ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Торжествующий изменник немедленно отправил значительную часть войска с Некрасовым водою в верховые не сдавшиеся ему станицы; другой, более многочисленный корпус с Драновым послал против гвардии майора кн. Юр. Долгорукова, третий с Лучкою Хохлачем поставил при Куртлаке; сам же остался для охранения Черкасска. Между тем государь, по получении известия о поражении атамана Максимова, дал повеление генералу Бахметеву с его бригадою поспешить к Черкасску. Бахметев не успел предупредить Б. в Черкасске и потому присоединился к главному начальнику корпуса, кн. Долгорукову. Путь к Черкасску приходилось открывать силою оружия. На р. Куртлаке Долгоруков напал (28 апреля) на 15000 бунтовщиков, предводимых Хохлачем, и рассеял их; ожесточение войска было так велико, что в плен взято было только 143 чел., а остальные были побиты, кроме немногих спасшихся бегством. Почти в тоже время другой отряд, под начальством полковника Кропотова и Гулица, разбил на голову атамана Драного с толпою мятежников. Не смотря на все это, мятежники отважились действовать наступательно. Хохлач, Казанкин и Ганкин. с 5000 казаков и разного сброда появились под Азовом и осадили его, но встретили столь сильный отпор, что принуждены были бежать. Весть о претерпленных неудачах быстро достигла до Черкасска и минутное торжество Б. кончилось. Верные царю казаки вышли из скрытых мест и под предводительством избранного ими старшины, Ильи Зерщикова, ворвавшись с помощью жителей в Черкасск, напали на атаманский дом Б., оставленный всеми, кроме 11 преданных ему человек, защищался отчаянно и убил из своих рук двух казаков, но увидев, что дом начали обкладывать камышом, с целью поджечь его, застрелился из пистолета (7 июля 1708 г.). Все советники его и главные соумышленники отправлены были в Москву, а труп отвезен в Азов и там, по отсечении головы, был повешен на месте, где били разбиты мятежники.

Разорения, причиненные Б. и его соумышленниками в одном только Придонском крае, были громадны. Здесь сотни тысяч десятин засеянных полей, вместе с селами преданных правительству крестьян, были превращены в пустыри, церкви разорены и святыни нагло поруганы. Те немногие, которые успели спастись бегством, в паническом ужасе скрывались в лесах, откуда их долго не удавалось вызвать. Самую государеву десятинную пашню немногие смельчаки обрабатывали по ночам, с рассветом прячась в лесах; знаменитые битюцкие конюшни породистых лошадей, заведенных царем, были разграблены. Булавинские эмиссары, без всякого страха явившись в Борисоглебск, выбрали из горожан полковника, атаманов и привели население к присяге. Вслед затем воровской атаман Хохлач письменно обратился в Борисоглебск с требованием прислать к нему «в поход против государевых полков» половину городских и уездных жителей. Так открыто, нагло распоряжаясь, Б., однако, опасался воевод, любимых населением и щадил их. Насколько Булавинский бунт казался серьезным, легко видно из того, что Осередская (Павловская на Дону) крепость была поспешно построена, чтобы остановить движение вора на Русь.

Л. В.

Булат

Булат, в техническом смысле — особая разновидность твердой стали, обладающая большою упругостью и вязкостью. Булатный клинок способен получать при отточке наивысшую степень острия; так напр., хороший булат легко перерезывает брошенный на воздух газовый платок, тогда как клинок из самой лучшей инструментальной стали в состоянии перерезать только плотные виды шелковой материи. У азиатов булат передается как родовая драгоценность. Главный признак, которым отличается булат от обыкновенной стали, есть узор, получаемый металлом во время ковки. Азиаты при оценке булата принимают во внимание: 1) форму узора; 2) крупность его и 3) цвет металла, т.е. грунта узора. По форме, узор различается на: а) полосатый, когда он состоит из прямых линии, почти параллельных между собою; это есть признак низшего качества; b) при повышении качества в булате между прямыми линиями попадаются кривые и тогда Б. называется струйчатым; с) ежели кривые линии являются господствующими, то такой Б. зовется волнистым; d) когда прямые линии очень коротки и пряди, извиваясь между ними, идут по всем направлениям, то Б. получает название сетчатого и, наконец, е) когда рисунок, проходя во всю ширину клинка, повторяется по длине его, такой Б. по узору считается наиболее совершенным и называется коленчатым. По крупности узора азиаты различают три вида: 1) когда узор имеет крупность нотных знаков — это признак высшего достоинства; 2) средним называется узор, когда он не превосходит величину малого письма, и 3) мелкий узор служит указанием на низшие качества; величина его, однако, такова, что он легко может быть замечен невооруженным глазом. По грунту, т.е. по цвету металла между узорами, различают три рода булатов: серые, бурые и черные. Чем грунт темнее, а узор на нем белее и выпуклее, тем и достоинство Б. выше. Но кроме этих родовых признаков специалисты подмечают еще индивидуальные качества клинка, различая их по отливу поверхности при косвенном падении лучей света и по звону. Иные Б. не имеют отлива вовсе, иные отливают красноватым цветом, а иные золотистым. В Азии лучшими Б. считают табан и хорасан, средними — гынды (куш гынды), а худшими — нейрис и шам. Лучили булатный клинок должен обладать следующими качествами: узор его должен быть крупный, сетчатый или коленчатый, белый, отчетливо выделяющийся на черном фоне, с золотистым отливом, и должен иметь чистый и долгий звук. Об изготовлении булатов в Индии упоминает еще Аристотель. Индийскую разновидность, обыкновенно называют вуц, для отличия от др. булатов: персидских, малайских, японских и др. В Европе старинные испанские клинки (толедо) довольно близко подходили к древне сирийскому дамасскому Б.; нынешние же, германские (Солинген, Клингенталь), — только дамасцированная сталь; узор ее получается вытравлением и исчезает при перековке. В России изготовлением булатов занимался (с 1828 — 37) на Златоустовском заводе горный инженер полковник Аносов, которому, после 9-летнего настойчивого труда, удалось достигнуть получения настоящих булатов; доказательством чему служит приготовленный им клинок каратабан для Е. И. В. великого князя Михаила Павловича. Клинок этот сделан из следующих материалов: тагильского железа 12 ф., графита английского 1 ф., окалины 24 з., доломита 24 з.; плавка велась в тигле и продолжалась 5 ч. 30 м. Из той же массы г. Аносов получил Б., по узору хорасан, с темным грунтом и золотистым отливом. Металл в ковке был мягок. тянулся холодный в полосу без плен, причем от ударов молота нагревался. Все опыты г. Аносова над сплавами железа с алюминием, марганцем, хромом, вольфрамом, серебром, золотом и платиною Б. не давали вовсе.

