свою нижнюю губу.

– Не уверен, что ты друг.

– Я помог вам спасти вашего эмптса в Тчерчилле!

Бородач провел рукой перед своими глазами, как бы что-то смахивая.

– Не уверен.

– Вы просто забыли! Эмптс стирает из вашей памяти… ну, да ладно.

Роб с ужасом замечал, как быстро меняется положение лимонного солнца на небе. Пока он спорил с этим придурковатым отшельником, шло драгоценное время. Придав своему голосу умоляющую интонацию такой силы, на какую только был способен, Роб сказал:

– Поверьте мне, Безродный, я не трону вашего эмптса. Но те люди, о которых я вам говорил, могут отнять его. Если они завладеют вашей скотинкой, вы больше никогда ее… его не увидите.

Безродный презрительно фыркнул, удивившись, вероятно, непросвещенности Роба, и снова погладил свое животное. Оно издало еле слышное «чи-ви».

– Это леди, разве ты не видишь?

– Прошу прощения и у нее, и у вас. Вы поможете мне?

После некоторого колебания Безродный спросил:

– Что нужно делать, Эдисон сударь?

Роб быстро изложил свой план. Безродный не смог понять все детали сразу. Роб вынужден был объяснять одно и то же два, а то и три раза. Когда он закончил, Безродный опять не выказал готовности что-то делать. Его голубые прищуренные глаза подозрительно смотрели из-под грязных полей шляпы.

– Луммус сударь имеет вещь, которая может ранить? – спросил он.

– Да, лазерное оружие.

– Он ранит им мою скотинку?

– Нет, если все пойдет по плану.

– Ты можешь поклясться, что Луммус сударь намерен украсть эмптсов?

– Несколько десятков, – ответил Роб.

– Ты говоришь, что помог мне в Тчерчилле… – Безродный все еще колебался. Но вдруг, совсем неожиданно, его лицо разгладилось и просветлело. Весь его облик стал менее угрожающим. – Я верю тебе, Эдисон сударь. И всем рассказам о дочери командира и о том, что те люди хотят похитить эмптсов. Я помогу.

Порядком уставший от долгого и трудного разговора Роб чуть не вскрикнул от радости.

Безродный нежно опустил своего эмптса на землю. Нагнувшись над животным, он протянул к нему правую руку.

Как завороженный, Роб наблюдал за необычной сценой. Безродный снова прикрепил цепочку к колечку на панцире эмптса. Вытянулась одна псевдоножка – полупрозрачная и дрожащая, как студень. Безродный положил свою ладонь на псевдоножку. Его бороду мотал из стороны в сторону сильный ветер. На лице появилась гримаса, которую можно было назвать неестественно широкой улыбкой. Он напоминал дедушку, пытающегося заставить улыбнуться внука-младенца. Где-то глубоко в его гортани послышался звук, который почти точно имитировал писк эмптса – «чи-ви».

24
{"b":"475","o":1}