ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– «Давно-о пора-а».

Обе рассмеялись.

Кристи села, взяла печенье. Она и не думала, что соскучилась по этим вкусным вещам, которые печет Фрэнсин. Но следующая фраза невестки буквально заставила ее подпрыгнуть.

– Сегодня к ужину приедет Джейсон. – Фрэнсин внимательно посмотрела на Кристи и добавила:

– Хотя, может, ты не хочешь его видеть? Тогда я ему позвоню.

При упоминании имени Джейсона сердце Кристи бешено заколотилось. Усилием воли она взяла себя в руки. Ей же не восемнадцать, в конце концов, уже двадцать пять лет, не маленькая! Она давно научилась сохранять в затруднительных положениях внешнее спокойствие.

– Нет-нет, дорогая, я вовсе не против. – Кристи выдавила улыбку. – Рано или поздно нам все равно придется встретиться. – Она выкинула из памяти воспоминания о минувшей ночи. – Только вот не знаю, как он воспримет мое появление.

Фрэнсин задумчиво вглядывалась в безупречно красивое лицо этой самоуверенной молодой женщины, пытаясь разглядеть в ней былую неопытную, доверчивую девочку. В ее нынешней красоте сквозило что-то нереальное, неземное. Да, не из такого теста лепились жены простых фермеров со здешних ранчо.

– Джейсон сказал, ты прислала ему бумаги на развод.

– Неужели сказал? – ровным голосом произнесла Кристи.

– Да. – Фрэнсин помедлила, не зная, как себя вести с этой новой Кристи, и опасаясь совершить новый промах. – Понимаешь, Кристи… – Она облизнула пересохшие вдруг губы. – Когда ты уехала, я дала себе слово не вмешиваться в ваши дела, я и без того внесла в них сумятицу, когда связалась с Джонатаном Сигалом…

– Ты правильно сделала, – перебила ее Кристи. – Никакой сумятицы, наоборот, ты мне очень помогла, а я даже толком не поблагодарила тебя.

– Нет, все равно я не имела никакого права так бесцеремонно лезть в вашу жизнь. И все эти годы я предпочитала молчать.., до сегодняшнего дня. Мне кажется, девочка, тебе надо кое-что узнать. Ни Кайл, ни Джейсон тебе этого не скажут.

Кристи невольно напряглась, понимая, что ничего приятного сейчас не услышит, но уйти от разговора было невозможно.

– Говори, Фрэнси.

– Я не знаю и не хочу знать, почему ты оставила Джейсона. Тебе тогда было очень нелегко, и, вероятно, самым разумным было срочно сменить обстановку, уехать в Нью-Йорк, увидеть мир и узнать, чего ты стоишь. По крайней мере я сама этого хотела… Да, ты залечила свои раны, забыла о терзающей тебя боли. Но… – Она склонилась ближе к Кристи. – Но подумала ли ты о Джейсоне и о его боли?

Кристи сжала в руке стакан, глядя на плавающие в чае льдинки, потом сделала большой глоток и поставила стакан на стол.

– Конечно, я причинила ему боль своим отъездом, Фрэнси, но он и не подумал меня остановить.

На мгновение в глазах Фрэнсин вспыхнул гнев, она отвела взгляд и покачала головой.

– Ты так и не поняла его.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Джейсон Макалистер никогда ни в чем не мог тебе отказать. Поэтому ему в голову не пришло отговаривать тебя, раз ты решила стать моделью в Нью-Йорке.

– Но он мог хотя бы сказать, что думает по этому поводу, а он промолчал. После того как мы потеряли ребенка, он вообще почти не разговаривал со мной. – Кристи бессознательно двигала стакан кругами по столу, наблюдая, как вихрится чай.

– Дорогая, ты мучительно переживала потерю ребенка, это все понимают, но почему ты думаешь, что это было только твое горе? Джейсон страдал не меньше, чем ты. К тому же он не мог простить себе, что его не было рядом с тобой в ту ночь, словно в его власти было предотвратить несчастье. – Фрэнсин помолчала, подбирая слова. – А вдобавок он лишился и горячо любимой жены. Ты так хотела, и он не стал вмешиваться в твою жизнь, решил, что тебе с ним плохо.

Противоречивые чувства переполняли Кристи, она встала и подошла к окну.

– Почему же в таком случае он не соглашается на развод? – спросила она, стоя спиной к Фрэнсин, словно боясь встретиться с ней взглядом.

– Может быть, он ждет, что ты сама попросишь его об этом. Лично.

Кристи резко повернулась к ней.

