ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В методическом госпитале в Сан-Антонио.

— Позвони Питу и скажи, чтобы он прилетел за мной на вертолете.

— Я сейчас же свяжусь с ним, Коул. Коул положил трубку, обессиленно откинулся на спинку дивана и невидящим взглядом обвел уставленный бутылками бар. Кажется, он собирался выпить, потому что… он не знал, как справиться с шоком после случайной встречи. А теперь, его брат между жизнью и смертью, а невестка погибла. Алкоголь тут не поможет Своими крупными шагами он прошел в спальню и, не раздеваясь, бросился на кровать. Коул не смог вспомнить, когда в последний раз спал в домашней постели. Но сейчас это не имело никакого значения. Он должен как можно быстрее добраться до больницы, он должен быть б братом, собственные переживания отошли на задний план.

Ребенок. Он забыл спросить Коди про тетю Летти — она в госпитале или все еще на ранчо с Тришей?

Боже мой! Трише нет и года, а она уже потеряла мать и, возможно, отца. В такой же катастрофе, как пятнадцать лет назад, когда погибли ее бабушка и дедушка.

В чем дело? Неужели на Коллоуэях лежит печать проклятия? Почему рок преследует их семью?

Коул вышел из лифта на этаже, где находилась хирургия, и направился к столику медсестры. Но через несколько шагов заметил Коди, ходившего из угла в угол по комнате ожидания. Коул бросился к нему.

— Что нового?

— Ничего.

— Черт подери.

— Увы.

— Ты давно здесь?

— Я примчался сюда вчера сразу же после того, как мне позвонили. Проезжавший мимо водитель увидел их машину и остановился, чтобы помочь. Он же вызвал дорожный патруль. В полицейском отчете сказано, что Андреа умерла на месте.

Коул двумя пальцами потер переносицу — Все это ужасно. А как Кэм?

— Он без сознания, но так ему, наверное, легче. У него сломаны рука, нога и несколько ребер, есть и внутренние повреждения. А кроме того, серьезное сотрясение мозга. Операция началась давно, но я все же думаю, есть надежда, что его спасут.

— Он не приходил в сознание? Не объяснил, что случилось?

— Нет. В отчете написано, что машина после резкого торможения пошла юзом и потеряла управление. Водитель явно пытался избежать столкновения с чем-то или с кем-то. В тех местах много оленей, и вполне возможно, один из них неожиданно вышел на дорогу.

— А следы раненого животного были?

— Нет. Дорожный патруль их не обнаружил.

Коул принялся расхаживать по комнате взад-вперед, Коди молча наблюдал за ним. После продолжительной паузы Коул пробормотал:

— Надо что-то делать.

— Я понимаю тебя, Коул. Я и сам уже протоптал дорожку на этом кафеле. Сначала я пытался сообразить, где ты можешь быть, потом тебе дозванивался. Я хотел поднять на ноги весь Техас.

Коул, остановившись, оглядел своего младшего брата. Вид у того был скверный.

— Когда ты в последний раз спал?

Коди пожал плечами.

— А почему бы тебе не прилечь здесь на кушетке? Если будет нужно, я тебя разбужу.

Коди покачал головой.

— Не могу. Стоит мне закрыть глаза, я вижу покореженные обломки машины Кэмерона. Как раз, когда я по дороге в больницу проезжал мимо места катастрофы, туда подъехала аварийка. Маленький автомобиль Кэмерона выглядел так, будто на него наступил великан. — Коди отчаянно замотал головой. — Я всегда говорил Кэму, что ему нужна более надежная машина, но он меня не слушал. Куда мне, сопливому мальчишке, давать ему советы, вечно я ему надоедал…

— Все будет в порядке, — подойдя и сев рядом с Коди, сказал Коул. — Он же упрямый, наш братец. Разве ты не знаешь? Он выкарабкается. Нас голыми руками не возьмешь Ты забыл, что мы три мушкетера?

Коди едва заметно кивнул.

— Да. Ты часто говорил это, когда я был маленьким.

— Один за всех и все за одного. Таков девиз Коллоуэев. И мы должны быть рядом с Камероном, чтобы он поскорее поправился.

По лицу Коди было видно, как он страдает Сам Коул внешне держался спокойно, не показывая, что творится у него на душе. Он ничего не может сделать для Кэмерона, самые лучшие врачи, какие только есть, борются за его жизнь.

Сейчас ему надо позаботиться о Коди Нужно отвлечь его А что ему рассказать? Придумывать нет времени. Может быть, поделиться с ним?. Коди — его брат, с ним он может говорить обо всем.

