ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я знаю вас, сударь.

Линдси обхватила руку отца повыше локтя и крепко прижалась к нему. Роб прилагал немало усилий, чтобы ровно держать фонарь. Саймон Линг громко вдохнул воздух и продолжал говорить тихим, серьезным голосом.

– Конечно, ты знаешь меня, Безродный. Я командир конпэтов.

– Вы не сделаете мне больно? Не сделаете мне больно, командир сударь?

– Ты же знаешь, что нет. Но мне нужна твоя помощь, Безродный. Похоже на то, что мы заблудились в этих пещерах.

Роб удивился тому, как Саймону удается сохранять спокойствие в такой тяжелой ситуации.

– Ты можешь помочь нам найти выход отсюда, Безродный? – спросил Саймон.

Отшельник снова сделал попытку подняться. Оба эмптса начали сваливаться с него. Одного он успел задержать, а другой упал на песок.

Безродный подобрал его, ласково ему что-то пропел и погладил своей бородой. Держа в каждой руке по эмптсу, Безродный поднялся на ноги и опять нахмурился. Взгляд его голубых глаз миновал командира и остановился на Робе.

Роб затаил дыхание. Он был уверен, что Безродный вспомнил его и все остальное – все, что было с этим человеком в прошлом.

Безродный громко забормотал:

– Тот сударь. Молодой сударь. В его лице что-то плохое. Заставляет меня думать о плохих вещах. Здесь происходит что-то плохое.

Он поднял голову к потолку, пытаясь, вероятно, высоко в темноте отыскать глазами корпус «Маджестики». К счастью, его не было видно.

– Его имя Эдисон сударь, да? – сквозь зубы спросил Безродный. – Эдисон сударь плохой!

– Нет, – возразил Саймон. – Не думай так. Он твой друг.

– Хочу вспомнить, почему этот сударь очень плохой, – стоял на своем Безродный.

– Да нет же, Безродный. Он друг. Мы все твои друзья.

По лицу отшельника было видно, что внутри у него происходит ужасная борьба. Даже стирающая память сила эмптсов не могла до конца заглушить в нем жуткие воспоминания о прошлом. Рука Роба задрожала сильнее.

– Мы будем оберегать твоих скотинок, если ты поможешь нам, – предложил отшельнику Саймон. – Ты можешь взять их себе насовсем.

Голубые глаза удивленно прищурились.

– Обоих?

– Я тебе обещаю.

Безродный снова глянул вверх, в темноту, скрывавшую металлическую крышу пещеры. Потом медленно перевел взгляд на Роба и опять начал пристально на него смотреть.

Один из эмптсов громко запищал. Безродный заулыбался и прижался своей грязной волосатой щекой к круглому существу, чтобы успокоить его.

– Так они – мои собственные скотинки, командир сударь?

– Да.

После некоторого колебания он сказал:

– Хорошо, я помогу.

Саймон с облегчением вздохнул. А Роб не знал, чего ему хочется больше – смеяться или плакать, или одновременно и смеяться, и плакать.

Безродный затряс головой, показывая, что он поведет их по правильному пути. Через два часа они, следуя за проводником, нежно державшим в руках двух эмптсов, завернули за крутой поворот туннеля и увидели впереди клочок неба, освещенного лимонным солнцем Далекой звезды.

21. «В СЧАСТЛИВЫЙ ПУТЬ С ДАЛЕКОЙ ЗВЕЗДЫ!»

– Внимание. Прошу внимания. Посадка на ССК «Роджер Данлеви» подходит к концу. Все пассажиры, имеющие билеты на этот рейс, должны пройти таможенный досмотр и подняться на борт корабля. Повторяю: все пассажиры, имеющие билеты на наш рейс, должны пройти таможенный досмотр и подняться на борт корабля. Благодарю вас.

Сумка Роба проскочила последний контрольный пункт и подъехала к краю движущегося транспортера. Снова включилась корабельная трансляция и послышался тот же голос автоматизированного диктора, но его обращение на этот раз было значительно короче, чем предыдущее. Он просто выразил надежду, что все люди, занимающие места на ССК, остались довольны пребыванием на Далекой звезде и захотят снова посетить ее.

«Ну, уж это фантастика», подумал Роб. «Снова прилететь сюда? Несбыточно!»

