ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шоу для меня одной, или Я была последней, кто любил тебя до слёз
Книга радости. Как быть счастливым в меняющемся мире
Естественная история драконов. Мемуары леди Трент. Путешествие на «Василиске»
Злые зубы
После падения
Возраст ни при чем. Как заставить мозг быстро думать и много помнить
#СИЯТЬ ВСЕГДА. 150+ простых рецептов косметики HAND MADE
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Когда кругом обман

– Я только что заметил. – Он снял с нее плащ и бросил на землю. – Очень странно, – пробормотал он, оценивающе рыская глазами по фигуре.

Потом спустил руку с предплечья на грудь.

– Здесь стало толще, – сказал он и передвинул руку на живот. – И здесь.

Он понял! Как он догадался? Когда? Он заметил, когда нес ее, или, умываясь, она сделала что-то такое, что его насторожило?

Она сама себя как-то выдала?

Никто из них не проронил ни слова, рука продолжала ее ощупывать. Им не нужны были слова, оба знали, что думает другой, оба знали, что должно будет случиться. Он не остановится, пока ее не погубит. У него нет выбора. Правила игры были установлены так давно, что отступничество означало гибель вне зависимости от того, чего сейчас мог бы хотеть каждый.

Тишину нарушил звук пощечин, и Имоджин даже почувствовала облегчение и приветствовала полученную боль.

– Сука, – проскрипел он. – Ты впустила этого ублюдка в свое тело, в мое тело?

– Он стал моим мужем. Ты сам мне его дал, – спокойно сказала она, хотя в лице пульсировала боль. – Чего еще ты ожидал?

– Я не ожидал, что ты будешь этим наслаждаться. – Рука опять хлестнула ее по лицу, разбила губы, во рту появился металлический привкус крови. – Ты раздвинула свои белые ноги, впустила его в свое тело, приняла его семя. Шлюха!

От следующего удара она упала на колени, но и этим он не смог остановить торжество, вскипевшее у нее внутри.

– Ты проиграл! – Она откинула голову, слезы градом катились по лицу. – Ты проиграл, потому что думал, что у всех такие уродливые души, как у тебя, что все, как и ты, – получеловеки, не способные на подлинные чувства. Ты думал, что можешь заставить другого человека играть в свою игру? – Она медленно поднялась на ноги. – Но ты проиграл. Роберт оказался не таким, как ты думал. – Она в насмешку широко раскинула руки. – Да, я его приветствовала. Он вошел в мою жизнь, вернул свет и смех, которые ты у меня отнял. И знаешь, что смешно? Я была так слепа, что не видела, какой он хороший. Я чуть не упустила его, потому что ты разрушил во мне способность распознавать любовь. Почти разрушил. – Она звонко засмеялась. – Но он сильнее тебя. Ты ничто в сравнении с ним. Да, я впустила его в свое тело; да, я любила его всем сердцем, душой и телом. А ты знаешь, что это значит? Что бы ты теперь ни сделал, победила я. – Ее лицо лучилось улыбкой. – Я победила, потому что я люблю и любима.

На этот раз он ударил ее так, что она упала, ударилась головой о камень и на миг потеряла сознание.

– И не мечтай, сука, – свирепо сказал он и пнул ногой распростертое тело. – Ребенка легко извлечь, а после этого ты забудешь пустые байки про любовь. Это поганое отродье долго не заживется. Твое тело – мое и всегда будет моим. Это я обещаю.

Он злобно выругался и отвернулся от нее, а она сжалась в комочек, защищая плод и слушая, как Роджер разводит огонь и варит соленое мясо, которое взял в дорогу. Когда оно сварилось, он не дал ей ни кусочка и начал есть с шумным чавканьем, но Имоджин было все равно.

Она победила! Несмотря на все черные игры Роджера, она стала цельным человеком, способным любить, а не пешкой в его извращенных ритуалах и желаниях.

Она на самом деле победила.

Роберт присел и потрогал остывшие угли. Черт! Он на таком же расстоянии от них, что и вчера, и позавчера, и третьего дня. Как он ни подгонял себя, Роджер оставался впереди, потому что ему не приходилось выслеживать путь жертвы, а Роберт сейчас был охотником. Он применил все свое мастерство и опыт, чтобы идти за ними к северу, но чтобы отыскивать следы, нужно было время, а каждый новый день становился кошмаром для Имоджин.

Роберт представил себе, как она сейчас страдает, стиснул руки и быстро встал. Он не мог позволить себе поддаться гневу. Он нужен Имоджин и потому не должен терять голову.

