ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Последовавшая в 1855 году кончина не дозволила императору Николаю I выполнить задуманное им преобразование хозяйственного быта поселян Царства Польского. Продолжение и окончательное приведение в исполнение этой реформы в царствование императора Александра II встретило препятствие в Крымской кампании. Предпринятые после заключения Парижского мира (30 марта 1856 года), законодательные меры не приносили однако ожидаемых правительством плодов в виду того, что постановление: от 16/28 декабря 1858 года о добровольном очиншевании крестьян, от 4/16 мая 1861 года о замене Б. законным выкупом и 24 мая (5 июня) 1862 об обязательном очиншевании, не встретили со стороны поместного дворянства того содействия, без которого успех этих мер был невозможен. Наконец, восстание 1863 г. отдалило исполнение окончательного устройства быта поселян и лишь после усмирения бунта 19 февраля (2 марта) 1864 г. был издан Высочайший указ об устройстве крестьян Царства Польского, коим к означенным крестьянам были применены главные черты, легшие в основание устройства быта русских крестьян. На основании этого указа (ст. 2, 3, 14 — 17 п. а) с 3/15 апреля 1864 г. крестьяне были освобождены навсегда от всех, без исключения, повинностей, отбываемых ими в пользу владельцев имений, а в том числе и от Б., которые были заменены денежным поземельным налогом в пользу казны; за упраздняемые повинности крестьян, владельцам частных и институтских и пожалованных имений предоставлено от правительства вознаграждение, в виде ликвидационного капитала, размер которого определялся оценкою лежавших на крестьянах повинностей. При этом в оценку не должны были входить всякого рода даремщины и принудительные наймы, хотя бы они были основаны на контрактах, заключенных до обнародования указа 26 мая 1846 года, и хотя бы срок этим контрактам еще не истек. В усадьбах, где отбывалась одна недельная Б. или Б. с добавочными рабочими днями, или с не подлежащими вознаграждению повинностями, но без всякого чинша или сбора натурою, вышеозначенная оценка должна была быть произведена переводом всех рабочих дней на деньги по особо установленными правилам.

В Литве, как видно из постановлений «Литовского статута» в 1529 году, большая часть низшего сословия считалась искони свободною, рабами были только военнопленные; даже встречаются здесь кроме плена все другие способы отречения от личной свободы — продажа себя в рабство, рождение от рабов, брак с рабами, выдача в рабство за преступление, были ограничены обычаем до значения временной срочной сделки или вовсе отстранены. Кроме этой «невольной челяди» панские земли еще населяли земледельцы разных наименований и стоявшие к вотчиннику в разных отношениях. Ближе к челяди стояли так называемые «отчичи» (oyczycy), крепкие земле и платившие господину Б. и данью; менее зависимый и значительно более многолюдный класс составляли «данники», обязанные лишь известными податями. С проникновением в Литву польских юридических понятий и обычаев, данники постепенно обращаются в отчичей, хотя сохраняют право собственности на свои земли, а следующие с них повинности определялись рядом. Отбываемая крестьянами Б., кроме хлебопашества, кошения сена и др. сельскохозяйственных работ, заключалась еще в производстве господских построек, подводной и сторожевой повинности, иногда же поселяне обязаны были заниматься звериною и рыбною ловлею, охотою на бобров и т. п. Эта барщина (panszczyzna) точно определялась в особых актах, носивших название «инвентарей», которые первоначально составляли исчисление тех личных обязанностей, которые селящийся на помещичьей земле свободный хлебопашец принимал на себя добровольно, но с XVIII в. сделались выражением непременных повинностей, обязательных для всех живущих на господской земле крестьян. Причины этой перемены следует искать как в возросшем в то время богатстве и власти землевладельцев, так и в постепенном установлении крепостнических взглядов, которые однако получили общую законодательную санкцию лишь с введением в Западный губернии России Свода Законов Российской империи (1840).