– Именно так я и собираюсь поступить. Надеюсь, ты догадалась, что я приехала не только ради отдыха.

Фрэнсин медленно, опираясь на столешницу, как усталая пожилая женщина, поднялась из-за стола.

– Да, догадалась. – Она взглянула на хрупкую фигурку у окна. – Я задам тебе еще один вопрос, Кристи, причем вовсе не требую ответа. Ты должна ответить на него самой себе. Так вот, ты уверена, что честно поступила с Джейсоном? Подумай об этом. – Она отнесла посуду в мойку и уже мягче продолжала:

– Больше я не стану надоедать тебе поучениями, так что не напрягайся. Я хочу, чтобы ты хорошенько отдохнула, и не жду от тебя никаких оправданий. – Подойдя к Кристи, она обняла ее за плечи. – Идем, дорогая, я покажу тебе твою комнату. – Она первой вышла в коридор, на ходу поясняя:

– Когда ты уехала, я переделала твою комнату в гостевую, так что тебе там будет очень удобно.

Раньше комната Кристи больше всего смахивала на кладовку: кругом незаконченные эскизы и вышивки, да еще гладильная доска и швейная машинка. Теперь с ней произошла разительная перемена.

Стены были выкрашены желтоватой краской, напомнившей Кристи цвет неба, едва тронутого первыми лучами солнца. Белые кружевные гардины мягко колыхались на двух широких окнах, выходящих в цветущий сад, в который Фрэнсин вложила столько сил. Белая с золотом мебель придавала комнате уютный вид. Кристи подошла к кровати с пологом на четырех столбиках и провела рукой по голубому узорному покрывалу.

– Фрэнсин, дорогая, ты зарыла в землю свой талант, наверняка могла бы стать знаменитым декоратором. Загляденье, а не комната!

Щеки Фрэнсин порозовели от удовольствия.

– Ты преувеличиваешь, но все равно мне приятно, что тебе понравилось. В Нью-Йорке вряд ли оценили бы мой, как ты говоришь, талант, но, оформляя эту комнату, я думала о тебе, особенно когда подбирала ковер.

Кристи уже успела сбросить туфли. Босой ногой она провела по мягкому ворсу роскошного темно-синего ковра.

– Мой любимый цвет. Спасибо, Фрэнсин, ты помнишь такие мелочи! – Только сейчас она поняла, что безумно устала. – Если ты не возражаешь, я бы не прочь немного отдохнуть.

Ну конечно. Кайл приедет только через час.

– Если я засну, разбуди меня, когда он появится.

Фрэнсин рассмеялась.

– Не волнуйся, девочка, сама проснешься. Стоит ему увидеть возле дома твою машину, здесь такое начнется! Почище ежегодного праздника ковбоев! И мертвый проснется! – Она посмотрела в окно. – Между прочим, у тебя потрясающая машина, девочка!

Кристи с наслаждением вытянулась на кровати.

– Да, мне тоже нравится. Когда хочется незаметно улизнуть из города, она становится моим ковром-самолетом, никто не может за мной угнаться.

По пути к двери Фрэнсин задержалась у кровати и погладила Кристи по плечу.

– Я тебя хорошо понимаю, тебе необходим такой ковер-самолет, но, куда бы он тебя ни уносил от нью-йоркской суеты, помни: нет ничего лучше родного дома!

Рокочущий бас брата разбудил Кристи, хотя спала она очень крепко.

– Это кто же у нас там наверху? Что за сказочная принцесса нас посетила? Неужто Златовласка?

Тяжелый топот по лестнице – и вот уже возле кровати стоит улыбающийся Кайл, а по обе стороны от него – Кэвин и Кэри.

– Какая же она Златовласка, папа! – хихикнула девочка. – У Златовласки волосы желтые, а не рыжие! – Голубые глазенки весело стрельнули в сторону отца.

– Гм. – Кайл в притворном раздумье потер подбородок. – Да, дочка, ты права. Так кто же эта прелестная незнакомка? – Смеющимися глазами он смотрел на сестру, но лицо оставалось серьезным.

Кэвин рассудительно произнес:

– Папа, это тетя Кристи. Ведь мама только что сказала тебе, что она приехала.

Кристи села на кровати и улыбнулась.

– Правильно, Кэвин. По-моему, твой папа притворяется.

– Притворяюсь? – обиженно воскликнул Кайл. – Так-то ты разговариваешь со старшим братом? – Он плюхнулся рядом и притянул ее к себе. Потом легонько отстранил, посмотрел в лицо и хрипловато проговорил:

12
{"b":"4750","o":1}