ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Насколько изучение былин еще до сих пор несовершенно и к каким противоречивым результатам оно привело некоторых ученых — можно судить хотя бы только по одному следующему факту: Орест Миллер, враг теории заимствований, старавшийся везде в былинах найти чисто народный русский характер, говорит: "Если отразилось какоенибудь восточное влияние на русских былинах, так только на тех, которые и всем своим бытовым складом отличаются от склада старославянского; к таким относятся былины о Соловье Будимировиче и Чуриле. А другой русский ученый, Халанский, доказывает, что былина о Соловье Будимировиче стоит в самой тесной связи с великорусскими свадебными песнями. То, что О. Миллер считал совсем чуждым русскому народу — т. е. самосватание девушки, — по Халанскому сушествует еще теперь в некоторых местах Южной России. Приведем здесь, однако, хоть в общих чертах, более или менее достоверные результаты исследований, полученные русскими учеными.

Что былины претерпели многие и притом сильные перемены, сомневаться нельзя; но точно указать, каковы именно были эти перемены, в настоящее время крайне трудно. На основании того, что богатырская или героическая природа сама по себе везде отличается одними и теми же качествами — избытком физических сил и неразлучною с подобным избытком грубостью, О. Миллер доказывал, что русский эпос на первых порах своего существования должен был отличаться такою же грубостью; но так как, вместе со смягчением народных нравов, такое же смягчение сказывается и в народном эпосе, поэтому, по его мнению, этот смягчительный процесс надо непременно допустить в истории русских былин. По мнению того же ученого, былины и сказки выработались из одной и той же основы. Если существенное свойство былин — историческое приурочение, то чем оно меньше заметно в былине, тем она ближе подходит к сказке. Таким образом выясняется второй процесс в развитии былин: приурочение. Но, по Миллеру, есть и такие былины, в которых еще вовсе нет исторического приурочения, причем, однако. он не объясняет нам, почему он такие произведения не считает сказками? («Опыт»). Затем, по Миллеру, разница между сказкой и былиной заключается в том, что в первой мифический смысл забыт раньше и она приурочена к земле вообще; во второй же мифический смысл подвергся изменениям, но не забвению. С другой стороны, Майков замечает в былинах стремление сглаживать чудесное. Чудесный элемент в сказках играет другую роль, чем в былинах: там чудесные представления составляют главную завязку сюжета, а в былинах они только дополняют содержание, взятое из действительного быта; их назначение — придать более идеальный характер богатырям. По Вольнеру, содержание былин теперь мифическое, а форма — историческая, в особенности же все типические места: имена, названия местностей и т. д.; эпитеты соответствуют историческому, а не былинному характеру лиц, к которым они относятся. Но первоначально содержание былин было совсем другое, именно действительно историческое. Это произошло путем перенесения былин с Юга на Север русскими колонистами: постепенно колонисты эти стали забывать древнее содержание; они увлекались новыми рассказами, которые более приходились им по вкусу. Остались неприкосновенными типические места, а все остальное со временем изменилось. По Ягичу, весь русский народный эпос насквозь проникнут христиански-мифологическими сказаниями, апокрифического и неапокрифического характера; из этого источника заимствовано многое в содержании и мотивах. Новые заимствования отодвинули на второй план древний материал, и былины можно разделить поэтому на три разряда: 1) на песни с очевидно заимствованным библейским содержанием; 2) на песни с заимствованным первоначально содержанием, которое, однако, обработано более самостоятельно и 3) на песни вполне народные, но заключающие в себе эпизоды, обращения, фразы, имена, заимствованные из христианского мира. О. Миллер не совсем с этим согласен, доказывая, что христианский элемент в былине касается только внешности. Вообще, однако, можно согласиться с Майковым, что былины подвергались постоянной переработке, соответственно новым обстоятельствам, а также влиянию личных взглядов певца. Тоже самое говорит Веселовский, утверждающий, что былины представляются материалом, подвергавшимся не только историческому и бытовому применению, но и всем случайностям устного пересказа («Южнорусские былины»). Вольнер в былине о Сухмане усматривает даже влияние новейшей сантиментальной литературы XVIII в., а Веселовский о былине «Как перевелись богатыри» говорит вот что: «Две половины былины связаны общим местом весьма подозрительного характера, показывающим, как будто внешней стороны былины коснулась эстетически исправляющая рука». Наконец, в содержании отдельных былин не трудно заметить: разновременные наслоения (тип Алеши Поповича), смешение нескольких первоначально самостоятельных былин в одну (Вольга Святославич или Волх Всеславич), т. е. объединение двух сюжетов, заимствования одной былины у другой (по Вольнеру, начало Б. о Добрыне взято из Б. о Вольге, а конец из Б. о Иване Годиновиче), наращения (былина о Соловье Будимировиче у Кирши), большая или меньшая порча былины (рыбниковская распространенная Б. о Берином сыне, по Веселовскому) и т. п.