А Я. Скиндер.

Булгарин

Булгарин (Фаддей Венедиктович) — русский журналист, поляк по происхождению, род. в 1789 г., в Минской губ. Отец его, товарищ Костюшки, за убийство русского генерала Воронова был сослан в 1794 г. в Сибирь, а мать привезла малолетнего сына в Петербург и потом поместила в сухопутный кадетский корпус. Окончив курс учения, Б. поступил в л.-гв. уланский полк, с которым участвовал в походах 1805 — 1807 гг. и в сражении под Фридландом; по возвращении в Россию был за что то арестован, затем переведен в армейский драгунский полк, стоявший в Финляндии; отсюда бежал в Варшаву и поступил в польский легион, входивший в состав армии Наполеона. С этим легионом Б. участвовал в походах 1809 — 11 гг. в Италии и Испании, а в 1812 г. находился в корпусе маршала Удино, действовавшего в Литве и Белоруссии против графа Витгенштейна. В 1814 г. во Франции был взят в плен и отправлен в Пруссию, откуда, после размена пленных, вернулся в Варшаву. В 1820 г. Б. является в Петербурге уже как литератор; печатает «Краткое обозрение польской словесности» и «Избранные оды Горация», а в 1822 — 28 гг. издает журнал «Северный Архив», посвященный исключительно России и соединившийся потом с «Сыном Отечества», который Б. издавал до 1835 г. вместе с Н. И. Гречем; с ним же он издавал, начиная с 1825 г., газету «Северная Пчела», в которой писал более 30-ти лет критические статьи и фельетон, посвященный полемике, рекламам и обличениям литературных противников газеты в неблагонамеренности. Эти предметы составляли главнейший мотив всей литературной деятельности Б. и придали ей своеобразный характер, обративший его имя в нарицательное. Кроме того, он издавал «Литературные Листки» (1823 — 24); «Детский Собеседник» (1826 — 27); «Эконом»(1841) и альманах «Русская Талия» (1825). Наряду с газетными и журнальными статьями, Б. написал нисколько имевших в свое время успех романов, которые называл «нравоописательными»: «Иван Выжигин»(4 ч., Спб., 1829); «Петр Иванович Выжигин» (4 ч., Спб., 1831); «Памятные записки Чухина» (1835) и исторические повести: «Дмитрий Самозванец» (1830) и «Мазепа» (1834); издал под своим именем сочинение дерптского профессора Н. А. Иванова: «Россия в историческом, статистическом, географическом и литературном отношениях» (6 ч., Спб., 1837), несколько мелких брошюр и"Воспоминания" (1846 — 49). Одновременно с литературными занятиями, Б. служил сначала в министерстве народного просвещения, потом — в государственном коннозаводстве, и пользовался особенным: хотя и презрительным покровительством начальника III отделения Соб. Е. И. В. Канцелярии, генерала Дубельта. Литературная его деятельность прекратилась в начале 1857 г., а умер он 1 сентября 1859 г. на своей даче «Карлово», близ Дерпта. Полное собрание его сочинений вышло в 7 частях в Спб., 1839 — 44. Биография, написанная его многолетним сотрудником Н. Гречем — в «Русской Старине»1871 г. Ср. также «Записки» Греча, изданные в 1884 г. и «Сочинения» Белинского т. IV и др.

159
{"b":"4756","o":1}