ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Председательство в думе принадлежало царю, но он не всегда присутствовал; бояре решали дела и без него либо окончательно или же их решения были утверждаемы государем. Члены распределялись в думе по порядку чинов, а каждый чин — по местнической лестнице породы. Уложение ц. Ал. Мих. предписывает думе «всякия дела делати вместе». Этим косвенно утверждается начало единогласия при решениях. В конце XVII в. возникает особое отделение думы для судных дел: «расправная палата»,. состоявшая из делегатов думы (по несколько членов от каждого чина). Во время выезда бояр с царем из Москвы в поход, на месте оставляется несколько членов ее «для ведания Москвы». В эту комиссию думы шли все доклады из приказов, но окончательно решались ею только дела. меньшей важности; прочие отсылались к царю и находившимся при нем боярам.

Права думы не были определяемы законом, а держались, как факт бытовой, на обычном праве. Боярская дума была учреждением, которое не отделялось от царской власти. В области законодательной значение думы было указано в Цар. Судебнике «а которые будут дела новые, а в сем судебнике не написаны, и как те дела с государева докладу и со всех бояр приговору вершатся, — и те дела в сем судебник приписывати» (ст. 98, Уложение царя Алек. Мих., 1649 г.). Законодательными источниками были признаны: государевы указы и боярские приговоры. Общая законодательная формула была такова: «государь указал и бояре приговорили». Это понятие о законе, как результате нераздельной деятельности царя и думы, доказывается всею историею законодательства в Москов. государстве. Но из этого общего правила были и исключения. Так, упоминаются в качестве законов царские указы без боярских приговоров; с другой стороны есть ряд законов, данных в форме боярского приговора без царского указа:"все бояре на Верху приговорили". Царские указы без боярских приговоров объясняются или случайностью борьбы с боярством (при Грозном), или незначительностью разрешаемых вопросов, не требовавших коллегиального решения, или поспешностью дела. Боярские же приговоры без цар. указов объясняются или полномочием, данным на этот случай боярам, или отсутствием царя, и междуцарствием. Таким образом из этих случаев отнюдь нельзя заключать о раздельности законодательных прав царя и думы.

По вопросам внешней политики замечается такая же совместная деятельность царя и думы с конца XVI в., которая дополнялась еще участием земских соборов. Участие думы в делах внешней политики выражалось в постоянном учреждении т. н. «ответной палаты» при думе; дельцы посольского приказа не могли сами вести переговоры с иностранными послами; с послом «в ответах (говорит Котошихин) бывают бояре» — два, окольничий один или два, да думный посольский дьяк; в 1586 г. война со шведами решена царем «со всеми бояры». Только во времена междуцарствия и при самом начале правления Мих. Федоровича дума сносится с иностранными государствами от своего имени. Относительно суда и администрации дума является не одною из инстанций, а органом верховной власти, указывающей закон подчиненным органам. Судебные дела восходили в думу по докладу и по апелляции (ук. 1694 в II Собр. Законов №1491). Дума являлась собственно судебным органом только тогда, когда судила в качестве первой инстанции, а именно — своих собственных членов по действиям их, как судей и правителей в приказах, и по местническим счетам. В сфере администрации думе (вместе с царем) принадлежало право назначения центральных и местных правителей. Ведение текущих дел управления военного и поместного находилось под постоянным контролем думы, также как и самые приказы.

Около 1700 г. Петр В. уничтожил боярскую думу, как учреждение; но совещания с боярами продолжались в так наз. Ближней канцелярии (упом. с 1704 г.), которая сама по себе была не более, как личною канцеляриею царя и учреждением постоянным; но съезды бояр в канцелярии — уже не учреждение, постоянно действующее. В последующие годы, до учреждения сената, Петр, во время отъездов своих из столицы, поручал ведение дел нескольким лицам, но не доверял им и не полагался на них. В 1711 г. 22. февр., объявляя о войне с Турциею и собираясь уехать на театр войны, он поручил ведение дел тоже нескольким лицам, назвав совокупность их сенатом, который отнюдь не имел прежнего значения боярской думы и не был учреждением политическим.

Таким образом, боярская дума была учреждением, тесно связанным с судьбою известного класса Московского общества; она была политическим учреждением, которое создавало московский государственный и общественный порядок и им руководило. По своему специальному составу это было аристократическое учреждение. Такой его характер обнаруживался в том, что большинство его членов почти до конца XVII в. выходило из известного круга знатных фамилий и назначалось в думу государем по известной очереди местнического старшинства. Единственной постоянной опорой устройства и значения боярской думы был обычай, в силу которого государь призывал в управление людей боярского класса в известном иерархическом порядке. Крепость этого обычая создана была историей самого Московского государства.

Ср. В. Ключевский, «Боярская дума древней Руси» (издание второе, Москва, 1883); проф. М. Ф. Владимирский-Буданов, «Обзор истории русского права» (изд. второе с дополнениями, 1888 г.); Ал. И. Маркевич, «История местничества в Московском государстве в XV — XVII. век.» (Одесса, 1888 г.); Забелин, «История русской жизни»; Чичерин, «Опыты по истории русского права».

Д. Б.

