ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взгляд Джейсона затвердел. Он посмотрел на Кристи.

– Я и не знал, что ты хочешь стать моделью, ты никогда мне об этом не говорила.

За секунду нежный, любящий муж превратился в холодного, отчужденного человека. Кристи ужаснулась. Она подошла к нему и, обняв за талию, заглянула в лицо.

– Я и не собиралась, Джейсон. Поверь, я впервые об этом слышу!

– Но ты позировала фотографу.

– Фрэнси сказала, что хочет сделать несколько моих снимков на память. Я понятия не имела, что она куда-то их пошлет.

– Это правда, Джейсон, – вмешалась Фрэнсин. – Идея была целиком моя. Я давно поняла, что девочка способна достичь значительно большего, чем всю жизнь горбатиться на ранчо. – Она смотрела на новоиспеченного зятя прямо, давая понять, что отступать не собирается.

Возникшее в комнате напряжение разрядила Кристи. Она звонко чмокнула Джейсона в шею.

– Джейс, мне нужен только ты. По-моему, я это доказала вполне.

Ура, победила! Мышцы Джейсона расслабились, глаза потеплели, в их янтарной глубине замерцало желание. Нет, все-таки трудно привыкнуть к ощущению, что этот сильный человек в твоей власти!

– Как бы то ни было, Кристи, менять что-то уже поздно. Ты теперь моя жена. Ты сказала, что хотела этого всю жизнь, и я поверил тебе. – Джейсон обвил рукой ее хрупкие плечи и жестом собственника прижал к себе. И он, и Кристи были полностью поглощены друг другом, словно и не замечая Кайла и Фрэнсин. – Ступай к себе, собери вещи. Нам пора домой.

В ближайшие недели Кристи очень редко виделась с братом и Фрэнсин, старательно входя в роль жены Джейсона и хозяйки нового дома. Хотя сама прекрасно готовила, она уговорила Молли остаться у них экономкой, потому что ей, дескать, еще многому надо научиться. Довольная толстушка не дала себя долго упрашивать и начала постепенно вводить ее в курс дел по дому.

Однажды утром раздался телефонный звонок.

– Я говорю с Кристи Коул? Кристи, не успевшая еще привыкнуть к новой фамилии, быстро ответила:

– Да.

– Кристи, это Джонатан Сигал. Я только что говорил с вашей невесткой, и она любезно дала мне номер вашего телефона.

Какой еще Джонатан Сигал?

– Боюсь, я не совсем вас понимаю, мистер Сигал. Зачем я вам понадобилась?

Сквозь помехи междугородной линии послышался довольный смешок.

– Миссис Коул сказала, что это она послала мне ваши фотографии, хотя мне-то совершенно без разницы, кто именно их послал. А понадобились вы мне вот зачем: хотел сообщить, что, если вы приедете в Нью-Йорк, я помогу вам стать супермоделью. И очень скоро ваше личико будет украшать обложки всех иллюстрированных журналов нашей страны. – Он опять засмеялся.

А-а, ясно! Это тот самый агент, о котором тогда говорила Фрэнсин.

– Простите, мистер Сигал, но моя невестка наверняка сказала вам, что я недавно вышла замуж. И карьера фотомодели меня сейчас нисколько не интересует.

На том конце линии немного помолчали, потом до нее донесся вздох.

– Понятно. – Пауза. – Какая жалость! Право, вы самая фотогеничная женщина из всех, чьи фото я просмотрел за последнее время. К вашему лицу и фигуре просто невозможно придраться, ничего, ну просто совершенно ничего лишнего. С вашей внешностью и моими связями мы бы горы своротили, вы бы за несколько лет стали самой высокооплачиваемой фотомоделью.

На мгновение в мозгу Кристи пронеслись яркие видения огромного, шумного, праздничного Нью-Йорка и сверкающих огнями фотостудий. Неужели это возможно? Но тут же перед ее внутренним взором возникло лицо Джейсона. Она улыбнулась.

– Я высоко ценю ваш интерес к моей скромной персоне, но у меня сейчас иное предназначение.

По проводам снова долетел протяжный вздох.

– Ну ладно, что ж поделаешь… Но, Кристи, если вы вдруг передумаете, немедленно дайте мне знать.

– Обязательно, мистер Сигал, – засмеялась она. – Если мне придет в голову стать богатой и знаменитой, вы узнаете об этом первым.

– Вот вы сейчас шутите, дружочек, а я именно тот, кто может дать вам это. Не забывайте о моем предложении.

