ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты поможешь мне затребовать ссуду или нет? – решительным голосом спросил Роб.

После нескольких секунд напряженного молчания Эксфо ответил:

– Мне придется это сделать вопреки всему моему логическому мышлению.

– Поставь себя на мое место, Эксфо! – обиженно сказал Роб. – Я знаю, что поездка может оказаться безрезультатной. Но ничего не делать еще хуже. Если я не поеду, то всю оставшуюся жизнь буду вынужден выслушивать обвинения от людей, подобных Керри Шарки. Кроме того…

Эксфо поднял правую руку. Роб замолчал в растерянности.

– Ты убедил меня в своей искренности, Роб, – глаза робота светились более мягким, спокойным светом. – Вопреки всякой логике я не только помогу тебе, но буду питать надежду, что тебе удастся раскрыть что-то новое и важное – даже если оно будет неопровержимым доказательством того, что факты прошлого изменить нельзя.

– Думаю, лучше знать правду, чем ничего не знать, – сказал Роб.

А про себя подумал по-другому. Жизнь с такой правдой может превратиться в пытку, которая будет длиться до конца его дней. Воспитателю же Роб с неподдельной искренностью выразил благодарность:

– Спасибо за все, что ты сказал, Эксфо.

Послышалось легкое потрескивание в блестящей цилиндрической шее робота. Звук немного напоминал покашливание человека, решившего прочистить горло.

– Давай приступим к практическим вопросам.

И Эксфо набрал серию клавиш на компьютере рядом со своим креслом.

Пошумев несколько секунд, машина выдала карточку с информацией. Эксфо изучил ее и сказал:

– На Далекой звезде в твоем распоряжении будет чрезвычайно мало времени. ССК летит в конец чечевицеобразной туманности почти неделю. Есть места лишь во втором пассажирском классе. Тебе придется довольствоваться лишь удобствами грузового корабля.

С этой минуты Роба начало охватывать сильное волнение:

– Отлично, для меня годится! Сколько это стоит?

– Дорога в один конец стоит четырнадцать сотен микрокредитов. А вся поездка в целом две тысячи пятьсот.

Роб почувствовал, как у него перехватило дыхание. Он с трудом проглотил ком в горле и с ужасом спросил:

– Так много?

Эксфо решил воспользоваться испугом Роба:

– Может быть, ты передумаешь…

– Нет. Нет, я не могу. Мне надо получить деньги из фонда.

Эксфо, закатив глаза к потолку, подсчитывал:

– Прибавляем еще четыреста микрокредитов, которые пойдут на расходы, пока ты будешь жить на Далекой звезде. Итого, тебе понадобится сумма, равная двум тысячам девятистам. Чтобы быть спокойными, округляем ее до трех тысяч. Если ты сдашь экзамены и у тебя все будет идти успешно в колледже, твой взрослый заработок на первом рабочем месте, вероятно, позволит тебе выплатить эту сумму в течение пяти лет.

Роб прекрасно понимал, что имеет в виду робот. Все его будущее, включая и согласие компьютера выдать ссуду, и способность Роба погасить ее, зависело от экзаменов.

– Когда мы можем запросить ссуду? – Робу не терпелось сделать все быстрее.

Эксфо, посмотрев на настенные часы, сказал:

– Уже довольно позднее время, поэтому, наверное, разумно отложить на завтра…

– Я совсем не устал. А ты и наш интернатский компьютер вообще не спите. Почему бы нам не сделать все прямо сейчас?

Эксфо, проверив стыки на талии, пояснице и в коленях, встал.

– Ну, хорошо.

Эскалаторная лестница подняла их на административный этаж, располагавшийся под студенческим стадионом. Учебные этажи, мимо которых они проследовали, были пусты. И только изредка попадались юноши, спешившие в свои комнаты после коллективных занятий. Ступив с эскалатора на пористый пластиковый пол, металлические подошвы робота стали издавать звонкие звуки. Роб и Эксфо прошли длинный пустой зал, где неяркое освещение выхватывало из темноты имена на дощечках под фотографиями директоров и других руководителей школы.

