ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сколько раз можно повторять одно и то же? Он устал твердить, что не желает никакого развода. В конечном итоге Джейсон примирился с тем, что Кристи предпочла карьеру в Нью-Йорке скучной жизни с ним, и уже почти не надеялся на ее возвращение домой. Джейсон горестно тряхнул головой и отхлебнул большой глоток бурбона. Что ж, он свыкся с чувством постоянного одиночества и боли, мучительно сознавая, что не смог обеспечить любимой такую жизнь, о какой она мечтала. Но совсем отказаться от нее было выше его сил.

Кристи подошла к его столику. Джейсон поднял голову, из-под нахмуренных бровей оглядел ее с ног до головы, лишь на мгновение задержавшись на лице, и снова уставился в свой стакан.

От этого ледяного взгляда Кристи смешалась. Джейсон ее не узнал! Она, несомненно, сильно изменилась, но все же холод, которым от него повеяло, застал ее врасплох. Не в силах унять дрожь в коленях, она опустилась в кожаное кресло за соседним столиком.

Мысли беспорядочно метались в мозгу. Ничего себе! Она-то настраивалась на серьезный разговор, а он даже не узнал ее! Кристи осмотрелась. Может, всему виной дымная пелена? В мутном полумраке ничего толком не разглядишь; наверняка и она бы не узнала его, если бы не видела, как он прошел в бар.

Теперь она оказалась перед дилеммой – сказать ему, что это она, Кристи, или же сделать вид, будто они незнакомы? Так или иначе, почему бы не посидеть тут минуту-другую и не выпить чего-нибудь. Для этого совсем не обязательно вступать с ним в беседу. Кристи стало немного легче.

Из-под пушистых ресниц она исподтишка наблюдала, как Джейсон задумчиво склонился над своим стаканом. Возле локтя – бутылка с бурбоном. Это новость. Сколько она знала Джейсона, он изредка любил выпить холодного пива, да и то в жаркий день, а крепких напитков вообще не употреблял.

Возле ее столика остановилась белокурая официантка – ажурные чулки, стройные ножки, едва прикрытые крохотной юбочкой.

– Что будете заказывать? – спросила она, окидывая Кристи надменным взглядом.

– Бокал шабли, пожалуйста.

Блондинка резко повернулась и отошла к стойке. Кристи прекрасно понимала, о чем та думает: вино в таких заведениях пить не принято, его заказывали только янки и иностранцы.

Туг Кристи почувствовала на себе взгляд Джейсона. Сердце подпрыгнуло и лихорадочно задергалось где-то у горла.

Джейсона привлек звук ее голоса. Вот уже несколько лет он не слышал Кристи, намеренно не звонил ей, чтобы не мучить себя и не слышать в трубке бархатистый, чуть хрипловатый голос. У женщины за соседним столиком было такое же контральто, но речь звучала правильно, без характерного южного выговора, сдержанно и четко. Ее фигура расплывалась в неверном свете свечей, колеблющемся на сквозняке. Руки женщины свободно лежали на столе, лишь посверкивал на ногтях бледно-розовый лак.

Кристи чувствовала, что он ее рассматривает, но выработанное за эти годы самообладание помогло и на этот раз. Она оставалась спокойной, словно его и не было рядом. Вот выпьет шабли и уйдет отсюда.

– Потанцуем, красавица?

Она вздрогнула и подняла голову. Ясно. Малый с серебряной пряжкой решил попытать счастья. Кристи вежливо улыбнулась одними губами.

– Нет, благодарю.

– Да ладно тебе, я же вежливо пригласил, так ведь? – проговорил парень, считая себя абсолютно неотразимым.

– Дама не хочет танцевать, Герман, ты что, с первого раза не понял? Отвали, приятель. – Услыхав голос Джейсона, Кристи едва не подпрыгнула в кресле, словно только что дотронулась до оголенного провода.

– Да я ничего такого не хотел… Ты же меня знаешь… – забормотал Герман.

– Конечно. Зато дама не знает тебя так, как я. Малый смущенно ретировался к стойке под веселые смешки и комментарии своих дружков. Кристи сдержанно улыбнулась.

– Благодарю.

Джейсон, пристально вглядываясь в нее, сказал:

– Не хочу походить навязчивостью на Германа, но все-таки рискну попросить разрешения присоединиться к вам. Мне всегда претило пить в одиночку.

От его блуждающей улыбки Кристи опять стало не по себе. Сердце заколотилось с новой силой. Она внутренне ужаснулась: не могу же я сидеть с ним рядом, не раскрывая, что я его жена! На редкость нелепая ситуация!