Время шло, и Кристи начисто забыла об этом звонке. В ее замужней жизни возникли некоторые трудности. Джейсон теперь частенько пропадал по делам, не посвящая в них свою молодую жену.

Однажды глубокой ночью Кристи еще не спала, когда Джейсон наконец тихонько юркнул под одеяло. Было два часа ночи, и Кристи совершенно извелась, представляя себе мужа то в объятиях другой женщины, то в обломках разбитого автомобиля, то в веселой компании дружков, подливающих ему спиртное. Она твердо решила не подавать виду, что не спит, но все же не выдержала и спросила:

– Где ты был?

Куда только подевалась ее гордость?

Джейсон притянул ее к себе и обнял за плечи.

– У меня была важная встреча, милая. К сожалению, она затянулась. Я хотел позвонить, но боялся разбудить тебя.

Он нежно поцеловал ее в шею за ухом.

– За ужином ты ничего не говорил ни о какой важной встрече, – пробормотала она, как всегда попадая во власть его рук и губ, заставляющих забыть все тревоги и огорчения.

– Тогда я и сам не знал, мне позвонили позже.

– А что за встреча, Джейс? Что в ней такого важного, что ты сломя голову бросился из дома? – Она увернулась от его поцелуя и услышала легкий вздох.

– Извини, Кристи, но я не хочу обсуждать эту тему, и пусть этот вопрос не будет вставать между нами. – Говорил он нежно, голос обволакивал, заставляя забыть обо всем на свете.

И все-таки эти его «важные встречи» встали между ними. Проходили месяцы, и отлучки Джейсона участились, теперь он иной раз отсутствовал и день, и два, и три. Правда, он предупреждал Кристи заранее и просил Нэйта и Молли побыть с ней, чтобы она не скучала, не чувствовала себя покинутой. Но Кристи становилась все грустнее, все больше ощущала свое одиночество. Почему любимый стал таким замкнутым, почему не делится с ней своими заботами? Может, по-прежнему считает ее маленькой девочкой, не способной ничего понять? Или же просто уверен, что стоит ему переступить порог – и она тут же простит его и, как всегда, упадет к нему на грудь?

Быть может, Кристи так и примирилась бы со своим существованием, если бы не случилось непоправимое – она потеряла ребенка. Как она была счастлива, узнав, что забеременела Совсем недавно разрешилась от бремени Фрэнсин, дав жизнь Кэвину, своему первенцу, и Кристи радостно думала, что их дети будут почти ровесниками. Джейсон носился с ней, как будто она была сделана из драгоценного хрупкого фарфора. Жизнь для Кристи обрела новый смысл. Но своих вылазок из дома Джейсон не прекратил и по-прежнему ничего не рассказывал ей о своих делах.

Кристи была на третьем месяце, когда, проснувшись посреди ночи, почувствовала, что случилось что-то ужасное, непоправимое. Джейсона радом не было. Она рывком включила настольную лампу, потянулась к телефону, набрала номер брата. Через полчаса в спальню ворвались Кайл и Фрэнсин и увезли ее в больницу.

Мало что из этой жуткой ночи осталось в ее памяти, она почти все время была без сознания, но следующее утро она помнила с точностью до мгновения. Седовласый врач сострадательным голосом объявил ей, что у нее случился выкидыш.

– Видите ли, Кристи, дело в том, что операция не обошлась без осложнений. Увы, такое бывает. – У него были грустные глаза человека, которого жизнь научила, что не всегда и не все кончается благополучно. – Возможно, у вас никогда не будет детей, хотя это покажет только время.

Кристи видела, как шевелятся его губы, слышала негромкий голос, но рассудок отказывался осознать смысл сказанного.

– Нет! Не может быть! Мы с мужем хотим иметь много детей, большую семью… Он был единственным ребенком, и это его угнетало… У нас будет много детей, доктор! – Она схватила врача за руку и с силой сжала ее, словно стараясь убедить, что все будет именно так. Доктор кивнул.

– Да, Кристи, конечно, шансы есть, не надо отчаиваться. Я только хотел предупредить на случай, если…

Кристи горько разрыдалась. Доктор несколько часов просидел у ее постели, ласково поглаживая по руке, а она все плакала и плакала над потерянным ребенком и над теми, которым не суждено родиться. Она была очень благодарна врачу, но больше всего на свете ей сейчас был нужен Джейсон.

10
{"b":"4750","o":1}