— Знаешь, перед тем как ты позвонил, я узнал потрясающую вещь, — чувствуя подступающее волнение, осторожно начал Коул. — Это может перевернуть всю мою жизнь.

Когда Коул заговорил, Коди рассматривал свои руки, нервно хрустя пальцами. Уловив что-то непривычное в тоне Коула, он внимательно посмотрел на него.

— Что же это такое?

— Я случайно узнал, что у меня есть четырнадцатилетний сын, о существовании которого даже не подозревал.

Глава 2

-Эллисон, ты умеешь хранить тайну? — Коул чувствовал себя взрослым, еще бы — он уже ходит в первый класс и каждый день уезжает с ранчо в школу. Правда, он скучает по своей четырехлетней подружке, которая, сколько он себя помнит, повсюду следует за ним по пятам. Вот и сегодня она встречала его в полдень после школы, а он едва дождался, когда сможет показать ей то, что нашел этим утром.

Эллисон, как и он, была в рубашке, джинсах и сбитых ботинках. У нее на спине болтались две тугие косички, а в черных глазах, смотревших из-под густой челки, застыло неподдельное любопытство.

— Конечно, умею, — ответила она с вызовом, — он еще спрашивает! — А про что? Коул направился к загону для скота, где он сегодня утром выследил кошку.

— Сама увидишь, — сказал он с улыбкой, довольный, что у него есть тайна.

Пройдя через загон, он подошел к пристройке, на чердаке которой был сеновал, и, остановившись около приставленной к стене лестницы, повернулся к Эллисон и приложил палец к губам.

Эллисон понимающе кивнула. Коул, осторожно ступая на перекладины, полез вверх. Убедившись, что на чердаке никого нет, он подал знак Эллисон и стал ждать.

Эллисон его не разочаровала. Она храбро взбиралась по лестнице, сосредоточенно прикусив нижнюю губу. Только огромные глаза, занимавшие, казалось, половину ее белоснежного лица, были широко распахнуты, выдавая скрытый страх. Добравшись, наконец, до него, она дрожала, но не жаловалась и не ныла.

Коул на четвереньках пополз в дальний угол, Эллисон за ним. Там он молча показал ей пальцем, куда надо смотреть. Эллисон заглянула Коулу через плечо и вся засияла от радости и умиления. Он был доволен произведенным эффектом.

— А сколько их там? — прошептала она. Коул поднял три пальца.

— А где их мама?

— Не знаю. Но ей не понравится, если она узнает, что мы нашли ее тайный дом. Она может их тогда перетащить отсюда и спрятать в другом месте.

Крадучись, они отправились обратно тем же путем. Коул спустился первым, чтобы убедиться, что их никто не видел. Обоим строго-настрого запрещалось лазить на чердак. Эллисон вскоре присоединилась к нему и, как только ее ноги коснулись земли, тут же нарушила молчание, радостно воскликнув:

— У нас теперь есть котята! Вот здорово! Коул сдержанно кивнул, гордый оттого, что это он их обнаружил.

— Мы будем за ними ухаживать?

— Не знаю Наверное.

— А ты их гладил? Коул покачал головой.

— Если кошка учует мой запах на котятах, она заволнуется. Думаю, они совсем недавно родились.

— О, Коул, я так хочу одного… для себя.

— Ну, может быть, твои родители и разрешат тебе взять котенка на день рождения. Эллисон от радости захлопала в ладоши.

— Ты думаешь? Я их попрошу. Коул попросил у своего отца разрешения подарить одного котенка Эллисон, когда ей исполнится пять лет Сделав сыну выговор за то, что тот лазил на чердак, отец велел спросить на это согласие родителей девочки — Тони и Кетлин.

Тони был на ранчо управляющим. Отец Коула в шутку называл его боссом. Коул просто боготворил Тони. Это был смуглый, немногословный человек, но всем в округе было известно, что он самый лучший ковбой, из всех живших когда-нибудь на земле. Тони всем распоряжался на их ранчо под названием «Круг К». С его женой Кетлин было просто договориться. Она и мать Коула были так похожи, что вполне могли сойти за сестер. Обе рыжеволосые и удивительно белокожие. Кетлин всегда улыбалась и была ласкова и обходительна с людьми. Выслушав предложение Коула, она, смеясь, тут же согласилась, что самый лучший подарок Эллисон на день рождения — маленький котенок.

3
{"b":"4751","o":1}