ЛитМир - Электронная Библиотека

Роберт с нежностью смотрел, как она оживленно болтает с его людьми. Обычно леди не появляются на тренировочной площадке и даже не выказывают интереса к мужским занятиям, но когда леди – Имоджин, удержать ее в стороне невозможно.

Его леди не такая, как все.

Прислонясь к окну, Роберт увидел, как мужчины неохотно вернулись к работе, едва во двор вышел Гарет. Теперь Имоджин была видна Роберту во всей красе, а с ней и поникшая Мэри. Старуха с явным трудом приспосабливалась к возродившейся Имоджин.

Роберт был бы не прочь снять нагрузку с плеч Мэри, в сущности, он даже жаждал стать глазами Имоджин в том прекрасном мире, который она для себя открывала, но не делал этого. Разум неумолимо подсказывал, что так он отдаст ей всю душу без остатка, а гордость требовала не отдаваться до конца, пока он не будет уверен, что Имоджин полностью принадлежит ему.

Это было похоже на поиск изъяна в раю.

Каждый раз, находясь рядом с ней, он чувствовал, что она скрывает мрачную правду, стоящую между ними непреодолимой стеной. Роберт хмуро глядел, как Имоджин и Мэри скрываются за стеной огорода.

Когда его перестала отвлекать головоломка в образе его прекрасной жены, он заметил мужчину, стоящего в тени стены; человек проводил Имоджин глазами.

Роберт нахмурился; он его узнал, это был священник:, который их венчал. Йен, так его назвала Имоджин. Друг Роджера.

Первая неприязнь к этому человеку со временем окрепла. Йен всегда оказывался там, где была Имоджин, и бесцветными глазами следил за каждым ее движением. Роберт всей душой желал избавиться от этого типа, но что-то его останавливало.

Он боялся, как отреагирует Имоджин, узнав, насколько близко от нее находится соглядатай Роджера. Роберт не хотел нарушать шаткий баланс, установившийся между ними, и в то же время знал, что получил бы величайшее удовольствие, если б мог избавиться от него так, чтобы об этом не узнала Имоджин.

Громкий стук в дверь вывел Роберта из глубокой задумчивости, он крикнул: «Войдите!» – и поскорее сел за стол, чтобы его не застукали за странным занятием. Лучше сделать вид, что он занят бухгалтерскими книгами, а не мечтами о жене.

Подняв глаза от бессмысленных цифр, он оторопел: перед ним стоял сэр Эдмонд с брыкающимся ягненком в руках.

Юный рыцарь выглядел смущенным и гордым. Роберт оперся локтями о стол и постучал пальцем по губам.

– И зачем же вы принесли мне овцу, сэр Эдмонд?

Молодой человек густо покраснел и опустил глаза.

– Это не вам, – промямлил он.

Роберт расхохотался, хотя понимал, что нечему удивляться, такое происходило уже несколько недель, хотя он и не поощрял повальное безумство. Все Гарет виноват: подаренный им букет душистых трав вызвал негласное состязание между рыцарями, каждый сражался за возможность получить поцелуй, и казалось, что нет пределов, до которых они не дошли бы ради этой цели.

Даже здравомыслящий Мэтью поддался всеобщему помешательству, вспомнил Роберт, недобро глядя на ягненка. Как раз сегодня утром старик с гордостью презентовал Имоджин мягкое утиное перышко; а когда галантно преклонил колено на каменный пол перед камином, колени угрожающе скрипнули.

Роберт хотел было засмеяться и подозревал, что его желание разделяли все свидетели этой глупости, но свирепый взгляд Мэтью запретил любую реакцию на его выступление. Однако Имоджин не заметила всеобщего скрытного веселья, она помогла старику подняться и выбранила за глупость, но заулыбалась и покраснела, она явно была довольна галантным жестом ворчливого старика.

Она обняла Мэтью и спросила, не проводит ли он ее в кладовку, чтобы проверить свежесть специй.

Мэтью взял ее под руку, и они вышли; блаженная улыбка на лице Мэтью отбила у всех охоту веселиться. И всколыхнула новую волну изобретения удовольствий для Имоджин. Роберт бесстрастно глядел, как чертова овца вырывается из рук сэра Эдмонда.

Роберт нисколько не осуждал мужчин, он сам воодушевился при виде того, как Имоджин, уходя, бездумно поглаживала перышком щеку.

Роберт представил, как он сам подарит ей перышко.

