ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Окрик Линдси как-то вдруг освободил его от боли, нараставшей внутри. Ему стало ужасно стыдно и горько за себя. Он быстро предпринял попытку исправить положение.

– Извините, командир.

– Ладно, я не должен был говорить с тобой таким тоном, я тоже виноват, – ответил Саймон. – Мы все в страшном напряжении. Но ситуация не такая уж безнадежная, как кажется.

Командир проверил связанные руки Безродного. Тот был все еще без сознания. Когда Саймон выпрямился, он показался Робу таким, каким был там, в Тчерчилле, – энергичным, спокойным, без напускной веселости.

– У нас нет недостатка в воздухе. А вот с едой и водой – критическое положение. Мы не сможем долго продержаться без них. Но нам точно известно, что выходы отсюда есть. У меня нет сомнений, что наш спящий друг таки забил верхний вход в корабль. С помощью вас двоих я мог бы подняться к пролому и проверить, так ли это. Однако я считаю, что мы должны использовать наши силы более рационально.

Саймон тронул двумя большими пальцами раздавленный черный аппарат, висевший у него на ремне.

– Радиомаяк перестал передавать сигналы. На флайере номер четыре поймут, что с нами что-то неладно. И, конечно, мои конпэты отправятся искать нас. Но если у них уйдет много времени на поиски правильного пути, они доберутся до нас только через несколько дней, а, может быть, и через неделю. А из этого следует, что мы должны позаботиться в первую очередь о воде и пище.

– Где же мы можем найти их здесь под землей? – спросила Линдси.

– У Безродного должен быть запас. Вспомните, он регулярно приходит в Тчерчилл за своим провиантом. Если мы не сможем найти склад продуктов сами, мы должны будем заставить его сказать, где он держит свои запасы.

– Я сомневаюсь, – сказал Роб, – что мы сможем еще что-то выжать из него.

– Да, вероятно, очень мало, – согласился Саймон. – Ясно только одно – мы должны остаться в живых, – поэтому каким-то образом надо решить проблему с продуктами и водой.

– По-моему, это неразрешимая проблема, – вздохнув, сказала Линдси совершенно безнадежным голосом. Бедная девушка в кровь растерла ноги о сырой песок.

Роб бездумно уставился на освещенные фонарями круги на земле. Его уставший мозг воспроизвел резкие выражения Саймона и он попытался осмыслить их. Только теперь Роб понял, почему командир так строго говорил с ним. Он хотел отвлечь его от печальных мыслей.

Раз конпэтам понадобится неделя или больше, чтобы отыскать их, выходит, он пропустит тот рейс до Деллкарта-4, на который взял билет. Следовательно, не успеет к началу вступительных экзаменов. Вспомнились все вытекающие отсюда последствия, о которых предупреждал Эксфо: кто-то другой займет его место в колледже, в результате чего его жизненный потенциал круто ухудшится – по той причине, что ему придется до самой смерти работать только на то, чтобы выплатить ссуду, взятую на поездку сюда. Если ему не удастся вовремя вернуться на Деллкарт-4, то все его будущее будет напрочь перечеркнуто. А есть ли у него оно, это будущее, теперь, когда он узнал правду о «Маджестике»?

Думать обо всем этом было невыносимо тяжело и жутко.

– Так, начинаем поиски, – громко сказал Саймон.

– Каким образом? – спросила Линдси.

– Берем фонари. Двигаемся по периметру пещеры. Старайтесь увидеть проходы. Мы могли бы быстро найти следы Безродного и выйти отсюда, если бы был исправен следоискатель.

– Идем, Роб, – Линдси потянула его за руку.

Роб поднял с земли фонарь. Он с трудом заставил себя двигаться вслед за Саймоном. Линдси пошла за Робом, не отставая от него ни на шаг. Вокруг была кромешная тьма – и только впереди два луча света. Роба терзал страшный голод.

– Роб? – окликнула его Линдси.

– Что?

– Мне очень жаль, что Безродный рассказал тебе всю эту историю.

– Но он сказал всю правду, – ответил Роб. – А, по мнению людей, надо с уважением относиться к правде, так ведь?

– Да, конечно. Но я представляю, какой это для тебя страшный удар. Столько всего произошло – ты, наверное, еле держишься на ногах.

– Я в порядке.

– Здесь стена, – послышался голос командира.