Со стороны шахты лифта неожиданно раздались громкие голоса. Это расходились участники еженедельно проводившегося в актовом зале вечера. Для Роба эти голоса звучали отвлеченно, безлико. Роб снова осознал, как сильно он оторвется от привычного хода школьной жизни, уехав в свои поиски. Когда он подумал о приводящем в ужас расстоянии до Далекой звезды, ему стало не по себе.

Глаза Эксфо освещали дорогу впереди. Вскоре ученик и воспитатель вошли в большую сводчатую дверь, на которой висела табличка с надписью: «ШКОЛЬНАЯ КОМПЬЮТЕРНАЯ СЛУЖБА». Три стены огромного помещения были заняты маленькими звуконепроницаемыми кабинами с открытым верхом. На четвертой стене, той, что была напротив арочного входа, мерцали цветными огнями несколько тысяч крошечных прямоугольников из стекла.

Главный компьютер Космического союза школьных интернатов находился на другой, отдаленной планете. А здесь, на Деллкарте-4, было только одно из крупных подразделений межпланетной связи. Стену с дисплеями оборудовали скорее всего для художественного эффекта, а не для практического функционирования. Казалось, что она нужна человеческим существам для пущей уверенности в том, что далекая супермашина работает исправно.

Роб с воспитателем вошли в одну из кабин. Роб занял сиденье перед компьютером и набрал свое имя и номер ученического удостоверения. Затем с помощью клавиатуры ввел в машину информацию о том, что он просит ссуду в три тысячи микрокредитов в счет будущих заработков.

На прямоугольном табло в выемке над клавиатурой загорелись слова: «Укажите причину».

Роб быстро простучал ответ: «Непредвиденные обстоятельства личного характера».

Эксфо в это время занимался диском в своем левом боку прямо над талией. Повернув диск в определенное положение, робот снял маленькую металлическую пластинку приблизительно в том месте, где у человека находятся левые ребра. Из отверстия Эксфо вытащил провод, на конце которого была миниатюрная вилка с двенадцатью штырьками, и вставил его в розетку на панели с клавиатурой.

Компьютер выдал новую команду: «Назовите номер робота-воспитателя, который дает санкцию на вашу просьбу».

– Нет необходимости вводить данные обо мне, – известил машину Эксфо. – Я уже сам подключился.

Приблизительно минуту Эксфо стоял не двигаясь. Соединенные с помощью электрошнура, он и школьный компьютер неслышно беседовали между собой. От волнения руки Роба похолодели, а внутри все трепетало. Что если компьютер откажет ему в просьбе?

Эксфо вынул вилку из гнезда на компьютере, свернул шнур, спрятал его в себя и закрыл пластиной отверстие в своей металлической оболочке. Табло над клавишной панелью компьютера не светилось. Он молча отбирал информацию о Робе из банка данных, находившегося где-то под землей: характеристики его учителей, уровень его умственных способностей, определяемый исходя из трех возможных моделей – низкой, средней и высокой, предполагаемые места работы после учебы в течение шести лет в колледже и получения высшего образования. Роб догадывался, что машина просчитывает больше ста вариантов его будущего.

Казалось, компьютер думает целую вечность. Эксфо замер в одном положении, его глаза почти погасли. В тишине было слышно только дыхание Роба.

Наконец, на табло снова появился текст. Роб чуть не закричал от радости.

«Просьба о ссуде удовлетворена. Поручитель приглашается к автоказначею завтра в 9.00».

Это сообщение сменилось другим: «Договор уже отправлен в вашу комнату для подписи. Заполните документ и верните через пневмопочту».

После исчезновения второго сообщения искусственный разум выдал одно из тех совершенно непрактичных обращений, с помощью которых создатели пытались очеловечить свои механические детища. Компьютер напечатал на прощание: «Желаю удачи. Всего!»

Роб немного удивился тому, как все просто решилось. В наши дни, подумал он, не составляет особого труда получить кредит в счет будущего. Решение принято так быстро, несомненно, потому, что у Роба была хорошая репутация, которая обещала оставаться таковой и в дальнейшем. Тем не менее, Эксфо опять затронул тему об экзаменах, когда они вернулись к лифту.

8
{"b":"475","o":1}