В 1844 правительством были приняты меры к пересмотру и упорядочению инвентарей, для чего были учреждены особые «инвентарные комитеты», которые в 1857 высказались в пользу освобождения крестьян, идея которого давно укоренилась в умах литовского дворянства. В губерниях, составившихся из прежней Литвы, все повинности крестьянина, а в том числе и Б" рассчитывались не по числу тягот, а по количеству и по качеству поземельных угодий, составляющих отдельное хозяйство — «хату» (chata). Средняя Б. с уволочной (20-ти десятинной) хаты заключалась в следующем: 1) хата еженедельно должна была выставить до 3 человек пеших или, смотря по надобности, с упряжью и орудиями и до 3 пеших работниц; 2) во время сенокоса и уборки сена она должна была давать с каждой мужской рабочей души от 6 до 12 дней, а во время жатвы столько же дней с каждой женской души, — это так называемая «сгонная» Б. (gwatty) и 3) по очереди с хат наряжались 1 или 2 крестьянина для ночного караула в помещичьем дворе. Те же порядки существовали в Юго-Западной Руси. т. е. в нынешних губерниях: Киевской, Подольской и Волынской, когда они входили в состав Польши. В этих северо-западных и юго-западных губерниях Б. исчезла окончательно с переводом крестьян на обязательный выкуп, причем она была переведена, по особым правилам, на денежную повинность (оброк).

Это прекращение обязательных поземельных отношений между помещиками и крестьянами произошло в губерниях: Виленской, Гродненской, Ковенской и Минской, а также в уездах динабургском, дрисенском, люцинском и режицком Витебской губ. — с 1 мая 1863, в губернии Могилевской и остальных уездах Витебской — с 1 января 1864 и в губерниях: Киевской, Подольской и Водцнской — с 1 сентября 1863 г.

В Остзейских губерниях коренное население страны, с покорением ее Меченосцами, подпало под полное и неограниченное владычество рыцарей, родоначальников позднейшей знати. Личная деятельность земледельца вполне и безотчетно зависела от произвола землевладельца, с которым, хотя и безуспешно, борются уже в XVI в. польские короли Стефан Баторий и Сигизмунд III. Когда в 1629 г. Лифляндия подпала под шведское владычество, Густав-Адольф учредил специальную комиссию для определения количества предоставленной крестьянам земли и составления инвентаря их повинностей. При Карле XI в 1687 было преступлено к составлению кадастра для Лифляндии, на основании чего все крестьянские земли (Bauerland) были разделены на равные по доходности, хотя и различные по величине, участки, называемые «гакенами» (Haken), доходности которых (60 талеров) должны были соответствовать все отбываемые каждым участком повинности, вместе взятые. Повинности эти были оценены по особой таксе и внесены в кадастровые книги (Wackenbucher), что, понятно, в значительной степени ограничивало своеволие помещика. Эта мера не успела однако улучшить того бедственного состояния, в котором застало крестьян Лифляндии и Эстляндии русское владычество, утвердившееся здесь с 1710 — 1721. Вскоре затем нашим правительством было запрещено арендаторам государственных имуществ самовольно располагать работами крестьян, брать их в услужение или отдавать в службу и наем другим хозяевам. Затем, по настоянию императрицы Екатерины II (1765), лифляндское дворянство обязалось, в числе других сделанных крестьянам уступок, не увеличивать держащих на них повинностей, но обещания эти по большей части не были исполнены и прежние порядки просуществовали до начала нынешнего столетия, когда в Прибалтийском крае началось движение (по инициативе Эстляндии) в пользу освобождения крестьян. В Положении, временно утвержденном 27 августа 1804 года для Эстляндии, не заключалось однако точного определения повинностей, лежащих или могущих быть наложенными на крестьян. Лифляндское Положение, Высочайшие утвержденное 20 февраля 1804, обратило на этот вопрос больше внимания. Так, по силе его, помещику не предоставлялось права принуждать крестьян поступать к нему в личное услужение и увеличивать повинности, записанные в урочные положения (Wackenhuchor); кроме того, сохранено было соответствие повинностей доходности гакена, причем последняя была оценена в 80 талеров, указаны правила для определения суммы всякого рода повинностей для распределения их по временам года и для определения Б. либо пешими, либо конными днями, либо дневным уроком для разного рода работ и, наконец, ограничено пространство обрабатываемых для помещика барщиною земель (оно не должно было превышать известных границ, расчисленных по количеству барщин).

35
{"b":"4756","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Клинок Богини, гость и раб
Сфинкс. Тайна девяти
«Смерть» на языке цветов
Мне снова 15…
Девушка из Англии
Убийство в переулке Альфонса Фосса
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Глиняный колосс