Она смущенно кивнула. Джейсон сгреб со своего стола бутылку, стакан и деньги и уселся рядом. Она непроизвольно бросила взгляд на его руки, и по телу пробежала дрожь от сокровенных воспоминаний об этих длинных, чутких пальцах, на одном из которых поблескивало обручальное кольцо.

Сама идея встретиться с Джейсоном на равных интриговала Кристи. Между ними было десять лет разницы, и восемнадцатилетняя Кристи все время своего замужества чувствовала его превосходство. Она глубоко вздохнула и расслабленно откинулась в кресле. Интересно, сколько еще придется притворяться, что они незнакомы?

– Вы приезжая, – сказал Джейсон. Это было утверждение, не вопрос. – Сразу видно.

– Верно, я приехала погостить.

И снова он напрягся от звучания ее голоса. И как это голоса двух женщин могут быть так схожи? Он явственно ощутил, как внутри что-то перевернулось.

Официантка принесла шабли, но не успела Кристи протянуть руку к сумочке, чтобы расплатиться, как Джейсон вытащил пару банкнотов из кучи, сваленной на столе возле его стакана, и двинул их в сторону официантки. Кристи кивком поблагодарила его, подняла бокал в безмолвном приветствии и пригубила вино.

– Вы часто сюда заглядываете? – спросила она, склоняя голову набок. Джейсон вздернул брови.

– Так, иногда. А что?

Улыбнувшись, Кристи легким кивком указала на блондинистую официантку, старательно протирающую соседний столик, но явно подсматривающую за ними.

– По-моему, она вас ревнует. Ну по крайней мере вы ей не безразличны.

Джейсон равнодушно передернул плечами.

– Ерунда, просто в наших краях все друг о друге все знают. Мы тут на виду, никуда не скрыться. – Он взял свой стакан и сделал солидный глоток.

Кристи не отрываясь смотрела на него. Морщинки лучиками разбегались от его глаз, складки у рта стали глубже, чем раньше. На лоб падали тяжелые пряди золотистых волос, снова будоража воспоминания. Ей вдруг захотелось дотронуться до его лица и, как раньше, отвести волосы со лба.

– Откуда вы приехали? – вежливо поинтересовался" Джейсон. Его глаза сияли в мягком свете, завораживая и обволакивая, словно заманивая ее в ловушку. Кристи подозрительно прищурилась – уж не разыгрывает ли он ее на самом деле?

– Из Нью-Йорка. – Эта информация его спровоцирует. Надо думать, не так уж много высоких рыжеволосых женщин из Нью-Йорка посетили Сиело в последние дни.

Тон его был по-прежнему вежлив и невозмутим.

– По делам?

Ну хватит, пора все ему сказать. Я приехала, чтобы увидеться с тобой, Джейсон. Нам необходимо решить некоторые вопросы насчет развода, и на этом наши отношения закончатся. Все это она намеревалась произнести решительным голосом, но вместо этого услышала свой невнятный лепет:

– У меня небольшой отпуск, и я решила остановиться здесь. Есть кое-какие дела. – По крайней мере в этом есть доля правды, подумала она, злясь на себя за трусость.

– Хотите проинтервьюировать здешнее население? Интересуетесь, как нам удается сводить концы с концами в достаточно примитивных условиях жизни Дикого Запада? – Улыбка смягчила резкость вопроса.

Он одним глотком прикончил свой бурбон и, сразу же наполнив стакан, снова потянулся к карману за сигаретами. Предложил одну ей, но в ответ последовал короткий отрицательный жест. Он склонился над зажженной спичкой и прикурил.

Над его плечом буквально ниоткуда материализовалась белокурая официантка.

– Джейсон, – пропела она. – Там тебя к телефону, какой-то Альварес. Талдычит, что ему необходимо что-то с тобой обговорить. Иначе я не решилась бы оторвать тебя от столь приятной собеседницы.

Джейсон встрепенулся, взглянул на часы, извинился, поднялся из-за столика и с кошачьей грацией пошел к стойке.

Кристи припомнилось, как однажды она обвинила его в том, что в его жилах течет индейская кровь, и построила свое доказательство на его умении неслышно подкрасться сзади. Он тогда от души рассмеялся и объяснил, что в любой семье, достаточно долго прожившей на техасских равнинах, обязательно найдется индейская кровь. Техасские семьи предпочитают не обсуждать эти тонкости. Заинтригованная Кристи со всех ног бросилась домой и стала с пристрастием допрашивать брата, есть ли и в их жилах индейская кровь. До сих пор в ее ушах звучал смех Кайла, долго еще поминавшего ее наивность и доверчивость.

2
{"b":"4750","o":1}