Разумеется, это будет в спальне. Они оба будут лежать голые на ковре перед камином, он проведет перышком по холмикам грудей, по ложбинке на животе, потом выше…

Роберт закрыл глаза и глубоко вздохнул. Горячечное воображение сыграло злую шутку с его телом.

Эдмонд имеет полное право на замешательство, сердито подумал Роберт. Рыцари – не пастухи, а, по мнению Роберта, с овцами должны иметь дело только пастухи. Судя по виду Эдмонда, молодой рыцарь и сам пришел к такому выводу.

– Значит, не моя овца? – Эдмонд так неистово замотал головой, что Роберт не удержался и скривил губы. – А раз не моя, зачем ты ее сюда принес?

Эдмонд передернулся, на лице появилось отчаяние.

– Я… я думал… ну, я думал…

– Сомневаюсь, – пробурчал Роберт, но пожалел мальчика и продолжил за него: – Догадываюсь, что ты думал. Ты думал, что, если принесешь это вонючее животное леди Имоджин, моей жене, – подчеркнул он, – она так проникнется, э-э, значительностью подарка, что одарит некоторой благосклонностью твою недостойную персону. Я правильно излагаю?

Эдмонд опустил голову и кивнул, отчего клок светлых волос упал на лоб. «Неужели и я был таким в молодости?» – растерянно подумал Роберт. Это казалось невозможным.

– Ну и почему же миледи осталась без этого необычного знака внимания?

– Не смог ее найти, – брякнул Эдмонд, и от сдерживаемого смеха у Роберта закололо в боку. Он осторожно вздохнул и после того, как восстановил самообладание, сказал:

– Так ты хочешь, чтобы я тебя к ней отвел?

Эдмонд просиял и поднял голову.

– А вы это сделаете?

Роберт больше не мог сдерживаться, он засмеялся и встал.

– Конечно. Не могу же я лишить жену такого великолепного подарка. Она на огороде, следуй за мной.

Чтобы выйти во двор, надо было пройти через зал, и Роберт усмехнулся, видя, какими ревнивыми взглядами провожают Эдмонда рыцари, догадавшиеся, кому предназначена овца. Бедный мальчик так вытянулся, что Роберт опасался, не упадет ли он, если и дальше не будет смотреть под ноги. Правда, его новоявленное величие подрывала овца, которая бурно протестовала. Должно быть, это некоего рода колдовство, как иначе можно объяснить охватившее всех безумие?

И Роберт, хоть и противился, но тоже поддался ее чарам, как и его люди. Просто он был более сдержанный.

Мало кто знал, но он уже несколько дней подряд ездил к башне и привозил оттуда какую-нибудь вещицу. Он бы сразу переправил все в дом, но Имоджин настаивала, что все должно оставаться так, как есть.

Она бесстрастно и холодно отказывалась от своего прошлого, но Роберта жгло воспоминание о том, как любовно она поглаживала кожаные переплеты книг. Перед уходом из башни она тайком сунула в карман какой-то обрывок листа, и Роберт скрипнул зубами, чтобы не взреветь. То, что она от него что-то скрывает, пронзило Роберта ножом в сердце, и только ночью, глядя на спящую жену, он разглядел в ее жесте беспомощность. Беспомощность, которую она не хотела ему показывать, и память о чем-то мрачном, что она скрывала от его взора. Только боязнь потерять жену удержала Роберта от того, чтобы снести эту башню с лица земли камень за камнем и вернуть Имоджин ее детство. Но злость оставалась.

Злость на то, что страх перед братом заставляет ее настаивать на сохранении башни в ее теперешнем виде. Злость на то, что она не верит в мужа, не верит, что он способен заслонить ее от любой напасти, особенно от ее подлого братца.

Если бы она с ним поговорила! Попроси она, и он избавил бы ее от всех демонов. Роберт представил себе, как с удовольствием сотрет Роджера в порошок, и свирепо улыбнулся. Но она ему ничего не сказала. Она держит при себе своих врагов и их тайны.

И все же он некоторым образом с ними боролся. Боролся каждый раз, когда вручал ей вещицу из ее прошлого. Каждый раз это было молчаливой мольбой, обещанием до последнего дыхания защищать ее от всех, кто посмеет причинить ей вред.

26
{"b":"4755","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Записки реаниматолога
#СИЯТЬ ВСЕГДА. 150+ простых рецептов косметики HAND MADE
Хазарская петля
Черчилль. Великие личности в истории
Инстинкт Зла. Возрожденная
Грамерси-парк
Человек раздетый. Девятнадцать интервью
Уроки на отлично! Как научить ребенка заниматься самостоятельно и с удовольствием
Подарок принцессе: рождественские истории