ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты права, – пробормотал Джейсон. – Действительно, какая разница, как тебя зовут…

Он склонил к ней голову и поцеловал в губы, одной рукой еще сильнее прижимая к своему мускулистому, затвердевшему от тяжелой работы телу, другой перебирая подобранные на затылке волосы, огненным водопадом спадающие на спину.

Нежное прикосновение его губ удивило Кристи. После всего, что случилось, она была вправе ожидать грубого насилия. Джейсон мягко и нежно водил губами по ее губам, раздвигая языком стиснутые зубы.

Что же это такое, в самом деле! Кристи была убеждена, что годы, прожитые без Джейсона, начисто стерли воспоминания и о нем самом, и о том, как он на нее действовал. Так нет же! Сознание словно бы раздвоилось. Она любит его – она ненавидит его – она страстно желает его – она жаждет освободиться от его чар.

Но Боже мой! Как же приятно снова оказаться в его объятиях! И что такого случится, если она еще раз, так сказать, на прощание, отдастся ему? Желания, которые она столько лет пыталась подавить, вырвались на свободу.

Кристи со стоном разжала зубы и ответила на его поцелуй, обвив руками его сильную шею. Пальцы затрепетали на прядях золотистых волос. Джейсон глухо застонал.

Они стояли совсем рядом с кроватью, и Кристи, у которой подкосились ноги, упала на нее, увлекая за собой Джейсона, так и не ослабившего своих объятий и не оторвавшего рта от ее губ. Правой рукой он нетерпеливо провел по ее плечу, нащупал застежку-молнию и потянул вниз. Одновременно бедром раздвинул ее ноги. Юбка задралась, он всей тяжестью придавил Кристи.

Задыхаясь от нахлынувшей страсти, Джейсон приник губами к ее нежной шее, опускаясь все ниже к груди, а его руки продолжали раздевать ее, беспорядочно сбрасывая одежду на пол. И вот она осталась в одних кружевных трусиках.

По телу Кристи пробегал трепет. Она потянулась к нему и стала быстро расстегивать рубашку на его груди, потом рванула ее с плеч Джейсона, и перед ней предстало обнаженное тело, по которому она так тосковала все эти долгие годы. Она чувствовала, как он дрожит от ее прикосновений, не переставая ласкать ее тело. О, как знакомы, как дороги ей были его руки, когда-то давно научившие ее с восторгом отдаваться ласкам любви!

Сдерживая страсть, Джейсон покрывал ее поцелуями, легкими движениями пальцев пробегал по самым укромным изгибам. Кристи блаженно расслабилась, растворилась под его руками, полностью доверяясь ему. Но…

Но вдруг он отпрянул и поднялся. Что это? Не может же он сейчас уйти! Все ее существо жаждало близости с ним. Но нет, Джейсон просто снимает ботинки и стягивает джинсы, плотно облегающие мускулистые ноги. Вот он снова лег к ней, и Кристи всем телом потянулась к нему, чтобы опять ощутить исходящее от него тепло.

Джейсон целовал ее грудь, живот, бедра.

Кристи задрожала от нетерпения. Только один человек в мире умел зажечь ее и так сразу довести до точки кипения. Как же она желала его! И как только ей удалось прожить столько времени без его ласк, без ощущения властной, но такой нежной силы этого мощного тела?

Она уже не принадлежала себе. Раскинув ноги, она словно приглашала его войти, и Джейсон не заставил себя ждать. Все, он мой, только мой, пусть на это мгновение, пусть в последний раз, мне достаточно!

Кристи парила наверху блаженства – столько лет она жила, обуздывая свои желания, стараясь забыть удивительное тело Джейсона, и теперь словно наверстывала упущенное. Она не выпускала его из объятий, а он не ослаблял вековечного ритма страсти.

Ход времени остановился, все сосредоточилось на ощущениях двух существ, слившихся воедино. Джейсон с каждой секундой становился все настойчивее, наконец Кристи услышала его сдавленный крик, почувствовала внутри взрыв титанической силы – и вновь содрогнулась от нахлынувших волн собственного страстного упоения.

– О, Джейс… – выдохнула она.

Он соскользнул с нее, но руки все еще обнимали ее за плечи, словно он был не в силах выпустить свою добычу.

