ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Орлеанская линия, вступившая на французский престол в 1830 г. и низложенная в 1848 г., ведет свое начало от второго сына Людовика XIII и брата Людовика XIV, герцога Филиппа I Орлеанского ум. в 1701 г. Он оставил от второго брака с Елизаветой-Шарлоттой Пфальцской, Филиппа II герцога Орлеанского, регента Франции во время несовершеннолетия Людовика XV. Сын последнего Луи-Филипп, герцог Орлеанский, ? 1752 г., оставил сына. тоже Луи Филиппа, герцога Орлеанского, умершего в 1785 г. Его сын Луи-Жозеф-Филипп, герцог Орлеанский прозванный Эгалите, погиб в 1793 г. на эшафоте. Старший сын его Людовик-Филипп носивший при жизни отца титул герцога Шартрского, а затем — герцога Орлеанского, с 1830 по 1848 г. был королем Франции и ум. 1850 г.

Испанская линия. Людовик XIV посадил в 1700 году своего внука Филиппа, герцога Анжуйского, на испанский престол, и тот под именем Филиппа V положил начало испанской Бурбонской династии. Ему наследовал сын его Фердинанд, умерший бездетным; потом царствовали Карл III, брат Фердинанда, и Карл IV, сын Карла III, низвергнутый Наполеоном. Старший сын Карла IV, после падения империи, вступил на испанский престол под именем Фердинанда VII; а второй сын, дон Карлос, долгое время был претендентом на испанскую корону. После смерти Фердинанда VII остались две дочери: 1) Изабелла-Мария-Луиза, которая, вступив на испанский престол под именем Изабеллы II, принуждена была в 1868 г. от него отказаться; сын ее, Альфонс, занял вновь престол в 1875 г., под именем Альфонса XII; а после его смерти, последовавшей в 1885 г., наследовал ныне царствующий 5 летний сын его Альфонс XIII. 2) Луиза-Мария-Фердинанда, супруга герцога Антона Монпансье.

Неаполитанская линия. Вследствие войны за Испанское наследство, королевство Обеих Сицилий перешло от Филиппа V испанского к императору Карлу VI Габсбургу. После Венского мира младший сын Филиппа V, дон Карлос, в 1735 году стал королем Обеих Сицилий под именем Карла III. Когда последний должен был наследовать брату своему Фердинанду VI на испанском престоле, он предоставил корону Неаполя и Сицилии своему третьему сыну, названному Фердинандом IV, с условием, что эта корона не должна впредь соединиться с короной Испании. В 1806 г. Фердинанд IV должен был бежать из Неаполя, но после падения Наполеона опять сделался королем Обеих Сицилий под именем Фердинанда и. Ему наследовал сын Франциск I, оставивший престол своему сыну Фердинанду II которому наследовал сын его под именем Франциска II. Франциск II в 1860 г. лишился престола, и владения его перешли к новому Итальянскому королевству.

Герцогства Парма и Пиаченца были отданы Австрией по Аахенскому миру 1748 г. младшему сыну Филиппа V, дон Филиппу, с тем однако условием, что, в случае неимения мужского потомства, или если таковое заиметь престол обеих Сицилий или испанский, оба герцогства переходят обратно к Австрии. Филиппу наследовал в 1765 г. сын его Фердинанд и. Сын последнего, Людовик, получил в 1802 г. Тоскану с титулом короля Этрурии; ему наследовал сын его Карл-Людвиг-Фердинанд, вскоре, однако, вынужденный отказаться от престола (Этрурия перешла к Франции). По Венскому конгрессу Парма и Пиаченца перешли к супруге Наполеона Марии-Луизе, а пармской Бурбонской линии было дано взамен герцогство Лукка. Поеле смерти МарииЛуизы (1847 г.) Парма и Пиаченца перешли вновь к линии Б., которая, со своей стороны, еще раньше возвратила герцогство Лукку Тоскане. Представителем ее в это время был Карл III, умерщвленный в 1854 г. От его брака с дочерью герцога Беррийского осталось 4-ро детей, из которых старший, Роберт-Карл-Людовик-Мария, наследовал отцу, причем управление государством перешло к матери-регентше. Волнения 1859 г. заставили его сложить корону. Ср. Coiffier Demoret, «Histoire du Bourbonnais et des Bourbons» (2 т., Пар., 1828); Achaintre, "Histoire chronolopique et gеnealogique de la maison royale de B. " (2 т., Пар., 1825); La Mure, "Histoire des duсs de B. " (3 т., Пар., 1860 — 68); Dussieux, "Genealogie de la maison de В. « (Пар., 186»).