Остается еще сказать об одной стороне былин, именно об их теперешней эпизодичности, отрывочности. Об этом обстоятельнее других говорит О. Миллер, который считал, что первоначально былины составляли целый ряд самостоятельных песен, но со временем народные певцы стали сцеплять эти песни в большие циклы: происходил, словом, тот же процесс, который в Греции, Индии, Иране и Германии привел к созданию цельных эпопей, для которых отдельные народные песни служили только материалом. Миллер признает существование объединенного, цельного Владимирова круга, державшегося в памяти певцов, в свое время образовавших, по всей вероятности, тесно сплоченные братчины. Теперь таких братчин нет, певцы разъединены, а при отсутствии взаимности никто между ними не оказывается способным хранить в своей памяти все без исключения звенья эпической цепи. Все это очень сомнительно и не основано на исторических данных; благодаря тщательному анализу, можно только допустить, вместе с Веселовским, что «некоторые былины, напр. Гильфердинга №27 и 127, являются, во-первых, продуктом выделения былин из киевской связи и вторичной попытки привести их в эту связь после развития в стороне» («Южнорусские былины»).

Главные сборники былин: Кирши Данилова, «Древние русские стихотворения», изданы в 1804, 1818 и 1878; Киреевского, Х выпусков, издан, в Москве 1860 года и след.; Рыбникова, четыре части (1861 — 1867); Гильфердинга, изд. Гильтебрантом под заглавием: «Онежские былины» (Спб., 1873); Авенариуса, «Книга о киевских богатырях» (Спб., 1875); Халанского (1885). Кроме того, варианты былин встречаются: у Шейна в сборниках великорусских песен ("Чтения Моск. Общ. Ист. и Древа. " 1876 и 1877 и отд. ); Костомарова и Мордовцевой (в IV части «Летописи древней русской литературы Н. С. Тихонравова»); былины, печатанные Е. В. Барсовым в «Олонецких Губернских Ведомостях» после Рыбникова, и наконец у Ефименка в 5 кн. «Трудов Этнографического отдела Московского Общества любителей естествознания»; 1878.

Ряд сочинений, посвященных изучению былин, начинает статья К. С. Аксакова: «О богатырях Владимировых» (Сочинения, т. I). Затем следуют: Ф. И. Буслаева, «Русский богатырский эпос» ("Русский Вестн. ", 1862); Л. Н. Майкова, «О Б-х Владимирова цикла» (Спб., 1863); В. В. Стасова, «Происхождение русских былин» ("Вестн. Евр. ", 1868, причем ср. критики Гильфердинга, Буслаева, Вс. Миллера в "Бесед. Общ. люб. рос. слов. ", кн. 3; Веселовского, Котляревского и Розова в "Трудах Киевс. дух. акад. ", 1871 г., и, наконец ответ Стасова: «Критика моих критиков»); О. Миллера, «Опыт исторического обозрения русской народной словесности» (Спб., 1865) и «Илья Муромец и богатырство киевское» (Спб., 1869 г., критика Буслаева в «XIV присуждении Уваровских наград» и "Журн. Мин. Нар. Пр. " 1871); К. Д. Квашнина-Самарина, «О русских былинах в историкогеографическом отношении» («Беседа», 1872); его же, «Новые источники для изучения русского эпоса» («Русский Вестник», 1874); Ягича статья в "Archiv fur Slav. Phil. "; М. Каррьера, «Die Kunst im Zusammenhange der Culturentwickelung und die Ideale der Menschheit», вторая часть, перев. Е. Коршем; Рамбо, «La Russie epique» (1876); Вольнера, «Untersuchungen uber die Volksepik der Grossrussen» (Лейпп.., 1879); Веселовского в "Archiv fur Slav. Phil. " т. III, VI, IX и в "Журн. Мин. Нар. Прос. " 1885 декабрь, 1886 декабрь, 1888 май, 1889 май, и отдельно «Южнорусские былины», часть I и II. 1884 г.; Жданова, «К литературной истории русской былевой поэзии» (Киев, 1881); Халанского, «Великорусские былины киевского цикла» (Варшава, 1885). И. Лось.

175
{"b":"4756","o":1}