Боярышник

Боярышник, Кратегус (Crataegus L.) — родовое название весьма известных и распространенных кустарников из семейства розоцветных (Rosaceae и подсем. яблочных, Pomaceae). Род этот обильно распространен по всей умеренной полосе старого света; листья всегда разрезные, лопастные, перисто-надрезные, при основании клиновидные. Ветви у некоторых видов с шипами. Цветки, около полудюйма в поперечнике, по типу всех розоцветных, белые, с 5 частями чашечки и венчика, многими тычинками и 2 — 5 гнездной (почти нижней притом) завязью; собраны в мутовчатые соцветия, как и у рябины. Плоды — костянки, подобные рябине, но лишенный ее аромата и вкуса. Дико встречается во всей средней Европе Б. обыкновенный, Crataegus охуаcantha L., и часто разводится в садах, с другими видами (Crat. monogyna Jacq., Sanguinea Pall.), как весьма прочная и непроницаемая живая изгородь, быстро разрастающаяся.

А. А.

Браге

Браге (Tycho Brahe, а не Тихо де Б.) — знаменитый астроном, род. в Кнудструпе 14 декабря 1546 г.; с 13 года стал изучать науки в копенгагенском университете. Здесь предсказания астрономов, относительно солнечного затмения 21 августа 1560 г., возбудили в нем такой интерес, что он решился всецело посвятить себя астрономии. Но это не согласовалось с видами его родителей, и, когда, спустя два года, он отправился в заграничное путешествие, вместе с своим учителем, то последнему было строго наказано наблюдать за тем, чтобы молодой Б. исключительно занимался науками юридическими и государственными; таким образом, только по ночам, тайком от всех, мог он предаваться своим любимым занятиям. Купив себе небольшой небесный глобус, он стал отыскивать звёзды на небе и с помощью деревянного циркуля вычислять расстояние между ними. Единственным руководством служили ему книги, которые он покупал на свои карманные деньги и которые мог читать только украдкой. Несмотря на такие неблагоприятные условия, он в 1563 году наблюдал прохождение Сатурна через Юпитер и открыл ошибки в вычислениях Коперника. По возвращении в Данию в 1565 г., Б. получил значительное наследство и мог с тех пор беспрепятственно отдаться своей любимой науке. В 1572 г. он открыл новую звезду в созвездии Кассиопеи, звезду, которая через два года опять скрылась. В 1573 году, по предложению датского короля Фридриха II, Б. читал некоторое время лекции математики в Копенгагене, а потом предпринял новое путешествие в Германию, Швейцарию и Италию, Б. думал прочно водвориться в Базеле, но датский король пожаловал ему принадлежащий теперь Швеции остров Гвеен в Зундском проливе; затем, назначив знаменитому астроному постоянное годовое содержание, король вызвался построить ему здания и доставить инструменты для его математич. и химич. занятий. Таким образом на острове Гвеен в 1580 возник великолепный Ураниенбург, на сооружение которого и сам Б. издержал крупную сумму из собственных денег. Описание инструментов, служивших Б. для его занятой в Ураниенбурге, по большей части медных, можно найти в его сочинении: «Astronomiae instauratae mechanica» (Вандсб., 1598). Ученые из дальних стран и даже многие государи (в числе их был и король английский Иаков I), посещали Б. на его острове. Тут же постоянно окружали его студенты, приходившие учиться под его руководством. Тут же изобрел он названную по его имени планетную систему, ничего впрочем не прибавившую к его славе и скоро забытую, а также определил меридиан своей обсерватории и составил каталог неподвижных звезд. Во многих этих трудах помогала ему сестра его Софья. При преемнике Фридриха II, Христиане IV, благодаря проискам врагов Тихо Б., пребывание на острове Гвеене и потом в Копенгагене стало для него до того тягостно, что в 1597 году он вместе с семейством навсегда оставил отечество. Спустя два года, он поступил на службу к императору Рудольфу II, и вблизи Праги, тогдашней резиденции двора, ему отвели сперва императорский замок Бенак, а потом другой дом, из которого Рудольф предполагал создать новый Ураниенбург. Но 24 октября 1601 г. Б. умер. Тихо Б. принадлежит к выдающимся ученым своего века, и сам Кеплер многим обязан ему. Он может считаться основателем практической астрономии и точностью своих наблюдений и превзошел всех своих предшественников. Из его астрономических сочинений, которые все написаны на латинском языке, кроме уже названных выше, следует отметить: «Astronomiae instauratae progymnasmata» (2 т. Прага, 1602; Франкф., 1610); «Opera omnia» (Прага, 1711, Франкф., 1648). Драгоценное собрание его астрономических и других инструментов, купленное императором Рудольфом II, пропало после сражения при Белой горе; уцелел только один секстант, до сих пор сохраняющийся в Праге. Громадный небесный глобус, из меди, который, говорят, стоил 5000 талеров, после многих приключений попал в Копенгаген и там погиб при пожаре замка в 1720 г. В 1876 г. Б. поставили в Копенгагене статую по модели Биссена. Жизнь Б. описали Гассенди (Пар., 1655), Гальфрехт (Гоф, 1798), Педерсен (Копенг., 1838) и Фриис (Копенг., 1878); последний начал также издание переписки Б. (Копенг., 1876 и след.). Ср. также сочинение Гасснера: «Tycho В. und J. Kepler in Prag» (Прага, 1872).

134
{"b":"4756","o":1}