Бургаве

Бургаве (Герман Boerhaave) — один из знаменитейших врачей XVIII столетия, род. 1668 в маленькой деревне Вооргоуд (предместье Лейдена), в Голландии, и уже на 11 году жизни приобрел, под руководством отца, обширные сведения в латинском и греческом языках и изящных науках. Рассказывают, что около этого времени у него образовалась язва на голени, от которой тогдашние врачи не могли излечить его в течение целых 7 лет, пока он сам себя не вылечил, и что будто бы это обстоятельство и определило его будущее назначение. На 15 году жизни, лишившись отца; Б. отправился в Лейден, изучал там историю, натур-философию, логику и метафизику, даже еврейский и халдейский языки, чтобы читать Священное писание в оригинале и добывал себе скудные средства к жизни частными уроками. Согласно желанию отца, он сначала готовил себя для духовного звания, от которого однако его оттолкнула крайняя нетерпимость тогдашнего духовенства ко всякому, скольконибудь самостоятельному мнению. С тех пор он окончательно посвятил себя медицине. Получив докторскую степень, он в 1701 г. сделался профессором медицины в Лейдене, а в 1709 г. профессором ботаники и медицины. В это время им изданы 2 главнейших его сочинения: «Институции» и «Афоризмы», написанные им для учеников и составлявшие как бы объяснительный текст к его лекциям. В 1715 г. ему была передана кафедра практической медицины, причем он открыл больницу, где 2 раза в неделю демонстрировал своим ученикам больных, чтобы научить их, как нужно наблюдать и лечить болезни. Наконец, 1718 г., вопреки его желанию, университет поручил ему кафедру химии. По остроумному выражению одного из его биографов, Б. одной своей особой представлял целый факультет. Он же первый в Нидерландах стал читать лекции о глазных болезнях. Ум. 23 сент. 1738 г. от болезни сердца.

Слава Б. как практического врача не уступала его известности, как теоретика. Со всех стран к нему стекались больные, и даже коронованные особы не находили для себя унизительным делать ему визиты. В доказательство его необычайной известности часто приводится письмо, полученное им от одного китайского мандарина по адресу: «Бургаве, врачу в Европе». Город Лейден должен был раздвинуть свои укрепления и выстроить новые дома, чтобы дать помещение его многочисленным слушателям. Когда, однажды, после 6 месячной болезни, он в первый раз появился на улице, то город отпраздновал это событие иллюминацией. После его смерти ему воздвигли в Лейдене простой, но достойный его имени памятник с надписью: «Salutifero Boerhaavii genio sacrum». Дочери своей он оставил состояние в 4 милл. франков. Это подало повод к обвинению его в корыстолюбии; но из его биографии известно, что он отличался чрезвычайной благотворительностью, но только любил помогать втайне.

Что касается его ученых заслуг, то Б. имел уже правильное понят о происхождении нервов из серого вещества центральных нервных органов и об их распространении к периферии, много способствовал распространению верного взгляда Бриссо на местонахождение катарактов и полагал возможным излечивать оспу, посредством препаратов ртути и сурьмы. В своей вступительной речи от 1709 г. «De commendando studio Hippocratico» он доказывал, что можно быть хорошим врачом, владея лишь немногими лекарствами, если держаться подальше от произвольных гипотез. Во всех своих трудах он исходил из того предположения, что самый верный руководитель в лабиринте систем — история медицины, а основание всякого знания лежит в наблюдении при помощи чувств, но что психические процессы, равно как первоначальные физические и последние метафизические причины явлений одинаково недоступны физическому методу. В этом духе работал он сам и учил работать своих учеников, к которым принадлежали такие люди, как Галлер, ван Свитен, де Гаэн и Прингле. Его знаменитейшие сочинения: «Institutiones medicae in usus exercitationis annuae domesticos» (Лейд.1708) и «Aphorismi de cognoscendis et curandis morbis, in usum doctrinae medicae» (Лейд.1709) долгое время служили основанием для практического преподавания медицины. Слава Б. зиждется не на его систематических учениях, а на постоянном устном и письменном заступничестве за необходимость точного метода в медицине. Cp. Burton, «An account of the life and writings of В.» (Лонд. 1743, 2 т. ); Ionnson, «Life of H. В.» (Лонд. 1834); Kesteloot, «Lofrede op H. В.» (Лейден, 1825).

166
{"b":"4756","o":1}