Взяв сумку, Роб направился к Саймону и Линдси. Они ждали его у входа в посадочную гондолу. Старший стюард с «Роджер Данлеви» оглядывался по сторонам с явным нетерпением. Он был весь в ожидании последнего пассажира, еще не занявшего своего места на корабле. Этим пассажиром был Роб.

Прошло три дня с тех пор, как Безродный вывел Роба и его друзей из пещер. Один из трех дней Роб провел вместе с Саймоном и его дочерью в диспансере конпэтов, где они подверглись тщательному обследованию и получили полный курс восстановительного лечения.

Первоначальное обследование Роба показало плохие результаты. Но немедленно проведенная терапия с применением мощных витаминных средств и двенадцать часов гипнотического сна восстановили здоровье Роба почти до нормы. Он уже не чувствовал себя уставшим и изможденным. И только теперь понял, как сильно он изменился.

В лечебнице было много времени для разговоров. Роб обо всем рассказал Саймону и Линдси. В том числе об инцидентах с Керри Шарки и просьбе писателя Холлиса Кипа дать ему интервью для его книги о первых сверхсветовых кораблях.

Роб пробыл на Далекой звезде семь дней. Около двух из них он провел в пещерах. Прошлое раскрыло все тайны. Но будущее сулило множество проблем.

Саймон не давал никаких советов во время бесед в диспансере. Он курил музыкальную трубку, задавал много вопросов, но от высказывания своего мнения воздерживался. Да и не было необходимости, чтобы Саймон говорил. Роб ясно и отчетливо помнил каждое слово командира, сказанное им тогда, в те жуткие дни в пещерах. Хотя выводы из суждений Саймона Роб еще не успел сделать, как-то не было времени подумать.

– Ты забыл вот эту коробку, Роб, – сказала Линдси, как только он подошел к ним.

Удивившись, Роб приподнял свою сумку.

– Это весь мой багаж.

Линдси покачала головой. В ее ярко-голубых глазах появилась лукавая улыбка. Одетая в белое платье, сегодня она выглядела свежей и красивой. Ничто в ней больше не напоминало о горьком случае, происшедшем в ее жизни, – разве только едва заметные тени под глазами.

Саймон в своей черной конпэтской форме с золотыми эмблемами, сверкавшими на плечах, был тоже бодрым и веселым. Из трубки, с которой он никогда не расставался, выходил ароматный дым и тихо доносилась вторая часть симфонии, сочиненной одним из первых компьютеров-композиторов.

– Моя дочь приготовила для тебя не совсем законный подарок, – сказал Саймон не очень довольным голосом.Линдси достала из-за своей спины небольшой пластмассовый контейнер для перевозки груза. Вокруг ручки в ящике были пробиты несколько сквозных отверстий для вентиляции. На каждой стороне контейнера стояла официальная печать таможни Далекой звезды, уведомлявшая о том, что груз осмотрен таможенными служащими. Озадаченный Роб заметил также специальный штамп, на котором было написано: «Разрешено к провозу консервационным патрулем Далекой звезды, N11048». – Возьми коробку, пожалуйста, – предложила Линдси.

– Что это такое, Лин? – спросил Роб.

С явным неодобрением Саймон сказал:

– Эмптс-детеныш. Внутри контейнер устроен особым образом. Когда тебе понадобится, ты можешь открывать его для эмптинга. Идея принадлежит Линдси, не мне. Не будем вдаваться в детали, как ей удалось достать зверька. Будучи дочерью командира, она, к моему сожалению, может пробираться в такие места, где не должна появляться. Я ничего не знал о ее затее до тех пор, пока она полностью не приготовила эмптса к отправке.

Линдси посмотрела прямо в лицо Роба и тихо сказала:

– Я сделала это, потому что подумала, что он тебе нужен. Твой визит на Далекую звезду оказался очень тяжелым и горьким для тебя. Может быть, когда ты захочешь забыть обо всем, что узнал здесь, эмптс тебе поможет.

Через вентиляционные дырочки доносилось слабое чи-ви. Роб завороженно смотрел на контейнер. Разноречивые чувства охватили его – сомнение, желание согласиться, печаль.

Голос диктора повторил объявление о завершении посадки на ССК. Роб все еще не мог оторвать взгляда от коробки в протянутой руке Линдси.

41
{"b":"475","o":1}