Минут за двадцать они с помощью фонарей обследовали довольно большую площадь. Выхода не было. Саймон повел их направо, в другую часть пещеры. Они снова тщательно осматривали стены, передвигая лучи света сверху вниз и снизу вверх. И опять все бесполезно – перед ними была сплошная, непрерывная скала.

Они продолжили поиски в другом районе пещеры, потом в еще одном. Даже у Саймона начали появляться в голосе беспокойные нотки.

– Я же знаю точно, что должны быть ответвления, ведущие к выходу. Я был в пещерах в других частях планеты!

– Может быть, существует лишь один или два входа в эту пещеру, – предположил Роб. – К тому же, мы исследовали только одну ее сторону, под вот этой частью корабля. А пещера, наверное, значительно больше, чем мы думаем. Наши поиски могут продлиться много дней.

Впервые на мужественном лице Саймона появилось выражение безнадежности.

– Да, ты прав. Но давайте двигаться дальше.

Они искали выход еще три часа, блуждая под корпусом огромного корабля, пока не вышли в ту часть пещеры, где уже не было металлической крыши. Как и предполагал Роб, пещера оказалась громадной. Нигде, ни в одном месте скалистых стен они не обнаружили даже признака какой-нибудь бреши.

Усталость начала валить с ног всех троих. Саймон дважды ронял свой фонарь на землю.

Когда они переходили к другому участку стены, Роб про себя предположил, что, вероятно, им придется ждать прихода конпэтов – если конпэты смогут найти их. Он снова почувствовал головокружение. «Вышло так, что я потерпел во всем поражение», подумал Роб. «А что же будет с колледжем?»

Его мысли перебил встревоженный голос Саймона:

– Где Линдси!

Они завертели фонарями, освещая песок вдоль и поперек. Саймон побледнел.

– Я не заметил, как она исчезла, – сказал Роб.

– Линдси? – в крике командира слышалось полное отчаяние. – Лин!

«Линлинлинлинлин», пропело эхо и смолкло.

Откуда-то издалека, с правой стороны, донесся очень тихий ответ:

– Папа, я здесь.

Потом Роб услышал тонкий писк. Он раздался с той же стороны, что и голос Линдси. Робу показалось что-то очень знакомое в этих звуках, но уставшая голова отказывалась воспринимать что-либо. Еще не зная, почему, Роб перепугался услышанных визгов.

– Линдси?

Роб помчался к ней бегом.

– Линдси – мы идем!

20. И СНОВА ЭМПТСЫ

Саймон догнал Роба как раз в тот момент, когда снова послышался голос Линдси, звавший их к себе. И вдруг Роб увидел в темноте маленькие желтые пятнышки необычной формы. Они сверкали, как драгоценные камни, потом исчезали, потом снова начинали сверкать.

Это непонятное мигание теперь было прямо перед Робом и Саймоном, немного выше их голов. Земля под их ногами слегка поднялась.

– Я здесь, наверху, папа, – голос Линдси был совсем близко. – В этой маленькой нише.

Ее тень промелькнула между Робом и желтыми пятнышками. Он опять попытался вспомнить, где и когда он уже видел такое сверкание, – но неожиданно ответ пришел сам по себе. Писклявые звуки повторились. «Чи-ви». Это же глаза эмптса! Это кричат эмптсы!

Но почему крики такие высокие и тонкие?

Когда они вскарабкались по песчаному склону вверх, и Саймон направил фонарь в сотворенное самой природой углубление в скале, Роб понял причину. А Саймон высказал ее вслух:

– Детеныши! Как ты их нашла, Линдси?

– Я услышала, как они пищат, – объяснила она, став на колени и пригнувшись к двум маленьким созданиям.

Освещенные фонарем, теперь ясно были видны четыре блестящих желтых глаза. Один из эмптсов, который был величиной вполовину меньше взрослого экземпляра, выдвинул три прозрачные псевдоножки и попытался удрать в темноту. В голове Роба появилось легкое помутнение, но оно не было неприятным.

Линдси поймала убегавшего зверька и прижала его к себе. Потом радостно засмеялась.

39
{"b":"475","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Пустошь. Возвращение
О темных лордах и магии крови
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен
И все мы будем счастливы
Как перевоспитать герцога
Nirvana: со слов очевидцев
Буревестники