Несколько минут Кристи плавала в небесах от только что испытанного счастья, но мало-помалу до нее стал доходить смысл того, что он выкрикнул в мгновенье экстаза. Боже, ведь это было ее имя! Вот и сейчас он прошептал эти два слога – Кристи! – будто смакуя их на губах.

Так что же это? Играет с ней в кошки-мышки, давным-давно разгадав, кто она такая? Кристи чуть-чуть отодвинулась и внимательно посмотрела на Джейсона. Да он спит! Выпитый алкоголь и мощный выплеск энергии полностью его отключили. Выходит, и ее имя сорвалось с его языка бессознательно? Кто знает!

Вглядываясь в лицо спящего, она никак не могла понять, был ли он так пьян, что на самом деле не узнал ее, или же искусно притворялся. Кристи сделала попытку отодвинуться к краю кровати, но он сильнее обнял ее за плечи. Даже во сне не отпускает!

Кристи расслабилась. Ей некуда спешить, незачем бежать. После прожитых в разлуке лет она оказалась там, где началось ее счастье, – в объятиях Джейсона.

Тяжелый сон Джейсона был прерван ярким солнечным лучом, упавшим на лицо. Он очнулся, рывком сел на постели и изумленно оглядел пустую комнату. Как он здесь очутился? Глянув на часы, он пришел в ужас. Девять с лишним! Джейсон испустил тяжелый вздох.

Чувствовал он себя далеко не лучшим образом. В голове топал строй солдат-новобранцев, шагающих не в ногу, во рту прегадостное ощущение, словно там ночевал целый эскадрон с этими новобранцами в придачу.

Эх, зря он пил этот бурбон! Ведь хватило пары стаканов – и ему повсюду стала мерещиться Кристи. Отчасти это можно объяснить вчерашним звонком ее адвоката, но все же нельзя было так распускаться. Столько лет он жил в надежде, что Кристи вернется, – и на тебе! Попался на удочку вчерашней женщины. Что с того, что у нее такого же цвета волосы и такой же рост. Во всем остальном она ничем не походила на ту беззаботную, веселую, импульсивную девчонку, которую он знал столько лет. А может, Кристи давно изменилась? Может, та девчонка существовала только в его мечтах? Ведь в письмах, призывающих к содействию в расторжении брака, явственно звучал холодный голос рассудка…

Да никогда, ни за что на свете он не даст ей развода! Поглядим, что у нее получится, если она считает, что его можно склонить к подобной глупости.

Что же заставило его последовать за этой рыжеволосой красоткой, когда она вышла из бара? О чем они вообще говорили? Он судорожно припоминал обрывки разговора за столом, но так и не понял, отчего она так внезапно вскочила. Оскорбил он ее, что ли? Тогда получается, что он хотел извиниться за грубость, потому и пошел за ней. А что дальше?

Джейсон тряхнул головой. Ничего, ну решительно ничего не всплывало в памяти, затуманенной алкоголем. Что было ночью? В сознании мелькали какие-то обрывочные всплески. Хрупкое, нежное тело… Он срывает с нее одежду… Что дальше?

Черт возьми! Он ведь не какой-нибудь желторотый, юнец, которого можно вот так просто затащить в койку! Джейсон спустил ноги с кровати и обеими руками схватился за виски. Голова раскалывалась от боли.

– И поделом тебе, идиот! – с отвращением пробормотал он сквозь зубы.

На полу возле кровати валялись скомканные джинсы. Джейсон медленно, осторожно, чтобы голова. Боже упаси, не отделилась от туловища, потянулся за ними, затем каким-то чудом умудрился встать и натянуть их на себя. Мало того, даже застегнуть.

Через пять минут он покинул комнату, держа в дрожащей руке стэтсон и поспешно застегивая на широкой груди мятую рубашку. Красной машины возле дверей не было. Вот это его вполне устраивало. Он никогда больше эту женщину не увидит! Джейсон вдруг озадаченно замер. Надо же, он и лица-то ее не помнит! В глубине души он надеялся, что она тоже не вспомнит о нем.

Пикап стоял там, где он его оставил накануне. Стараясь не делать лишних движений, усиливающих головную боль, Джейсон сел за руль и включил мотор, обуреваемый одной мыслью: поскорее добраться до ближайшего кафе и выпить чашку крепкого кофе. А может, у них найдется и таблетка аспирина.

4
{"b":"4750","o":1}