Он подавил эмоции и опытным взглядом окинул лагерь. Они все еще были на день впереди него, вдвоем на одной лошади они не могли двигаться так быстро, как ехал бы он, если бы знал, куда они направляются.

И хотя у Роберта не было никаких улик, он не сомневался в цели их путешествия. Инстинкт говорил ему, что это Шедоусенд, они ехали в ту башню, что Роджер построил много лет назад.

Годы тяжкого опыта не позволяли полагаться только на инстинкт, но с каждой новой милей уверенность Роберта нарастала. Из того немногого, что Имоджин ему рассказала, он достаточно знал о Роджере, знал, что для него важнее всего ритуал. Чтобы он насладился в полной мере, все должно идти определенным образом. Роджер хотел, чтобы было так, и годами жил в ожидании этого момента.

Но Роберт не мог позволить мыслям сбить себя с пути.

Он скрипнул зубами от расстройства и уже поворачивался к лошади, чтобы ехать дальше, когда вдруг заметил деталь, которую сначала проглядел. В пыли отпечатались следы борьбы. Одно тело упало на землю, кто-то другой стоял рядом, темное пятно говорило о том, что пролилась кровь.

Это кровь Имоджин.

У Роберта задергалась щека.

Холодная ярость прожгла его насквозь, следы в пыли уничтожили последние колебания. Он вскочил на коня, и, не оглядываясь, галопом помчался прочь от сцены унижения Имоджин.

Он все решил. Если он перестанет терзаться сомнениями, то достигнет башни раньше, чем они.

И станет ждать.

Разум предупреждал, что, если это ошибка, если Роджер едет не в эту башню, то Роберт потеряет Имоджин. Но он не слушал доводы разума. Пришло время положиться на интуицию. Только она даст Роберту то, чего он желает: кровь Роджера Коулбрука. Никогда раньше он не был так благодарен судьбе, что умеет сеять смерть. Годы служения наемником окажутся прожитыми не зря.

Когда он думал об Имоджин, у него сжималось горло и тяжелели веки, но он запретил себе все эмоции. Для них еще будет время.

Если повезет, то целая вечность.

– Ты знаешь, где мы? – спросил Роджер, остановив лошадь.

Имоджин еле держала голову. Она несколько дней то теряла сознание, то приходила в себя, но голос Роджера всегда проникал сквозь окутывавший ее туман и безжалостно возвращал в свой мир.

– Возле башни, – с трудом выговорила она. Горло распухло и покрылось синяками после того, как Роджер вчера ее душил. Или это было позавчера? Она потеряла представление о времени.

– Молодец, – похвалил Роджер и соскочил с лошади. Оказавшись на земле, он скрестил руки и стал ждать. Это был новый ритуал – он не помогал ей, а с извращенным удовольствием смотрел, как она сама слезает с лошади.

Имоджин наполовину сползла, наполовину упала с седла, цепляясь за стремя. Стоя неподвижно, она ждала, пока Роджер обвяжет ее веревкой вокруг талии, подергает, проверяя центр. Потом он резко дернул веревку, и Имоджин, спотыкаясь, пошла за ним.

Не замедляя шагов, он спустился по лестнице, ведущей в башню; Имоджин сумела удержаться на ногах. Они прошли холодным подземным коридором и оказались в подземной комнате башни.

– Кажется, некоторые вещи отсутствуют. Что скажешь, сестренка? – вежливо спросил он, таща ее за собой.

– Роберт… – Только это она и успела сказать – Роджер дернул веревку, схватил ее за горло и начал душить, то нажимая, то отпуская, давая глотнуть воздух.

– Как же, наш последний неоплаканный покойник Боумонт. – Он тряхнул головой и ласково сказал: – Он был дураком.

Роджер потащил ее вверх по лестнице, держа за горло, теперь он желал только одного – закончить игру, уничтожить последнюю нерешительность в исполнении замысла.

Не прошло и минуты, как Роджер распахнул дверь в верхнюю комнату.

– Черт, окно чем-то закрыто, – пробормотал он, отпустил ее горло, продолжая держать веревку, и осторожно вошел в комнату, отыскивая лампу и огниво.

Свет озарил большую, грозную фигуру, со смертельным спокойствием стоящую у занавешенного окна.

При свете свечи Роберт выглядел как ангел мщения. Он зловеще улыбнулся и взялся за меч.

54
{"b":"4755","o":1}